В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Заочный арест и мёртвый фигурант: беглому правозащитнику нашли статью УК

Головинский суд 3 июля постановил заочно арестовать основателя правозащитной сети Gulagu.net по подозрению в мошенничестве со страхованием заключённых. Несколько лет назад он эмигрировал во , опасаясь преследований со стороны российских спецслужб, но продолжил разоблачать злоупотребления силовиков. Вторым фигурантом по некоторым данным стал 65-летний Михаил Шнейдерман, который погиб при странных обстоятельствах после допроса в конце 2019 года. Представители движения «Русь сидящая», которых Осечкин заподозрил в возможной работе под оперативным сопровождением для развала правозащитного движения, сочли его преследование справедливым. Они пообещали помочь тем заключённым, которых мог обмануть их коллега. NEWS.ru разбирался в деталях этой истории.

Заочный арест и мёртвый фигурант: беглому правозащитнику нашли статью УК
Фото: News.ruNews.ru

Страховки как прикрытие?

Видео дня

Уголовное дело в отношении Владимира Осечкина заведено 2 июля следственным управлением по Северному административному округу Москвы по ч.4 ст.159 УК «Мошенничество в особо крупном размере». Силовики полагают, что правозащитник обманывал осуждённых, якобы предлагая им страховки от несчастных случаев в местах заключения от компании «Балт Страхование». По версии следствия с 2015 по 2019 года правозащитник якобы похитил 1,573 млн рублей у почти 20 родственников заключённых.

Как пишет Baza, в деле упоминается компания «Балт-страхование», где, по данным NEWS.ru, работал один из вероятных фигурантов. В базе данных юридических лиц есть два ООО с таким названием.

Одно было зарегистрирована в 1997 году в Москве, но в начале 2019 года прекратило свою деятельность в связи с завершением конкурсного производства. Уставной капитал организации составлял 628 млн рублей, а конечными бенефициарами выступали Андрей Шмульсон (74,5%), зарегистрированный на Виргинских островах офшор Erping production limited (25,5%) и Кирилл Карабаев (0,01%).

По некоторым данным, одним из владельцев этого общества являлся Евгений Мирошников, выступавший совладельцем и , которые входили в состав группы, близкой к Ларисе Маркус. Последняя обвинялась в хищениях более 100 млрд рублей у клиентов .

Также эта компания фигурировала в скандале с банкротством застройщика ЖК «Царицыно» в Москве. Как рассказывал депутат , люди из «Балт-страхования» имели отношение к другим страховщикам, которые по очереди переуступали друг-другу право ответственности за риски девелоперов как ЖК «Царицыно» так и других проблемных строек. В частности, парламентарий говорил о фирмах «Ринко» и «Проминстрах». Последняя компания якобы должна была выплатить 150 тысячам дольщиков 1,3-1,7 трлн рублей. В СМИ сообщалось, что эти структуры стали банкротами до возведения ЖК «Царицыно», из-за чего вложенные в жильё деньги участников долевого строительства можно считать потерянными.

Второе ООО «Балт-страхование» с 2006 года действует в . В настоящее время его уставной капитал составляет 30 тысяч рублей, а в штате числится один человек. Судя по всему, это учредитель и гендиректор компании Елшин Александр Дмитриевич. Несмотря на то, что эта компания считается действующей, по номеру телефона, указанному в её профиле, никто не отвечает.

По данным «МК», помимо Владимира Осечкина, фигурантом дела стал Михаил Шнейдерман. Как писал NEWS.ru, он имел отношение к страховой компании «ТИТ» и занимался страхованием заключённых от несчастных случаев, однако некогда трудился и в «Балт-страховании». В декабре 2019 года Шнейдерман был найден мёртвым во дворе собственного дома. Произошло это после того, как на работу к 65-летнему страховщику в офис в Южнопортовом районе Москвы прибыли сотрудники МВД и ФСБ, которые якобы требовали от него подписать заранее подготовленные протоколы и «в обмен обещали отпустить под подписку о невыезде и надлежащем поведении». Помимо Шнейдермана силовики допрашивали заключённых в ряде колоний на предмет махинаций при страховании, чтобы получить таким образом компрометирующую информацию на проект Gulagu.net и его участников. Об этом Владимир Осечкин в начале года сообщил в обращении главам силовых ведомств России. По его словам, недавнее постановление суда о заочном аресте является продолжением прежних попыток ограничить его правозащитную деятельность. Он намерен обжаловать это решение российской Фемиды.

{{expert-quote-5484}}

Author: Владимир Осечкин [ основатель правозащитного проекта Gulagu.net ]

Я до сих пор ничего не знаю о каком-то подозрении или обвинении меня в чём-либо. Мои коллеги случайно на сайте увидели уведомление, что Головинский районный суд принял решение о взятии меня под стражу на два месяца заочно. Всё, что мне известно, что лояльные и зависимые от ФСБ telegram-каналы опубликовали некий вброс силовиков о якобы обвинении меня в мошенничестве со страховками заключённых за период с 2015 по конец 2019 года. Но с 2015 года я живу во Франции под политическим убежищем и международной защитой.

Всем очевидно, что я никого не обманывал, денег от родственников заключённых не получал, и уж тем более никогда не похищал у них деньги. Обвинение абсурдно и не выдерживает элементарной критики. Спецслужбы злоупотребляют полномочиями и используют следственно-судебную систему для попытки расправы надо мной. На моём примере ФСБ и хочет показать всем правозащитникам, что может быть, если работать независимо и без кураторов. Что из этого выйдет, покажет время.

Правозащитник напомнил, что утром 9 сентября 2015 года к нему домой приехали оперативники ФСБ, ФСИН и МВД в сопровождении вооружённых спецназовцев в масках. Тогда же силовики провели обыски и у Дениса Солдатова, которого СМИ называли одним из руководителей проекта Gulagu.net. Во время этих действий, как указывает Осечкин, присутствовали сотрудники телеканалов РЕН и .

Прямо во время обыска генерал СК и пресс-секретарь этого ведомства обвинял меня в коррупции и хищении каких-то денег у родственников осуждённого за взятку заместителя префекта одного из округов Москвы Олега Малинина. Меня никто и тогда не задерживал и никаких обвинений не предъявлял. У меня просто изъяли тогда всю переписку с , мои документы по проекту Gulagu.net, жёсткие диски, компьютеры и телефоны, — напомнил Осечкин.

Он не исключил, что тогда силовики устроили обыск, чтобы через подконтрольные СМИ очернить правозащитников, изъять нужную информацию, помешать работе проекта Gulagu.net, а в перспективе захватить контроль над ним. Вскоре после этих событий правозащитник эмигрировал из России, а через год после обыска сотрудники СК вернули его адвокатам всё изъятое.

Правозащитник предоставил редакции NEWS.ru копии двух ответов его адвокатам, датированных сентябрём 2016 года. Один из них был подписан занимавшим тогда пост прокурора Москвы , второй — ныне бывшим начальником столичного Александром Дрымановым. В документах шла речь о том, что у силовиков нет каких-либо претензий к Владимиру Осечкину.

В то же время в одном из документов говорится, что в ноябре 2015 года некоему Денису Солдатову, который представляется СК как «руководитель правозащитного проекта „Гулагу.нет“», предъявили обвинение в мошенничестве (ч.3 и ч.4 ст. 159 УК) и в июне 2016 года он был осуждён. По версии следствия, в 2013 году этот гражданин обманул дочь Олега Малинина Наталью, пообещав добиться освобождения экс-чиновника от уголовной ответственности и «освещения подробностей уголовного дела в СМИ, в том числе с обсуждением перспектив его расследования с депутатами Госдумы». В действительности, как утверждали в СК, Солдатов не имел возможности выполнить свои обязательства, за которые он якобы получил от потерпевшей 1 млн рублей.

В режиме спецопераций

Владимир Осечкин настаивает, что он и проект Gulagu.net, работающий исключительно на волонтёрских началах, не имеют отношения к мошенничеству. Правозащитник утверждает, что после эмиграции российские силовики якобы выходили с ним на связь и намекали на возможность найти причину для объявления в международный розыск и последующей экстрадиции.

