В России нет стратегии борьбы с сельскохозяйственными потерями 

В России нет стратегии борьбы с сельскохозяйственными потерями
Фото: Российская Газета
22 мая 2020 года в числе налоговых льгот для поддержки бизнеса разрешила передавать на благотворительность часть продуктов (на сумму до одного процента от выручки) без уплаты налога на прибыль. А в конце июня комитет Госдумы по экологии и охране окружающей среды подготовил и направил на рассмотрение в профильные ведомства законопроект о нормах переработки просроченной продукции в корма для животных, удобрения и биогаз.
Сейчас по российскому законодательству образующиеся на предприятиях торговли некачественные и просроченные продукты должны быть либо уничтожены (например, захоронены на полигоне ТКО), либо утилизированы (переработаны). «Пищевые отходы являются очень ценным и полезным ресурсом для изготовления корма животным, удобрений, биогаза, что также позволяет снизить стоимость новых продуктов для потребителя. Однако не всегда такие ресурсы могут быть эффективно использованы, их потери достигают огромных масштабов», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.
Ежегодные объемы образования пищевых отходов предприятий, которые входят в Ассоциацию компаний розничной торговли (АКОРТ), составляют более 700 тысяч тонн в год. При переработке этот объем мог бы год снабжать электроэнергией 400 тысяч граждан. Но предприятиям торговли невыгодно отправлять на утилизацию «просрочку», поскольку всевозможные экспертизы требуют финансов и времени. Поэтому чаще всего такая продукция направляется на полигоны по захоронению ТКО, где она разлагается и «наносит серьезный вред окружающей среде, увеличивая выбросы газа метана в атмосферу, повышая риски возникновения пожаров».
Между тем в получении такой продукции заинтересованы фермеры, зоопарки, приюты для животных. А компании, занимающиеся ее утилизацией, готовы нести расходы на экспертизу, перерабатывать такую пищу в корма для животных. Однако действующее законодательство этого делать не позволяет. Законопроектом предлагается разрешить оборот такой продукции для производства удобрений и кормов для животных.
Между тем проблема использования пищевых отходов во всем мире рассматривается шире — как управление пищевыми потерями по всей производственно-сбытовой цепочке от поля до холодильника. К 2030 году, по планам , их необходимо сократить вдвое.
Магазинам невыгодно отправлять на утилизацию «просрочку», это требует времени и денег
"Вопросы эффективного управления продовольственными потерями и органическими отходами — неотъемлемая часть продовольственной безопасности страны", — утверждается в недавнем исследовании Центра развития потребительского рынка московской школы управления «Сколково». Ежегодно в мире теряется или выбрасывается треть всех производимых продуктов питания — около 1,3 миллиарда тонн в год, в денежном эквиваленте это 7,5 триллиона долларов. При этом, отмечают авторы исследования, достоверных данных о продовольственных потерях в России не существует. По данным Росстата, они составляют 0,6 процента, а по данным экспертного сообщества — более 40 процентов. На этапе выращивания и сбора, в зависимости от вида продукции, они составляют 10-30 процентов (в рыболовстве — до 45 процентов), в переработке — 5-30 процентов (до 50 процентов — в растениеводстве), при транспортировке и хранении — 5-15 процентов (до 30 процентов — в растениеводстве), на этапе реализации — 10-30 процентов.
Причинами потерь могут быть как человеческий фактор (низкая квалификация сотрудников или плохие условия труда), так и экономические (например, предприятию экономически целесообразно использовать только наиболее ценные элементы сырья в производстве), технологические (сбой в работе оборудования или недоступность современных технологий) и природно-климатические факторы (экстремальные погодные явления и проч.)
Разные страны мира пытаются решить проблему пищевых потерь по-своему. Но в основном предлагается избавляться от потерь, формирующихся в розничной продаже, — нереализованного и некондиционного товара, рассказывает начальник Центра экономического прогнозирования . Между тем, по ее словам, в структуре потерь не последнее место занимает нереализованная еда из предприятий общепита, выброшенная из-за истечения срока годности еда, купленная потребителями, а также потери в полях. По данным ФАО, на ритейл приходится до 25 процентов потерь продовольствия в странах Европы или Северной Америки. В то время как в конечном потреблении — в домохозяйствах и HoReCa (гостинично-ресторанный бизнес) — половина, говорит эксперт.
Продовольственные потери образуются и на стадии производства (если плохой комбайн не смог качественно собрать хороший урожай), и в процессе потребления (ресторан не имеет права второй раз разогревать еду и поэтому выбрасывает ее), говорит директор Института аграрных исследований . По ее словам, в развитых странах основная часть потерь приходится на этап потребления. Поскольку на продовольствие тратится маленькая часть дохода, выбросить полбуханки черствого хлеба или пакет прокисшего молока для многих — не проблема.
1,3 миллиарда тонн произведенной в мире еды ежегодно выбрасывается
"Мир выработал схему борьбы с потерями в виде обратной пирамиды, развернутой широким основанием вверх. Сначала пищевые потери должны использоваться для питания людей. Если их не получилось использовать для этого, тогда нужно переработать их в корма и компост, потому что в конечном итоге это опять пойдет на пропитание людей. Если и это не получилось, то тогда пускаем их в переработку на спирт. И уже совсем маленькую часть мы с вами можем захоронить", — рассказывает Евгения Серова. Однако пока весь мир старается не допустить пищевые потери, в России этот вопрос решается с точностью до наоборот — в плоскости «где захоронить».
По ее словам, борьба с потерями для бизнеса не всегда является экономически выгодной. Проще оставить треть зерна в поле, чем вкладывать большие средства в улучшение системы хранения и транспортировки. Но ресурсы земли ограничены, поэтому следует позаботиться об их сохранении и увеличении эффективности их использования. Кроме того, нельзя забывать о том вреде, который наносят разлагающиеся пищевые отходы окружающей среде, подчеркивает Евгения Серова. Поэтому государство должно найти стимулы, ограничения и наказания, которые будут заставлять бизнес сокращать продовольственные потери.
В большинстве стран разработаны стратегии борьбы с сельскохозяйственными потерями. Есть они не только в наиболее развитых странах, но, например, и в таких, как Китай, Индия и даже ряд африканских стран. Однако в России такой стратегии нет, а есть только разрозненные меры, отмечает эксперт.
Впрочем, она признает, что в последнее время и в России начинают задумываться об этом вопросе. Заявленный Комитетом Госдумы законопроект хотя и не решает проблему полностью, но обращает внимание на нее. Вместе с тем, по мнению Евгении Серовой, пока системного государственного подхода к этому вопросу в стране не выработано. Более того, непонятно, какое ведомство должно курировать эту работу — минприроды, минсельхоз, .
Кстати
Эксперты считают, что налоговое законодательство нуждается в изменении, чтобы предприятия торговли могли бы передавать нуждающимся людям продукцию, у которой скоро истекает срок годности. Помимо налога на прибыль, необходимо освобождать эту часть продуктов и от уплаты НДС. С таким предложением в адрес в начале июня выступил благотворительный фонд продовольствия «Русь». В прошлом году он передал на благотворительность 5,7 тысячи тонн продовольствия. По подсчетам фонда, если предотвратить утилизацию 1,2 миллиона тонн продуктов в год, то можно каждый месяц бесплатно выдавать по 5 килограммов качественного продовольствия с действующими сроками годности более чем 18 миллионам малоимущих граждан.
Инфографика «РГ» / Антон Переплетчиков /
Видео дня. Годовалую дочь заморозила в сарае. Мать в Татарстане выпила и забыла про ребёнка
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео