Ещё

Тюрьма за опоздание на рабочее место 

Тюрьма за опоздание на рабочее место
Фото: Русская Планета
Гайки в СССР закручивали крепко. Но чтобы ни делала родная коммунистическая партия, к каким жестоким выдумкам ни прибегала, народ все одобрял. Люди с любовью смотрели на портреты товарища Сталина и его соратников и истово клялись им в верности.
80 лет назад — 26 июня 1940 года вышел указ Президиума Верховного Совета СССР «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений».
Время было не только суровое, но и тревожное. Гитлер властвовал в , Чехословакии, , Франции, , , . Вся промышленность этих развитых стран работала на Третий рейх. Между Советским Союзом и  действовал пакт о ненападении, но в  стали проникать тревожные слухи, что Берлин не собирается затягивать дружбу с Москвой. И, покончив с , Гитлер повернет на восток. А в то, что вермахт сумеет разрушить и покорить островную империю, верили многие…
Сталин вынужден был готовиться к войне, хотя втайне надеялся, что Гитлер на нее не решится. На каждом заседании Политбюро речь заходила о строительстве новых предприятий, разработке и внедрении современных видов вооружений, ускоренном выпуске танков, самолетов, орудий и другой боевой техники. Стране нужны были миллионы рабочих рук, и требовалось, чтобы эти руки находились в постоянном созидательном порыве.
Инициатором указа «О переходе на восьмичасовой рабочий день…» был Сталин. Как свидетельствовал заместитель председателя Совета народных комиссаров , 19 июня 1940 года генсек в кругу своих соратников завел разговор о введении жестких мер по борьбе с текучкой кадров:
«После довольно жарких споров тов. Сталин предложил издать закон о запрещении самовольных переходов рабочих и служащих с предприятия на предприятие, добавив: «А тех, кто будет нарушать этот закон, надо сажать в тюрьму»
Сталин предложил ввести 8-часовой рабочий день, выдвигая при этом следующие аргументы: «Наши профсоюзы развратили рабочих. Это не школа коммунизма, а школа рвачей. Профсоюзы натравливают рабочих против руководителей и потакают рваческим, иждивенческим тенденциям. Почему рабочие в капиталистических странах могут работать на капиталистов по 10-12 часов, а наши рабочие на свое родное государство должны работать 7 часов?.. Мы сделали большую ошибку, когда ввели 7-часовой рабочий день… Сейчас такое время, когда надо призвать рабочих на жертвы и ввести 8-часовой рабочий день без повышения оплаты».
Но, во-первых, за границей 10-12 часовой рабочий день никогда не существовал. Во-вторых, где это видано, чтобы человек работал бесплатно? Только в СССР. И, наконец, Сталину было удобно прикрываться идеей, но она не утоляет голод и не отменяет насущных человеческих потребностей. Впрочем, до этого ему не было никакого дела…
Сталинский указ буквально приковывал людей к своему рабочему месту. Запрещался «самовольный уход рабочих и служащих из государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений, а также самовольный переход с одного предприятия на другое или из одного учреждения в другое. Уход с предприятия и учреждения или переход с одного предприятия на другое и из одного учреждения в другое может разрешить только директор предприятия или начальник учреждения…»
Переход с одного места на другое разрешался лишь в исключительных случаях. Впрочем, и для того, чтобы покинуть рабочее место на час-другой, требовались очень веские основания.
За самовольный уход с работы, опоздания и прогулы можно было загреметь в тюрьму на несколько месяцев. Или попасть на исправительно-трудовые работы с удержанием 25-ти процентов заработка сроком на 6 месяцев. Судам надлежало рассматривать такие дела быстро и без проволочек — за пять дней.
Можно представить себе, что творилось по утрам на улицах советских городов. Мужчины и женщины в безумной спешке повисали на подножках трамваев, набивались в автобусы и троллейбусы. И стар, и млад устраивал настоящие забеги с одной единственной целью — не опоздать! Случались и нервные обмороки, и травмы…
К нарушителям трудовой дисциплины власти требовали применять жесткие меры. Иные решения, к примеру, выговор или общественное порицание, расценивались как вредительство со стороны начальства, их потворство лентяям и бездельникам. Разумеется, это и тоже каралось.
На поток были поставлены реальные наказания, выражавшиеся в различных тюремных сроках. Их число быстро росло. Гораздо быстрее, чем производительность труда.
«На 15 сентября 1940 г. передано в суд материалов по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. на 1 082 216 человек, — сообщал, возможно, даже не без гордости прокурор СССР Совету народных комиссаров. — Осуждено всего 906 824 человека, в том числе за прогул — 755 440 человек, за самовольный уход с работы -131 718 человек, за покровительство прогульщикам — 2949 человек»
Следует отметить, что не все приговоры были обвинительными. Упомянутый Бочков отмечал, что «некоторые народные суды, не вникая в существо дела, механически выносят обвинительные приговоры вне зависимости от уважительности причин прогула». И приводил примеры — в этих случаях дела прекращались. И их было не так уж мало.
