В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Русские неправильно понимают американский расизм

«Монументопад» и другие уродливые проявления политической борьбы в спровоцировали множество сетевых дискуссий между россиянами и американцами, в ходе которых сограждане активно обвиняют наших соотечественников в расизме. Где находится та грань, перейдя за которую критик американской «культурной революции» действительно становится расистом?

Русские неправильно понимают американский расизм
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Миссисипи был последним штатом, на флаге которого присутствовала «конфедератка» сиречь боевое знамя рабовладельческих КША времен гражданской войны, но больше не присутствует - убрали. При этом явно пострадал принцип народовластия - около 20 лет назад жители штата проголосовали за сохранения полотнища с «конфедераткой». В основном - белые жители.

Видео дня

Теперь их вотум отброшен в сторону, что стало частью большого процесса по пересмотру истории США - параллельно было уничтожено более сотни памятников, еще порядка 30 местные власти обещают снести впоследствии. В основном это монументы все тем же конфедератам, да и повод все тот же - борьба с расизмом.

Эти события вызвали живой отклик по другую сторону океана - в . Большинству из нас, разумеется, наплевать - «тоже мне революция», но немало и тех, кто вступает с американскими либералами в споры в СМИ и в социальных сетях, благо английский давно уже стал языком межнационального общения. Чаще всего наши соотечественники недоумевают, но иногда прямо осуждают происходящее, получая в ответ обвинения в расизме.

Это типичная проблема взаимопонимания, когда ни одна из сторон не знает контекста, ввиду чего неверно оценивает ситуацию. Американцы в принципе не сильны в заграничных контекстах - даже выпускник хорошего колледжа может иметь весьма скудные представления об истории и географии других стран. Иными словами, американцу, скорее всего, неведомо, что русские никогда не колонизировали Африку и не держали чернокожих рабов (напротив, сами находились в рабстве), политически и материально поддерживали борьбу с колониализмом и сняли фильм «Цирк» тогда, когда чернокожих в южных штатах США не пускали в кинотеатры.

Именно это произошло, например, с Хэтти Макдэниел, которую не пустили на премьеру «Унесенных ветром» - того самого фильма, за роль в котором она впоследствии получит «Оскар» (первой из чернокожих). Память об этом только одна причин, по которой к «Унесенным ветром» в Америке теперь относятся неоднозначно, но этот контекст непонятен уже русскому.

С его точки зрения, американцы сейчас ведут себя как украинцы, воюют с собственной историей и совершенно забыли о том, что закон обратной силы не имеет, то есть нельзя судить деятелей прошлого по этическим меркам сегодняшнего дня. По большому счету, так оно и есть, и многим активистам BLM уже давно отказал разум, но в том, что касается символики конфедератов, есть нюанс, который не виден из России, но легко потянет на обвинение в расизме в США.

Отмотаем пленку назад - ко временам гражданской войны, причины для которой были значительно более сложными, чем разногласия по рабству и правам чернокожих. Строго говоря, война шла даже не против рабства (в коалицию Севера входило как минимум четыре рабовладельческих штата), а против выхода Юга из состава США и распада страны.

Как следствие, к побежденным южанам относились как к мятежникам и предателям. Южные штаты были поражены в правах, им навязали прямое управление из Вашингтона, заставили повысить налоги и прислали национальную гвардию, чтобы никто не смел профанировать освобождение чернокожих и уравнивание их в правах - эта мера на Севере на полном серьезе рассматривалась как средство унижения Диксиленда и подавление морального духа южан.

Национальной гвардии было, чем заняться: на деньги плантаторов стали плодиться террористические организации, включая печально знаменитый Ку-Клукс-Клан. Но поскольку во главе страны встал человек решительный и мотивированный - генерал северян Улисс Грант, правительственным силам удавалось сдерживать животный расизм бывших рабовладельцев.

Проблема, однако, в том, что президентство Гранта было успешным далеко не во всем, а местами страна и вовсе дошла до ручки, поэтому следующим главой государства едва не стал демократ Тилден - в его лице униженные, оскорбленные и искренне ненавидящие «янки» южане должны были вернуть себе власть. Для Севера было абсолютно неприемлемо,

поэтому по итогам самых грязных выборов в американской истории главой государства все-таки стал однопартиец Гранта, республиканец Ратерфорд Хейс, а демократам, чтобы они смирились с наглым жульничеством, пообещали свернуть «реконструкцию Юга».

То есть вернуть штатам все их права, отозвать национальную гвардию и прекратить борьбу с расизмом. Тут-то и началось.

Первым делом в Диксиленде стали вводить так называемые «законы » - знаменитую сегрегацию, когда черный ребенок должен ходить в плохую школу на другом конце города, потому что в его районе есть только школа для белых. А отмечали это «освобождение от ярма янки» тем образом, что возводили повсюду памятники конфедератам - те самые, которые теперь сносят.

У них, как у «конфедератки», признаваемой то тут, то там частью государственной символики, было три золотых периода: введение «законов Джима Кроу», «ревущие двадцатые» с разгулом Ку-Клукс-Клана и «судов Линча» и, наконец, 1950-1960 годы - период борьбы чернокожих за гражданские права.

Другими словами, всё это ставилось и учреждалось с одной конкретной целью - «назло черномазым», чтоб знали свое место. Они не история Диксиленда как такового, а история южного расизма. По этой причине в современных США войну с памятниками и борьбу с «конфедераткой» поддерживают не только левые радикалы, но и вполне респектабельные граждане умеренных взглядов. Тот же флаг Миссисипи «отредактировали» именно республиканцы, хотя именно они - после обмена электоратом между двумя главными партиями в XX веке отвечают теперь за сохранение культуры и традиций Юга.

Кстати, Джим Кроу - это не какой-нибудь сенатор-расист, а пародийный оборванец-негр, ходульный образ с американских ярмарок. Этого глупого и ленивого черного традиционно играли белые, обмазавшиеся сажей. Вот пример еще одного контекста, непонятного из России. Он объясняет, почему в современных США «блэкфейс» (то есть белый, загримированный под черного) - это расистское оскорбление.

Но гораздо важнее другой контекст - совокупность причин, по которым многие афроамериканцы по-прежнему бедны, плохо образованы, живут в гетто и промышляют криминалом. То, что теперь называют «системным расизмом».

Основное накопление капитала широкими народными массами в США началось после войны и продолжалось до середины 1960-х: именно тогда была создана та сытая и процветающая Америка, которую мы знаем. Однако на Юге черные из этого процесса были выключены и довольствовались малым - плохими школами и низкооплачиваемыми должностями. «Законы Джима Кроу» были окончательно отменены только в 1964-м, но еще долгие годы шло «притирание» - с помощью все той же Национальной гвардией, под охраной которой чернокожие посещали занятия.

Так негры «опоздали» к раздаче основы американского благополучия - хорошим отдельным домам с участками. Упразднение сегрегации проблемы не решило: банки давали кредиты на покупку жилья белым, а черным не давали, причем это казалось не только Юга, но и Севера.

В 1970-х грянул экономический кризис, с одной стороны, ударивший по рабочему классу (тем же чернокожим), с другой, заставивший базовый актив американца - хорошее жилье серьезно подорожать. Как следствие, для черных оно стало недоступным даже в теории, началось массовое заселение дешевых районов, оформились гетто с их замкнутым кругом нищеты и преступности.

Следующий удар судьбы - переход к постиндустриальной экономике, в ходе которого высшее образование в США тоже подорожало в разы. Белые все еще могли взять кредит под залог дома, но у черных таких домов зачастую не было. Так оформилась «воронка бедности», которая предопределила безрадостную судьбу нескольких поколений афроамериканцев. В период, когда проблема расизма начала отходить на второй план - то есть в 1990-е, благосостояние граждан росло значительно медленнее, чем в 1950-1980 годы: основная часть ВВП распределялась в пользу крупных корпораций, поэтому «догнать» белых удалось очень немногим.

Это более чем достаточная иллюстрация к тому, что понимается сейчас под «системным расизмом». Исходя из всего этого, американцы не имеют никакого морального права обвинять в расизме русских, хотя это уже стало полноценной частью информационной войны против нас.

В то же время, среди русских действительно есть расисты. Но еще больше людей, которые просто не в курсе всех исторических, экономических и идеологических аспектов американского шовинизма. Поэтому теперь, когда часть граждан США в буквальном смысле вымаливают прощение у чернокожих соотечественников (а местами скатываются в откровенный хунвейбизм, как без этого), порицание этого процесса вне погружения в контекст действительно может смотреться с американской стороны как проявление расизма, хотя чья бы корова мычала.