Никита Иванов, ФОНБЕТ, руководитель CSR – благотворительность, помощь

во время пандемии реализовал благотворительные проекты на 70 млн рублей. Точечно, адресно, без намёка на формальность.
Никита Иванов, ФОНБЕТ, руководитель CSR – благотворительность, помощь
Фото: Чемпионат.comЧемпионат.com
попал на работу в БК ФОНБЕТ благодаря счастливому случаю. Теперь он возглавляет отдел CSR и представляет «социальную ответственность» крупнейшего букмекера . Иванов точно знает, что благотворительность не может быть формальной. Тогда в ней останется очень мало смысла.
«СЛУЧАЙ. ПРОСТО СЧАСТЛИВЫЙ СЛУЧАЙ»
— Никита, что такое CSR? — Строгие слова официальной документации – «социальная ответственность компании». Более просто и понятно для многих – благотворительность. Мне кажется, в нашей стране к тому, что принято называть благотворительностью, относятся достаточно формально. Как к данности, как к вынужденной необходимости. Это не хорошо и не плохо, просто так есть. Это конкретная примета конкретного отрезка времени развития нашей страны. Постигнуто разумом, но не постигнуто сердцем. А подобная работа не может быть формальной, тогда она становится до известной степени бессмысленной. Я думаю, что ФОНБЕТ в своё время удалось честно ответить на вопросы – зачем, для кого и как. Хотя и наш опыт в сфере благотворительности невелик — мы всерьёз начали заниматься этим лишь в 2017 году.
На чём строится букмекерский бизнес? Конечно, в первую очередь на спорте. Спорт – это и один из государственных приоритетов. Существует специальная государственная программа, профильное министерство, многочисленные спортивные федерации, но знаете, как говорят: «у нас есть всё, но не везде и не всегда». ФОНБЕТ решила в первую очередь помочь тем, кто особенно нуждается во внимании, самым незащищённым: детям-инвалидам, воспитанникам детских домов и интернатов. Почему-то бытует мнение, что спорт высоких достижений им недоступен. Так вот, мы работаем для того, чтобы это заблуждение опровергнуть. Мы с этого начинали, плотно занимаемся сейчас и, уверяю, будем этим заниматься всегда.
— Как и когда вы пришли в ФОНБЕТ? — К 2016 году, по многим причинам, я совершенно исчерпал себя в сфере трудовой деятельности в самых разнообразных СМИ. От музыкального ведущего на радио SNC в 1992 году до шеф-редактора итогового выпуска новостей канала ТВЦ в 2016-м. Хотя по образованию я учитель русского языка и литературы, закончил филологический факультет Московского государственного педагогического университета. Что касается начала работы в ФОНБЕТ Случай, знаете, самый распространённый вид определения дальнейшей судьбы человека. Просто счастливый случай. — Сколько человек в вашем отделе и что они успели сделать? — Сейчас в отделе четыре человека, но думаю, что в ближайшее время их будет больше. При этом нашему отделу помогает практически вся компания, все её структурные подразделения. За три с половиной года сделано, как мне кажется, немало. С 2017 года компания запустила благотворительную программу “Ставка на добро”, создала соответствующий раздел на своём сайте и благотворительный электронный адрес — dobro@bkfon.ru. За это время мы получили десятки обращений, каждое внимательно изучили и по каждому приняли решение. Мы помогли в организации детских футбольных и хоккейных турниров, организовали поездки ребят из детских домов и интернатов на матчи чемпионата мира по футболу, несколько раз ездили с ними на тренировочную базу национальной команды, на лучшие хоккейные, футбольные и баскетбольные матчи. — Готовы выделить какой-то отдельный проект? — Возможно, совместную акцию ФОНБЕТ с КХЛ и детской следж-хоккейной лигой. Следж-хоккей – это паралимпийская версия классического хоккея. Мы назвали акцию «Голевая передача». ФОНБЕТ присвоила каждой заброшенной шайбе в сезоне КХЛ денежный номинал. По итогам месяца полученная сумма направлялась в распоряжение российской детской следж-хоккейной лиги: на помощь в создании новых команд, покупку для ребят спортивного инвентаря, на аренду льда для тренировок и оплату работы тренеров. Общая сумма получилась вполне серьёзной – около трёх миллионов рублей.
ПОМОЩИ В 30 МЛН ОКАЗАЛОСЬ МАЛО. УВЕЛИЧИЛИ ЕЁ ДО 70-ТИ»
— Как пандемия повлияла на работу CSR? — Сразу скажу, что мы не закрыли ни одного проекта. Приостановили – да, но не отменили, все они обязательно будут продолжены. Конечно, пандемия изменила всё. Мне кажется, что её всеохватность изменила какие-то основы существования человечества на планете. Ещё в начале весны мы слабо представляли масштаб возможного бедствия, но потом счет заражённых пошел на сотни и тысячи, тогда и стало понятно: на государственную систему здравоохранения легла тяжелейшая ноша. Страна и в самом деле огромна, у каждого региона свои проблемы и нужды. Пришло осознание, что в нашей поддержке нуждаются именно регионы — городские, районные и сельские учреждения здравоохранения и учреждения социальной защиты: детские дома и дома-интернаты, дома престарелых, хосписы, семьи с детьми-инвалидами, многодетные семьи, люди без определенного места жительства. Иными словами, самые незащищенные, группа риска 1.
Помощь оказывалась нами точно и адресно, чтобы максимально сократить бюрократические процедуры. На сайте ФОНБЕТ, в разделе «Благотворительность» была создана лэндинг-страница, там опубликована абсолютно вся информация — кому, когда, в каком объёме и на что именно были переведены средства.
