В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Как Сталин не дал Лодзи стать столицей Польши

За пределами известны и . Эти города хорошо знают, что такое быть столицей страны. Краков исполнял столичные функции с 1038 по 1596 год, Варшава оказалась центром Речи Посполитой в 1596 году и является ею сегодня. Однако было в польской истории короткое время, когда фактической столицей являлась , которая чуть было не закрепила эту функцию официально. Но ей помешали, причем сделала это .

Как Сталин не дал Лодзи стать столицей Польши
Фото: ИА RegnumИА Regnum

«Лодзь сосредотачивает на себе внимание прежде всего, как земля обетованная XIX века и польский Клондайк, — пишет о городе известный лодзинский историк Пжемыслав Вайнгертнер, автор книги «Четвертая столица. Как Лодзь правила Польшей (1945 1949)». — Это колыбель великих состояний и сказочных карьер промышленников, банкиров и торговцев; жемчужина в короне Романовых; мощный производственный центр, самый быстрорастущий город во всей Российской империи; знаменитый плавильный котел наций и религий, но и «злой» город, где во второй половине XIX века рядом с богатством и роскошью соседствовали страдания и трудности сосуществования различных народов и социальных групп, переживавших приступы этнической, религиозной и классовой неприязни. Между тем, в свете необычных процессов, удивительных прорывов и драматических поворотов, дальнейшая судьба «города-лодки» заслуживает того, чтобы ее называли настоящим феноменом. Это полностью оправдывается бурной историей многонационального и мультикультурного сообщества Лодзи, связанной с быстрыми демографическими изменениями; результатом колебаний политических симпатий ее жителей; судьбой города, как центра текстильного производства и менее известным ее лицом, как столицы польской культуры после Второй мировой войны».

Видео дня

Лодзь в Российской империи

Основание Лодзи датируется XIII веком, однако статус города она получила только в 1423 году. Расположенная в 120 километрах от Варшавы, долгое время была как бы в тени своей величавой соперницы. В 1534 году в Лодзи проживало всего 150 человек, увеличилось оно вдвое, до 300 человек, лишь в 1777 году. И тут не было бы счастья, да несчастье помогло. После разделов Речи Посполитой, на попавший в русскую часть город делает ставку царская администрация, определив ее в качестве текстильного центра империи. Население Лодзи растет, как на дрожжах. В 1820 году его насчитывалось 760 человек, в 1830 году — почти 4,5 тысячи, в 1840-х годах — более 15 тысяч, в начале 1860-х — 40 тысяч, на рубеже XIX и XX веков — около 300 тысяч, а в 1914 году удвоилось вдвое и составило 600 тысяч человек. Социальную ткань Лодзи ткали добрые поляки-католики, мастеровитые немцы-протестанты и ортодоксальные евреи-банкиры. Город расцветал в Российской империи, которая охраняла и поддерживала на всем своем пространстве многонациональное и многоконфессиональное разнообразие. Лодзинские ткачи стали известным брендом, успешно конкурируя, а то и подавляя своих коллег из внутренних русских губерний. Вполне возможно, что Лодзь в итоге превратилась бы в крупнейшую российско-европейскую промышленную митрополию, но жесточайший удар по ней нанесла Первая мировая война. Из-за наступления Германии город покинули сначала русские. Затем немецкие оккупанты вывозили лодзинцев для работ в Рейхе. В результате миграционной катастрофы население Лодзи на момент 1918 года вернулось на уровень чуть более 300 тысяч человек.

Вернуться к довоенной численности удалось только накануне 1939 года. Но тут началась Вторая мировая война, которая нанесла по городу новый удар. Главными и единственными бенефициарами новой немецкой оккупации, уже нацистской, оказалось немецкое население Лодзи, приветствовавшее приход «исторической родины». Нацисты активно проводили политику репрессий против евреев и поляков. Десятки тысяч лодзинских евреев отправились в газовые камеры Аушвица, были убиты 30 тысяч поляков. На момент января 1945 года, когда к городу поступили части Красной армии, численность ее населения снова упала до 300 тысяч. После освобождения Лодзи часть местных немцев советская администрация отправила на принудительные работы в СССР. Остальных репатриировали из Польши в Германию, последний транспорт отправился туда в конце 1950 года. Восполнение горожан после войны шло за счет переезда сельчан, одновременно домой возвращались высланные на трудовые работы в Третий Рейх горожане. Во второй половине 1945 года постепенно стала расширяться и еврейская община Лодзи, составив спустя полгода почти 30 тысяч человек. Но евреи надолго не задержались в городе. И в итоге послевоенная Лодзь превратилась в город преимущественно мононациональный и моноконфессиональный, польский и католический.

