Войти в почту

Мечеть Айа-София была закрыта в результате "крестового похода", а не по "решению" турецкого правительства

В преддверии решения Государственного Совета относительно статуса музея Айа-Софии (некогда он был православным собором, после он был мечетью, а с 1935 года — музеем) колумнист интернет-газеты Star.com.tr Нух Албайрак опубликовал статью с громким заголовком "Мечеть Айа-София была закрыта в результате "крестового похода", а не по "решению" [Кабмина]". Статья привлекает внимание не только подробным историческим обзором вопроса, но и проправительственной линией, а также жесткой критикой деятельности республиканской народной партии (РНП), которая ныне находится в оппозиции. публикует ее полный перевод.

Мечеть Айа-София была закрыта в результате "крестового похода", а не по "решению" турецкого правительства
© Реальное время

После заявления Аднана Мендерса 22 мая 1950 года, "об отмене запрета на азан" и началом запрета на азан в мечети Айа-София, в Министерстве иностранных дел произошел один интересный случай.

Археолог Томас Уиттимор умер 8 июня, упав в коридоре, когда шел на встречу с высокопоставленным чиновником Министерства иностранных дел США Даллесом и .

Из ожидавших Уиттимора братьев Даллес" Форстер через три года станет Министром иностранных дел США, а его брат через два года возглавит , однако в то время, в плане Ближнего Востока и Турции, это были "законспирированные" имена. Приятный мистер Томас также не был простым археологом. Наряду с любовью к Византии он выполнял функцию одной из самых важных разведывательных точек ЦРУ в .

В этой истории нас больше всего интересует то, что в руках погибшего Уиттимора находилась папка с документами, которая и была темой критической встречи с братьями Даллес. В этой папке находились фотографии мозаик Айа-Софии и некоторые "специфические" сведения об Айа-Софии, на которые Уиттимор потратил 15 лет своей жизни.

Уиттимор, наблюдавший за судьбой византийских произведений искусства в непосредственной близи, опасался, что после отмены запрета на азан Мендересом, вскоре последует и отмена запрета на Айа-Софию. Поэтому через 10 лет, вернувшись в Стамбул, он желал защитить мозаики Айа-Софии.

Томас Уиттимор перед Айя-Софией, 1930-е годы. Фото wikipedia.org

Был "командующим" крестового похода

Множество английских шпионов, начиная и заканчивая , под видом "археологов" творили беспорядки на территории Османской империи. Вывозя в свою страну в качестве "бонуса" то, что находилось под землей, основное разрушение они чинили на земле.

Операция американского археолога Томаса, который является радикальным членом семейства, посвятившим свою жизнь превращению всего мира в христианский, в отличие от его британских коллег, была гораздо глубже. К тому же, возглавляемый им Византийский институт, не был добровольной организацией, основанной для возрождения византийских произведений искусства, а был аппаратом, претворяющим в жизнь "конспирологические" операции США, и . Единственной целью института, несмотря на подаваемое в виде "выявления византийских произведений искусства Стамбула", было превращение Айа-Софии сначала в "музей", а затем в "церковь".

К тому же, за экранной картинкой, подаваемой нам в виде "Директор Византийского института Уиттимор вырвал разрешение у Ататюрка для сохранения мозаик Айа-Софии", стоял большой "Крестовый поход".

Настоящим владельцем "Проекта по выявлению мозаик" было Министерство иностранных дел США. Американское посольство вело этот проект через Уиттимора. Исследовательница Византии Наталья Тетерятников, упоминает об этом в своей статье, опубликованной в журнале "Пера": "При активной поддержке США и Американского Посольства в между Ататюрком и Уиттимором велись переговоры, в результате которых Айа-София была закрыта как мечеть и открыта вновь в качестве музея".

Кроме того, эти культурные (!) переговоры на протяжении многих лет в Турции оставались секретными.

Внутренний вид сводов собора. Фото wikipedia.org

Первый приказ от турецкого врага лорда Керзона

Если вспомнить высказывание английского лорда Керзона от 1918 года, известного своей враждебностью по отношении к исламу и туркам о том, что "Айа-София, бывшая христианской церковью, конечно же снова будет возвращена в прежнее состояние", то становится понятно, что "операция мозаика" Уиттимора является "Крестовым походом", приказ о котором был отдан англичанами.

В результате этих "переговоров" "Союз Византийского института" убедил президента Мустафу Кемаля и 7 июня 1931 года Кабинет министров принял следующее решение: "Разрешить мистеру Т. Уиттимору выявить мозаики, оставшиеся под штукатуркой мечети Айа-София и давать экспертизу". Так было вырвано разрешение!

"Уступка", о которой в Турции не слышала ни одна живая душа, в западных медиа сразу же стала новостью с пометкой "молния".

Часть решения, касающаяся "экспертизы", была важной.

Никто не знает, насколько правдивым было утверждение, переходившее из уст в уста, о том, что "Когда Айа-София была превращена в мечеть, мозаики на стенах были замазаны штукатуркой". А что, если под штукатуркой ничего не окажется?..

Как раз в такие моменты и начинался процесс "экспертизы", для которой у Уиттимора также были полномочия.

Мозаичное изображение Богородицы в апсиде. Фото istanbul-trips.ru

"Крестовые раскопки" на стенах мечети

Археолог Томас сразу же поставил строительные леса и приступил к "раскопкам" на стене мечети Айа-София.

Мусульмане, не знавшие о том, что "после открытия мозаик мечеть будет закрыта", опасались, что, когда раскопки, начатые с залов и коридоров, дойдут до мечети, уже будет "невозможно совершать намаз". Однако "местный" член Византийского института Халиль Этхем Бей, продемонстрировав свои глубочайшие религиозные познания (!), решил проблему, объяснив, что эти рисунки не являются препятствием (!) для намаза!..

Уиттимор возвел деревянные леса в непосредственной зоне мечети и приступил к работе. Он хотел проверить, есть ли мозаика под сурой "Ан-Нур", что была написана на куполе и частично разрушена швейцарским архитектором Фоссати и даже начал ее скрести, однако ему этого не разрешили.

Уиттимор, не пожалевший великолепной каллиграфической работы кадыаскера Мустафы Иззет Эфенди, все же сжалился над коврами и несмотря на толстые шторы под лесами под предлогом, что "на них осядет пыль" приказал убрать ковры. Конечно же, в связи с этим мечеть Айа-София на время была закрыта для совершения поклонений!

Кто же знал, что нет ничего более постоянного, чем временное…

Из-за того, что работы здесь все никак не могли завершиться, мечеть тоже не открывалась. В этот период мечеть была взята под полицейское оцепление и туда не подпускались в особенности турки и мусульмане. В начале Уиттимор потратил очень много времени и усилий на "экспертизу". Из-за того, что верхняя часть лесов была плотно занавешена черными шторами, никто не мог увидеть того, что под штукатуркой ничего нет…

Мозаика "Деисус". Фото tripadvisor.ru

Разве шедевральные надписи не были произведением искусства?

В Византии в период иконоборчества (726-842), когда живопись считалась харамом, мозаики в соборе Айа-Софии были стерты, а затем вновь восстановлены. Даже если предполагать, что мозаики, дожившие до времен завоевания Стамбула, были замазаны штукатуркой, мечеть в период Османской империи многократно ремонтировалась. В результате землетрясения 1894 года появились крупные трещины, и стенная мозаика осыпалась вместе со штукатуркой.

Экспертиза, проведенная западными специалистами по истории искусств, выявила мозаики в соборе Айа-София, а художники, привезенные в Стамбул, работая в закрытой мечети под черными покрывалами, их восстановили. Поэтому, "возрождение мозаик" заняло 15 лет.

На фундаменте неизвестно кем инициированной сказки о том, что "мозаика была замазана штукатуркой", было возведено здание истории о том, что "соскребая штукатурку, были обнаружены мозаики". Что же эта за "штукатурка", если для того, чтобы ее соскрести необходимо потратить 15 лет!

Эти наблюдения принадлежат "внимательному" очевидцу и выглядят более правдоподобными нежели сказка о том, что "мозаики были выявлены, соскребая штукатурку".

Принято усиливать это утверждение клеветой похожей на комплимент в виде "уважения Фатиха к искусству". Да, султан Фатих Мехмед относился к искусству с уважением. Однако, кто сказал, что сохранение христианских фигур в мечети является проявлением "уважения к искусству"? Кроме того, почему те, кто рассуждает об "уважении к искусству" ничего не говорят "врагам искусства", которые под предлогом "они де загораживают красоту здания" снимают с тех же стен таблички с "шедеврами каллиграфического искусства" и подвергают их гниению в подвалах, из-за того, что мол они не помещаются в дверях? Неужели для того, чтобы что-то считалось "искусством" оно обязательно должно быть крестовым?

Фатих, оставив церкви и синагоги свободными, в избытке продемонстрировал свое уважение. А превращение Айа-Софии в мечеть является утверждением завоевания. Разве он должен был сохранить мозаики из соображений "мол пусть не утруждаются, когда будут Айа-Софию вновь превращать в церковь"?

Мозаика "Император Лев VI преклоняет колени перед ". Фото wikipedia.org

Сказали, "разве может быть мечеть закрыта?" и закрыли

Самым критичным этапом в закрытии мечети Айа-София является разрешение на проведение "экспертизы мозаик". Это решение передало всю инициативу в отношении Айа-Софии в руки крестоносцев. К тому же "временное закрытие", действующее и по сей день, являются их инициативой.

Вторым критическим шагом является отчет "Музейной комиссии" от 27 августа 1934 года, в котором было сказано: "Мечеть закрывается для поклонения, будет создан "Музей Византии". Единственный христианин из этой комиссии куратор Стамбульского музея Профессор Унгер, сказав, "Продолжение поклонения будет способствовать лучшему сохранению храма", выступил в оппозиции к решению и настаивал на том, чтобы мечеть оставалась открытой.

Министр образования Абидин Озмен руководивший "содержательной" частью операции "музей" сказал: "Все, вплоть до Президента, выступили против закрытия мечети, однако, как ни странно было исполнено решение "закрыть", которое было отвергнуто комиссией".

Третьей и завершающей стадией предательства стало превращение Айа-Софии в "музей" и незаконное закрытие мечети 24 ноября 1934 года в результате "разделения обязанностей" в Кабинете Министров, возглавляемом Инёню, в рамках сотрудничества с Уиттимором.

Мозаика "Императоры Константин и Юстиниан перед Богородицей"

На Ай-Софию повесили "отметку о казни"

10 декабря 1934 года те, кто на решетках мечети Айа-София увидели табличку "Музей закрыт до конца ремонтных и классификационных работ" вздрогнули. Табличка напоминала обычную "отметку о казни", которая висела на шее людей, вздернутых на виселицах в период диктаторства республиканской народной партии. Вместе с надписью на двери и так закрытой для поклонения Айа-Софии, был повешен "замок", ведь "казнь мечети" происходит именно таким образом… Ковры "временно" закрытой мечети были распределены направо и налево, наподобие имущества тонущего корабля. Подсвечники были отданы на переплавку.

Мечеть Айа-София во время открытия 1 февраля 1935 года уже была "Музеем Айа-София"…

Мечеть Айа-София в результате крестового похода, руководимого Уиттимором была "незаконно" закрыта. Решение Кабинета министров от 24.11.1934 года хоть и было подписано и определяло порядок действий относительно "музея", а также порядок координации между и Вакуфами, однако оно не было подписано Президентом и по этой причине не было опубликовано в официальной газете. Следовательно, это решение не имеет статуса "официального документа". Но на практике оно было исполнено так, как будто оно имеет официальный статус. Так завершилась операция.

Впоследствии, через год (15 ноября 1935 года) в рамках принятых законов под ерундовыми предлогами об "излишках" многие мечети были проданы по объявлениям в газете. Из-за операций, годами проводимых против ислама, они не оставили джамаата, который мог бы ходить в мечеть и в этой ситуации каждая мечеть находилась в ситуации "излишка". Дошло до того, что даже печатный орган республиканской народной партии "Джумхуриет" возмутился тем, что мечети превращаются в сараи для скота.

Они также хотели превратить такое произведение архитектуры как мечеть Султанахмет в "национальную библиотеку". После этого в течение двух лет (1943-1945) там были организованы солдатские казармы и туалет.

Декрет правительства Турции о создании музея. Фото wikipedia.org

Айа-София была закрыта в день получения разрешения на мозаику

Однако все это уже бессмысленные детали. Даже, если это решение и является подлинным, кроме формальностей это не имеет никакого значения. Мечеть Айа-София была утрачена 7 июня 1931 года в день, когда под давлением МИД США Анкара предоставила американскому археологу Томасу Уиттимору "разрешение на проведение экспертизы мозаик".

Закрытие мечети Айа-София является "Крестовым походом", начатым в 1918 году Англией и завершенным в 1931 году Америкой. То есть это показатель "суверенитета". Крестовый Запад, используя "слабость Анкары", нашими же руками заперла Айа-Софию и наш суверенитет за железными решетками.

Мечеть Айа-София была символом священного завоевания, обещанного нашим Господином Пророком. С этой точки зрения, она была зеницей ока всех наших падишахов. Так как уважение к мечети Айа-София было проявлением решительности в воле к завоеванию. По этой причине, несмотря на то что позже были созданы такие шедевры как Султанахмет и Сулеймание Мимара Синана, падишахи всегда предпочитали проводить пятничные намазы и религиозные праздники, в том числе и "Ночь могущества", в Айа-Софии.

Султан Фатих Мехмед первый пятничный намаз после завоевания Стамбула совершил здесь. Султан Явуз Селим выбрал Айа-Софию в качестве места, где он наденет Хирку Пророка и примет халифат. Много других памятных и знаменательных событий, проведенных здесь увеличили ценность Айа-Софии. Однако все это также подстегивало крестоносцев, которые мечтали когда-нибудь вновь обрести Айа-Софию.

РНП отомстило за Айа-Софию вместо крестоносцев

К сожалению, диктатура РНП в отношении Айа-Софии преследовало политику совершенно противоположную Османской. Они сполна отомстили за накопившуюся в течение 500 лет обиду христиан. Такое гонение как запрет на азан было начато с Айа-Софии. К тому же, пригласив всех крестовых представителей, было продемонстрировано то, как за них отомстили. Для мечети является тяжелым наказанием превращение ее в "музей", с повторным установление мозаик.

К сожалению, "Право на обладание Стамбулом" было с легкостью передано тем, кто вожделел вернуть Стамбул. Однако, "вернуть Стамбул" оказалось не так просто и каждое действие не осталось без результата.

Прочтение суры "Аль-Фатх" в Айа-Софии на праздновании 567-ой годовщины завоевания Стамбула перед речью Президента Эрдогана, западной прессой было озаглавлено как "Подстрекательство в Айа-Софии". Причиной этого служит то, что они до сих пор считают, что этот храм все еще принадлежит христианскому миру. Кому принадлежит мечеть Айа-София? Если нам, то почему прочтение там суры из Корана является "подстрекательством"?

Фото vestiturkey.com

Может ли существовать тяжба на основе несуществующего решения?

"Состаренный" документ, кочующий среди людей в виде "Решения Кабинета Министров", является фальшивкой, составленной тогдашним (1947) министром образования Хасаном Али Юджелем и его командой в период после смерти Ататюрка и началом многопартийной системы, когда люди начали интересоваться операциями, проводимыми РНП. Инёню и его команда не смогли защитить свое решение о "незаконном" музее и фактическом захвате, которым является трагедия о "закрытии для поклонения". Поэтому, чтобы усилить свои позиции они решили прибегнуть к авторитету Мустафы Кемаля, подделали его подпись и были пойманы с поличным.

Эта ксерокопия, не опубликованная в официальной газете и, оригинала которой не существует ни в одном из учреждений, где подобные документы должны архивироваться в обязательном порядке, является поддельным, наспех составленным уходящими диктаторами РНП. К тому же поддельность этого решения была подтверждена и государством. Может ли вестись судебная тяжба на основе поддельного решения? Принятие всерьез судом документа, существовании которой отрицается государством, является противоречием.

Много раз повторялось, но открыть не получалось

Сегодня усилия по открытию "крестового замка" вновь являются вопросами суверенитета. Если вы обладаете силой, то все остальное — детали. По этой причине в прошлом было предпринято множество действий, но безрезультатных. Последние похожие споры были в 2013 году. Тогда, также, как и сегодня были обсуждены все вопросы, включая момент с "поддельной подписью", а также представлены законодательные инициативы, предлагающие для "открытия" дату непосредственно перед выборами президента в 2014 году. Однако сегодня, 7 лет спустя мы обсуждаем те же вещи.

Сегодня эта истина более явственно предстает перед нами. Змея, на хвост которой наступили, гораздо опаснее той, что спит. Отныне, если после заявлений на таком уровне и таким тоном, мы сдадим назад, наш суверенитет и наша независимость будут требовать серьезного обсуждения.

Крестово-сионистский союз и так точит зубы на Турцию. Была бы их воля, то они утопили бы нас в стакане с водой. Нет никакой дипломатической или политической выгоды в продолжении оккупации Мечети Айа-София, которая является "правом на обладание завоеванным Стамбулом", напротив, это приносит только вред.