— Например? — ФОНБЕТ организовал несколько совместных проектов — с Российским союзом спортсменов, и благотворительным фондом “Память поколений”. Была оказана материальная поддержка заслуженным ветеранам отечественного спорта (чемпионам Олимпийских игр, общемировых первенств и национальных чемпионатов), вдовам знаменитых российских футболистов, сотням ветеранов войны и труда. Оказали помощь благотворительному фонду помощи пожилым людям и инвалидам «Старость в радость». Этот фонд взаимодействует с домами престарелых в 25 регионах России, на выделенные деньги закупили самое необходимое. Ряд обращений поступил от детских приютов и школ, созданных при монастырях и церквях. Многие из них существуют на пожертвования прихожан, а карантин на многие недели лишил религиозные учреждения посетителей, а школы и приюты средств к обеспечению полноценной жизни. К ФОНБЕТ за помощью обратились Богородицкий житенный женский монастырь Тверской и Кашинской епархии , Николо-Сольбинский монастырь и Свято-Софийский православный социальный детский дом для детей-инвалидов. Помогли каждому. — О каких суммах идёт речь? — 30 миллионов рублей было выделено руководством на период до конца мая 2020 года. И чем меньше оставалось времени до конца этого срока, чем точнее становилось понимание размаха пандемии. Ясно вырисовывалась перспектива того, что эта история — надолго, что справиться с эпидемией за месяц-другой, скорее всего, не получится, а потенциальных адресатов нашей помощи с каждым днем становится всё больше. Поэтому наша антивирусная «благотворительная сумма» была увеличена руководством компании до 70 миллионов рублей. Работа продолжается и сейчас, несмотря на то, что в целом ситуация стабилизировалась. В целом, но не в частностях.
— А как она продолжается? — Летний сезон во многом определяющий для детей в специализированных домах, детей с отклонениями в развитии, детей с инвалидностью. И десятки подобных учреждений, скорее всего, летом останутся на карантине. Неизбежно возникнет вопрос — чем наполнить это время, какими мероприятиями, занятиями, практиками? Мы начали получать на свою почту обращения из Свердловской области, Нижегородской, Самарской, Московской, из Удмуртии, Татарстана. Где-то ФОНБЕТ помогла отремонтировать спортзалы, где-то закупить специальные парты, где-то обеспечить детей одеждой, где-то приобрести комплекты оборудования для сенсорной интеграции, материалов для рукоделия, творчества, занятий на улице, развивающих игр, спортивного инвентаря. Для центра содействия семейному воспитанию “Лесной” в Московской области приобрели даже гончарную мастерскую. — Не проще ли ежемесячно переводить некую сумму в различные благотворительные фонды, а они уж там разберутся? — Я уже говорил, что благотворительная помощь, благотворительная поддержка не могут быть формальными. Действительно, чего проще – перевести несколько миллионов в благотворительный фонд и можно со спокойной совестью поставить галочку в соответствующей графе. Для ФОНБЕТ это неприемлемо. Мы предпочитаем тщательно продумывать каждый благотворительный проект. Иными словами, цепочка здесь обратная: не от некоей суммы к креативу, а наоборот: сначала идея, потом скрупулезная её проработка по всем параметрам, и лишь затем мы предлагаем руководству компании конкретный благотворительный проект. Не помню случая, чтобы мы получили отказ в финансировании. — У CSR есть задача изменить отношение людей к бренду ФОНБЕТ и к вашему бизнесу вообще? — Отношение людей в России к букмекерскому бизнесу, конечно, не самое благоприятное. Просто в силу элементарного незнания. Незнания, например, того, что история этого бизнеса насчитывает сотни, если не тысячи лет. Если мне не изменяет память, ещё во времена Римской империи спортивные ставки делались на ипподромах и площадках для петушиных боёв. Кто такой букмекер? Профессиональный спорщик. Многие ежедневно заключают разного рода пари, да просто спорят на всякую мелочь. И никому это не кажется чем-то из ряда вон выходящим. Вспомним хотя бы «Спортлото» в Советском Союзе, всевозможные лотереи. Видимо, пугает само слово «букмекер», пришедшее из эпохи развитого капитализма, вечного врага социалистической морали. Вот и всё. Тут вряд ли есть смысл раздражаться, скорее – рассказывать и объяснять. Что касается узнаваемости бренда Здесь должен работать принцип разумности. Конечно, если это уместно, мы подчеркиваем участие ФОНБЕТ в том или ином благотворительном проекте.
«УМЕЮ ОРАТЬ ВО ВРЕМЯ МАТЧЕЙ. ВПОЛНЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНО»
— То, что делает ФОНБЕТ, соответствует лично вашим ценностям? — Скажем так: основная деятельность компании никоим образом не входит в противоречие с моими убеждениями. А в отношении любой благотворительной работы критерий успешности может быть только один – несомненная польза для того, кому ты стараешься помочь, даже если это всего лишь возможность хотя бы на несколько часов забыть о своих проблемах и недугах. — Вы азартный человек? — Нет. Конечно, я работаю в крупнейшей букмекерской компании России и обязан разбираться в ставках, в том, как работает весь этот механизм. Но именно ставки на спорт меня не увлекают. Видимо, мой собственный азарт проявляется в чём-то другом. — А вообще вас что-то связывает со спортом? — Я вполне профессионально умею орать во время футбольных и хоккейных матчей, особенно с участием нашей сборной (улыбается). Хотя, по-моему, это умеет делать каждый нормальный российский мужчина. Если серьёзно, то до 13 лет я профессионально занимался плаванием, но потом как-то внезапно выяснилось, что дальше придётся либо профессионально плавать, либо профессионально учиться. Я выбрал второй вариант. — Можете назвать себя счастливым человеком? — У меня есть дочь, ей сейчас 10 лет. И лично для меня, для моего персонального счастья, этого вполне достаточно.
18+