Битва с Варшавой за столичный статус

Однако ее судьба могла быть иной. Еще во время войны Лодзью серьезно заинтересовалось созданное в 1944 году в Люблине временное коммунистическое правительство. Причины были следующие. Во-первых, город не так пострадал во время боевых действий, как Варшава, от которой камня на камне не осталось. Помимо того, после уничтожения нацистами евреев и последующей депортации немцев в городе образовалось много свободной жилой площади, чего не было в столице. Во-вторых, остались сравнительно неповрежденными транспортные коммуникации, да и само географическое расположение Лодзи в центре Польши представлялось довольно выгодным. В-третьих, хотя город и не был «прокоммунистическим», она имела имидж родины социалистического движения в отличие от «буржуазной» Варшавы и «консервативно-националистического» Кракова. Идею сделать Лодзь новой столицей новой Польши лоббировал какое-то время президент Государственного национального совета . Как вспоминает сын послевоенного премьера Польши Михал Осубка-Моравски, ссылаясь на ужасающие разрушения Варшавы, Берут предлагал наделить Лодзь столичным статусом. Но в Москве решили иначе. В январе 1945 года Иосиф Сталин передал свои пожелания польским коммунистам: восстановить столицу, которая была. Отказать Сталину было невозможно.

Почему кремлевский горец пошел на это? Причин у него могло быть множество. В том числе, на наш взгляд, вождь Советского Союза мог задумываться о том, какое физическое наследие он оставит после себя в Польше. В относительно целой Лодзи здания подлежали ремонту, а вот Варшаву застраивали заново, что называется, с чистого листа. В мае 1952 года в столице началось возведение Дворца культуры и науки, самого высокого здания в Польше на сегодня, которое собрало стили как сталинского неоампира, так и польского историзма. Возвышается над Варшавой эта «сталинская высотка» и по сей день. Автор этих строк, будучи в польской столице, наблюдал ее своими глазами и должен признать, что она до сих пор производит впечатление, хотя нынешние власти стараются окружить Дворец новыми небоскребами, чтобы хоть как-то визуально принизить его, а некоторые политические силы призывают снести это творение архитектурной мысли во имя отказа от «сталинского наследия». Так или иначе, но уже в 1945 году в Польше появляется Бюро капитального ремонта (BOS), которое поляки расшифровали как «Боже, восстанови столицу». А 3 июля 1947 года был принят закон о реконструкции Варшавы и образован Высший совет по ее восстановлению под руководством премьер-министра Юзефа Циранкевича.

Будущее

Тем не менее, после войны Лодзь долгое время была научной и культурной столицей Польши. Здесь располагались штаб-квартиры польских издательств, жили писатели, действовали театры. Начиная с 1945 года в городе учреждаются университет и многочисленные институты, типографии, киностудии документальных и художественных фильмов, филармония, центр радио и телевидения. В пиковом 1988 году население Лодзи составило 854 тысячи человек. Однако после краха Польской Народной Республики значение города и численность горожан стала неуклонно падать. На момент 2019 года в ней проживало 680 тысяч человек, и прогнозы неутешительные. Некоторые лодзинцы считают, что Варшава так и не простила их городу попытки отнять у нее столичный статус. Они напоминают, что восстановление Варшавы после войны шло в том числе за счет «лодзинских кирпичей», что столица сознательное тормозила переоснащение лодзинских заводов и фабрик, а режиссер Анджей Вайда в течение многих лет требовал ликвидации Лодзинской киношколы и ее перевода в столицу. Местное самоуправление Лодзи, конечно, пытается развернуть вспять негативные тенденции. Но получится ли это у него? До сих пор развивать этот польский город за короткие сроки удавалось только русским.