Руководители предприятий оказались между молотом и наковальней. С одной стороны от них требовали жестких мер. Но выполнение трудовых задний никто не отменял. И потому они вынуждены были порой защищать проштрафившихся работников, тем более, если они были хорошими специалистами. Иначе мог начаться кадровый голод, и все планы летели бы в тартарары…
Буквально на другой день после публикации указа в адрес партии и правительства полетели одобрительные послания. Вот одно из них, на имя председателя Совета народных комиссаров Молотова:
«Вячеслав Михайлович! Одобряю решение об удлинении рабочего дня и привлечении к судебной ответственности лиц за самовольный уход с предприятия. Проходимцам, видящим в наших социалистических предприятиях, в нашем государстве дойную корову, не место в среде рабочих коллективов, подлинных строителей коммунистического общества. 4 месяца тюремного заключения — срок достаточный для осознания своего преступления перед государством. Вячеслав Михайлович! Наш завод небольшой. Но 26 и 27 июня для этого небольшого завода были большим праздником. Лица, радостные, весенние лица мелькают всюду на нашем заводе. Люди, честные люди поздравляют друг друга с указом президиума Верховного Совета СССР. И только несколько лиц, если их можно еще назвать лицами, явились на завод несколько дней тому назад с багажом прогулов…»
Феномен сталинского социализма: люди рады, что им на горло накинули удавку!
Странно, но суровость указа не привело к сокращению нарушений трудовой дисциплины. Более того, число связанных с этой проблемой судебных дел существенно возросло, что видно из нового доклада Бочкова:
«На 1 января 1941 г. передано в суд материалов по Указу на 2 476 241 человека. Осуждено всего 1 955 790 человек, в том числе за прогул 1 648 575 человек, за самовольный уход с работы 299 942 человека и за покровительство прогульщикам 6951 человек. Оправдано 243 108 человек»
В справке отделе кадров МГК ВКП (б) «О выполнении предприятиями города указа Президиума Верховного Совета СССР „О переходе на 8-часовой рабочий день и 7-дневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений“, поданной 20 мая 1941 года в МК ВКП (б), говорилось, количество прогулов снижается крайне медленно. Так, на заводе „Красный пролетарий“ в феврале не вышло на работу 66 человек, в марте — 74, в апреле — 98.
К примеру, работник фабрики „Звукозапись“ Словуцкий самовольно ушел с работы. Почти через час вернулся, но — в нетрезвом виде. Инженеру другой фабрики — „Гознак“ Попову было разрешено приходить на работу не в 7.30 утра, как полагается, а между 7.30 и 8.30. С работы же он уходил в установленное время. Так продолжалось до 16 мая 1941 года.
»На заводе «Пролетарский труд» Краснопресненского района работал член партии т. Борисов, который от рядового слесаря вырос до начальника цеха, — говорилось в документе. — Он подал заявление: «Прошу уволить меня по собственному желанию, ввиду того, что меня не устраивают условия работы». Директор завода т. Степанов написал: «Согласен». Также были уволены т. Тюльпин и другие, а всего на заводе за 1940 г. было уволено по собственному желанию 200 человек»
Как отмечалось в справке, «РК ВКП (б) в последнее время резко ослабили борьбу за выполнение указа. Об этом свидетельствовал тот факт, что Коминтерновский, Ленинский, Октябрьский, Свердловский, Сокольнический, Таганский райкомы партии не обсуждали вопрос о трудовой дисциплине на бюро в течение 4 месяцев 1941 года. Отсюда, как следствие и первичные партогранизации слабо боролись за выполнение указа…».
В справке отделе кадров МГК ВКП (б) отмечалось, что большое количество нарушителей дисциплины имеется среди комсомольцев. Райкомы ВЛКСМ ослабили внимание к этому вопросу, не ведут учета, затягивают рассмотрение дел и не помогают первичным комсомольским организациям в борьбе за реализацию указа.
Во время Великой Отечественной войны действие указа стало еще более жестким. Постановление пленума Верховного суда СССР от 17 июля 1941 года уточняло, что если уже наказанный за прогул работник совершит подобное нарушение вторично, то «действия осужденного следует рассматривать как самостоятельное преступление и определять меру наказания в соответствии с ч. 2 ст. 5 Указа… по принципу сложения наказания». За третий прогул можно было получить реальный тюремный срок.
Следует отметить, что в качестве наказания использовалось и сокращение норм отпуска хлеба.
Представьте себе — провинившихся «исправляли» голодом! И в это время войны, когда люди и без того испытывали множество страданий и лишений!
Но Сталин и его соратники продолжали терзать народ. 26 декабря 1941 года Президиум Верховного Совета принял указ «Об ответственности рабочих и служащих предприятий военной промышленности за самовольный уход с предприятий». Согласно этому документу, самовольный уход с предприятий военной промышленности, было призвано «рассматривать как дезертирство, и лиц, виновных в самовольном уходе (дезертирстве), карать тюремным заключением на срок от 5 до 8 лет». Причем, подобные дела должны были рассматривать не гражданские суды, а военные трибуналы. А это, при отягчающих обстоятельствах могло грозить высшей мерой наказания…
За два с половиной года, с 26 июня 1940 года до 1 января 1943 года, за нарушения трудовой дисциплины, по данным Бочкова, было осуждено 5 121 840 человек.
Указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день…» действовал без малого 12 лет. И был отменен лишь 25 апреля 1956 года. Ответственность за самовольный уход с предприятий и из учреждений и прогул без уважительной причины заменялись мерами дисциплинарного или общественного воздействия — выговором, лишением премии или снижением вознаграждения. Можно было также уволить человека или передать материал на него в товарищеский суд Но еще долго утренней порой люди по старой памяти бежали во всю прыть к проходной. И со страхом поглядывали на часы, боясь, что часовая стрелка перейдет роковую черту прежде, чем они окажутся на своем рабочем месте…
Видео дня. Лахова пожаловалась Путину на радужные бренды и требует их запретить
Комментарии 1
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео