В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Не помог адвокат? Жалуйтесь в Instagram

3 июля на сайте «Московский монитор» была опубликована статья Андрея Белолипцева. Она нам показалась интересной, поэтому публикуем ее в полном объеме.

Не помог адвокат? Жалуйтесь в Instagram
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Фраза «Реклама – двигатель торговли» появилась еще в XIX веке. С тех пор реклама, а затем и пиар прошли долгий путь и теперь помогают продавать не только товары и услуги, но даже людей – политиков, звезд, блогеров.

Видео дня

На первый взгляд, в этом нет ничего плохого – мы живем в мире информационных технологий и соцсетей, поэтому пиар стал естественным способом общения с аудиторией. Проблемы начинаются тогда, когда за красивой картинкой ничего не стоит. И если в случае с блогерами и инстадивами раздутый медийный пузырь не приносит серьезного вреда, то когда он возникает в профессиональной сфере, человек, который поверил самопровозглашенным профи, рискует потерять время, деньги, а иногда и собственную свободу. Ведь сегодня пиар стал править бал даже в такой чувствительной области, как адвокатура.

Instagram вместо диплома

Когда человек выбирает, например, хирурга, он основывается на рекомендациях знакомых, отзывах на профессиональных сайтах, мнении других врачей. По идее, теми же принципами нужно руководствоваться и при выборе адвоката – человека, который будет представлять ваши интересы в суде. От его профессионализма будет зависеть исход дела, и хорошо, если на кону будут стоять только деньги или имущество, а не свобода – потенциальный срок зхаключения.

Тем не менее, в последние годы в , да и в мире, возник целый класс адвокатов, которые, в первую очередь, являются раскрученными медийными лицами, а потом уже юристами. , , , , – эти имена почти наверняка знает среднестатистический россиянин, и вовсе не потому, что интересуется судопроизводством и читает новости на сайтах судов, а потому, что видел этих людей по телевизору, слышал по радио, читал о них в глянцевых журналах или подписан на их Instagram со стильными фоточками и глубокомысленными постами.

Проблема в том, что когда личность так прочно пустила корни в информационном пространстве и сформировала образ компетентного адвоката, который будет биться за своего клиента до последнего и практически гарантирует победу, а потому и его огромный гонорар вполне заслужен, мало кто задастся вопросом, а в чем, собственно, заключается это компетентность. Много ли у юриста выигранных дел? В каких областях права он специализируется? Довольны ли клиенты опытом сотрудничества? Вместо этого доверчивый человек смотрит на количество подписчиков или появлений на экране и делает вывод, что уж такая звезда ему точно поможет. О том, что «звезде» придется за его счет отбивать расходы на PR, он уже не задумывается.

Политический PR как профессия

Пожалуй, одним их самых эффективных видов пиара для юриста является пиар политический. Но это палка о двух концах. С одной стороны, в случае громких дел мелькание на экране и в заголовках СМИ обеспечено, причем бесплатно, а не за кругленькую сумму, которую приходится выкладывать PR-агентствам. Но с другой, тут сложно не пересечь тонкую грань между, собственно, юристом-профессионалом и политиком – общественным деятелем.

Самым ярким примером такой популярности можно назвать Марка Фейгина, кстати, лишенного статуса адвоката в 2018 году за пост с нецензурной бранью в адрес коллег-адвокатов и их клиентов. Фейгин вел множество громких дел, защищая интересы разных оппозиционных деятелей, чем снискал себе славу блестящего адвоката. Правда, за всей этой мишурой многие не сразу задумывались о том, каких результатов, помимо бесконечных интервью, ему удалось добиться.

А результаты, надо сказать, совсем не впечатляющие. Если брать только самые резонансные дела Фейгина, почти ни по одному из них ему не удалось добиться хотя бы более-менее успешногоо исхода для своего подзащитного. Дело панк группы Pussy Riot – подзащитная Марка Фейгин получила два года лишения свободы. Фигурант «Болотного дела» – 4,5 года лишения свободы и штраф, сам адвокат в процессе был отстранен от участия в уголовном деле о массовых беспорядках. Украинская военная , которую обвиняли в причастности к убийству российских журналистов в Донбассе –22 года лишения свободы. Фейгин также проиграл дело по иску о защите чести и достоинства блогера , которого сам безосновательно обвинил в педофилии.

В случае с политическими делами у адвокатов есть «железный аргумент» – это не они плохо защищают своих клиентов, а «режим» не дает им как следует делать свою работу. Правда, аргумент этот работает до поры до времени – не даром про Фейгина в сети даже ходили анекдоты, например, такой: «Один человек в нанял адвоката Марка Фейгина, оспорить штраф за парковку. Посадили на 8 лет с конфискацией имущества».

Опыт – не главное

Конечно, политический пиар – это вовсе не единственный способ для адвоката нарастить свое медиа-присутствие и стать известной персоной. И тут на помощь приходят PR-агентства, соцсети и СМИ. В итоге адвокат постепенно превращается из просто юриста в звезду, которую хотят заполучить как статусные клиенты, так и те, кто готов выложить последний рубль, лишь бы добиться успеха в суде. Вот только успех этот совсем не гарантирован.

Одним из классических примеров этой категории юристов можно назвать нынешнюю it-girl московской адвокатуры Екатерину Духину, по которой маркетологи буквально могут изучать методы раскрутки клиентов. У Instagram-страницы Екатерины 130 тысяч подписчиков. «Адвокат с богатым внутренним миром. Пишу для , говорю для TED», – говорится в шапке страницы.

Далее Духина уточняет, что это блог «о личном и прекрасном», а о профессиональном у нее есть страница адвокатского бюро «Духина и партнеры». Действительно, на первый взгляд в своей «инсте» адвокат постит не связанные с работой заметки – рассказывает о своей ультрамодной коллекции современного искусства, пишет о своих детях, проводит прямые эфиры с гостями, которые ей интересны и так далее.

Однако то тут, то там мелькают упоминания профессиональной деятельности – то пост о законодательном закреплении минимального уровня алиментов с упоминанием собственной практики, то беседа с семейным психологом и, опять же, невзначай брошенные фразы об адвокатской деятельности.

Все это делается очень технично и грамотно, сразу видно, что пиарщики знают свое дело. Ведь Екатерина позиционирует себя, как адвокат по семейным делам, поэтому такая скрытая реклама должна как бы подтвердить ее квалификацию в глазах зрителей. На это же направлены и многочисленные интервью в СМИ на тему браков, разводов и семейных отношений в таких авторитетных изданиях, как «Forbes», «GQ», на .

Казалось бы, что тут плохого, ну занимается адвокат семейными вопросами и разводами, почему бы себя и не прорекламировать, тем более, если специалист хороший? Но в этом-то и загвоздка. Во всей адвокатской практике Екатерины Духиной было всего два (!) дела по бракоразводным процессам.

Первое – это дело № 33-22733/2019 по разделу совместно нажитого имущества между супругами К., которое слушалось в Бабушкинском городском суде и . История вполне банальна – во время брака супруги взяли ипотеку на сумму около двух миллионов рублей при цене квартиры в 12 млн руб. Затем любовь прошла, граждане решили развестись и стали делить совместно нажитое имущество через суд. Духина представляла интересы одной из сторон В общем, самое обычное дело, которое вряд ли дает право называться гением брачной адвокатуры.

Второе дело получилось намного более громким. Это бракоразводный процесс банкира и , который широко освещался в СМИ. В ходе развода бизнесмен обвинил экс-супругу в мошенничестве, посчитав свои подарки в период ухаживания и в течение брака «следствием ее мошеннических действий». Ни Гришин, ни Федосеева до этого не являлись звездами, но об этом процессе писали многие крупные СМИ, хотя, прямо скажем, это не развод уровня . Видимо, для этого дела пиар-машина Духиной была запущена на всю мощь. Причем пиар этот был использован не только для пользы клиента, но и для увеличения медийности самого адвоката.

Семейный пиар-подряд

Все было сделано очень технично, что неудивительно, если учесть, что муж Екатерины Духиной – , управляющий партнер в PR-агентстве «PROGRESS», специализирующемся на «антикризисных» медиатехнологиях. Верещагин родился в 1978 году, окончил факультет журналистики , и уже в 1997 году начал работать в . В интернете можно найти информацию о том, что до этого он успел поработать и в , хотя публикаций автора за этот период обнаружить не удалось, да и вообще, учитывая его юный на тот момент возраст, выглядят эти биографические данные весьма сомнительно.

В 2003 Верещагин был назначен на должность начальника управления по информации и связям с общественностью , ну а в 2015 стал соучредителем КА «ПРОГРЕСС» вместе со своим партнером Дмитрием Солоповым, бывшим главредом радиостанций «Бизнес FM» и «Коммерсант FM». Видимо, журналистские связи Солопова неплохо помогают в деятельности пиарщиков.

В итоге у Духиной и Верещагина сложился очень удобный семейный подряд. Жена выступает в суде, а муж обеспечивает соответствующую пиар-поддержку и раскрутку супруги. Кстати, над некоторыми делами они даже непосредственно работали вместе. Например, Екатерина представляла интересы российской структуры (ООО «ИКЕА Ханим Лтд») в споре с сельхозпредприятием «Химки» вокруг 20 га земли в Подмосковье, а компания ее мужа Анатолия заключила контракт с компанией «IKEA» по части PR. И хотя непосредственного конфликта интересов тут нет, становится понятно, каким образом Екатерина Духина превратилась в одного из самых известных российских адвокатов, не имея внушительного послужного списка.

На сайте агентства Духиной можно прочитать, что она получила статус адвоката в 2002 году и является членом Адвокатской палаты города Москвы. Правда, в Адвокатскую палату Духину почему-то приняли только в 2017 году. Также в интервью юрист часто рассказывает, что «училась в Москве и в Калифорнии», но где именно в Калифорнии – неизвестно, а сайт Духиной этот момент тактично не упоминает. Зато там сказано, что Екатерина – «один из ведущих адвокатов в России в области гражданского, административного, семейного и уголовного права». То есть на все руки мастер, хотя вообще-то высокопрофессиональные адвокаты предпочитают специализироваться в одной сфере.

Как мы уже выяснили, семейное право вряд ли можно назвать коньком Духиной. Если изучить другие ее дела, система тоже не просматривается. Так, Екатерина участвовала в споре между ООО «Строй-Центр» и ЗАО «Мосстрой-инвест» (дело А40-572276) из-за 165 млн рублей, представляла интересы главы российского подразделения «Deutcshe Bank» , которого обвинили в причастности к проведению «зеркальных сделок» с ценными бумагами банка. Защищала за рубежом бизнесвумен , которую в итоге приговорили к 7 годам тюрьмы за растрату средств «KGLI The Port Fund». Кроме этого, в открытых источниках можно найти еще максимум пять дел с участием Екатерины Духиной. Несмотря на это, она постоянно присутствует в СМИ и фигурирует в качестве «одного из ведущих адвокатов в России» во всех сферах. Видимо, потому что теперь public relations важнее реальных заслуг.

Сначала ты работаешь на рекламу…

Естественно, это не значит, что все адвокаты, которые сделали себе имя и широко известны не только в профессиональной среде, но и в публичном пространстве, являются «пустышками», за которыми кроме команды рекламщиков ничего не стоит. Есть и вполне удачные примеры сочетания «раскрученности» с компетентностью и высокими результатами.

Одним из таких примеров можно назвать известного адвоката . На его счету не только грамотно выстроенный эпатажный образ, многочисленные интервью, публикации, книги и эфиры, но и блестящие победы в судах. В актив Добровинского можно занести такие дела, как развод Льва и Людмилы Черных в 1999 году, в котором он представлял интересы супруги. По словам адвоката, хотя женщина претендовала на 150 миллионов долларов, в итоге удалось отсудить 250 миллионов.

Это стало первым делом по разводам для адвоката, и он понял, что нашел «золотую жилу». В последующие годы Добровинский участвовал в делах о разводах многих участников списка «Forbes» – , , , . Из свежих дел, которые были на слуху, разбирательство между футболистом и его экс-супругой . Процесс, к которому было приковано внимание СМИ, получился скандальным до предела. Супруги делили все от денег до прав на общего ребенка. Но в итоге суд встал на сторону матери, интересы которой представлял Добровинский.

Недавно адвокат снова попал в заголовки СМИ, вызвавшись бесплатно представлять интересы семьи , погибшего в автокатастрофе с участием актера . Конечно, грань между самопиаром и безвозмездной помощью тут очень тонка, но, если юрист в итоге добивается результата, это, пожалуй, лучший показатель.

Совет профессионала: как выбрать хорошего адвоката

В конце концов, реклама и самопиар вовсе не противопоказаны адвокатам. Как и представителям других публичных профессий, им тоже нужно доносить о себе информацию до потенциальных клиентов и формировать позитивный образ. Однако, как поясняет управляющий директор маркетинговой компании «ST agency» , этим инструментом нужно уметь грамотно пользоваться. В юридическом маркетинге есть свои правила, который добросовестный юрист и его команда никогда не будут нарушать.

«Классический юридический маркетинг включает в себя: экспертные публикации в СМИ, выступление на мероприятиях, участие в рейтингах, продвижение в социальных сетях. Многие уважаемые адвокаты взаимодействуют с журналистами и дают комментарии по тем делам, интересы которых, они представляют. В юридическом продвижении не всегда уместна реклама, но для юристов важно показать свою экспертность в тех вопросах, в которых они являются профессионалами своего дела. Имена лучших адвокатов мы можем увидеть в иностранных и российских рейтингах, а также в списках выступающих на профессиональных конференциях», – рассказывает Евгения Соколовская.

Как же отделить зерна от плевел и за красивой медийной оберткой распознать недобросовестного адвоката? По словам профессионального маркетолога, есть несколько моментов, на которые нужно обратить внимание, чтобы не брать «кота в пиар-мешке».

«Первый настораживающий момент – адвокат не имеет специализации, ведет дела по налоговым спорам, семейному и трудовому праву, корпоративным спорам. Невозможно быть экспертом во всех направлениях права. Ведь если у нас болит горло, мы не пойдем на прием к окулисту», – поясняет Соколовская.

Тревожными звонками должны стать и такие признаки:

– у юридической фирмы/адвоката/юриста отсутствует сайт. Любой юрист понимает, как важно показать свой опыт и знания, на сайте можно найти информацию о тех услугах, которые он предоставляет, описание дел и биографию команды;

– адвокаты гарантируют успех в разрешении любого спора. Но успех не может быть предугадан до изучения фабулы дела и получения информации о позиции оппонента по спору;

– отсутствует информация о юристе в интернете;

– плохие отзывы в интернете.

Наконец, следует обратить особое внимание на ведение юристом соцсетей. Излишняя активность в этой сфере далеко не всегда говорит о профессионализме.

«Стоит задуматься, если ведение социальных сетей содержит личную информацию вместе с постами о профессиональной деятельности: фотографии собак чередуются с постами из здания суда, ночных клубов, митингов против действующей власти. Образ адвоката должен показывать его профессионализм, непредвзятость и вызывать доверие», – подытоживает Евгения Соколовская.