После гибели Михаила Шнейдермана представители силовых структур пришли к техническим специалистам правозащитного проекта. Уже в январе 2020 года, телеканал НТВ, сообщая об обыске у администратора портала Gulagu.net , отмечал, что он проводится в рамках дела о мошенничестве. Тогда, как подозревает Осечкин, изъяв компьютеры, спецслужбы получили доступ к системе администрирования соцсети Gulagu.net. Это, как подчёркивает правозащитник, позволило уничтожить данные более 18 тысяч пользователей, свыше 10 тысяч документов и новостей о проявлениях коррупции, пытках и нарушении прав заключённых.

Важно отметить, что российские хакеры и спецслужбы могли действовать минимум в двух европейских юрисдикциях, проникнув в дата-центр Амазона и ещё одной крупной компании и уничтожив Gulagu.net. После этого я нашел контакты участвовавших в этой спецоперации людей и позвонил им под запись, и они открыто рассказали мне, что я и наш сайт стоим у ФСБ поперёк горла, — добавил Осечкин.

В последнее время основатель проекта Gulagu.net делал немало того, за что на родине ему могли «отомстить» возможные недоброжелатели в погонах. Например, предал огласке компрометирующую видеозапись задержания замначальника управления физической защиты Игоря Мыльникова за пьяную езду. На кадрах высокопоставленный силовик угрожал полицейским высокими связями в ФСБ и пытался избить их. После публикации глава СК поручил провести доследственную проверку.

Также Владимир Осечкин в комментарии NEWS.ru говорил о следах спецоперации в конфликте между правозащитным фондом «Русь сидящая» и правозащитником из Петербурга Динаром Идрисовым. По мнению основателя Gulagu.net лидер структуры «не контролирует работу этой организации», передоверив управление экс-оперативнику ФСБ Денису Тимохину и бывшему прокурору , которые якобы познакомились во время отбывания наказания в одной колонии. Он не исключил, что имела место «спецоперация по внедрению в правозащитные организации бывших сотрудников силовых ведомств, которые в нужный момент выступают против тех, кто на самом деле является независимым и неподконтрольным».

В свою очередь Алексей Федяров, комментируя заочный арест Владимира Осечкина, оценил деятельность коллеги довольно нелицеприятно.

{{expert-quote-5486}}

Author: Алексей Федяров [ руководитель юридической практики организации «Русь сидящая», бывший следователь прокуратуры ]

Это тот случай, когда возбуждение дела — закономерный итог. Страхование заключённых — беспросветный цинизм. Мошенничество на крови. Люди, у которых впереди тюрьма, особенно их близкие, готовы отдать последнее и тут вот такие «правозащитники». Стоит просто посмотреть, какие страховые помойки они предлагают для своих схем — уставные капиталы минимальные, из основных средств — вошь на аркане и номинал в арендованной комнатушке. Видел и компании с отозванными лицензиями.

От чего страхуют: инвалидность I-II группы вследствие травмы, полученной в результате несчастного случая или противоправных действий третьих лиц, в том числе сотрудников ФСИН, смерть по той же причине. Отдельно — риск заболевания туберкулёзом, но только если он первично диагностирован в месте пребывания заключённого.

Отмечу, что никто бы к ним не пошёл, если бы не этот промоушн — мимикрирующие под правозащитников персонажи. В их договорах всегда есть условие, что страховым является несчастный случай, произошедший в результате противоправных действий сотрудников учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, или работающих в следственных изоляторах. И здесь главное: для подтверждения требуется постановление о возбуждении уголовного дела в отношении тех самых сотрудников. Это — лотерея.

Представитель «Руси сидящей» отметил, что на каждые 44 сообщения о насилии со стороны сотрудников колоний или СИЗО в отношении заключённых приходится лишь одно уголовное дело. А выплаты за туберкулёз как правило не описаны в правилах, и «платить никто и не собирается». Резюмируя сказанное, Федяров предостерёг заключённых и их родственников от участия в подобных схемах.