Ещё

Губер стал пешкой в чужой игре? 

Губер стал пешкой в чужой игре?
Фото: Свободная пресса
В  похоронили экс-губернатора . Если судить по количеству упоминаний в , это событие стало одним из самых заметных в российской информационной повестке за последние дни. Такое внимание оказалось предсказуемым. Похоже, ничего подобного бы не случилось, если бы Верховный суд в конце мая не принял к рассмотрению иск бывшего главы региона к президенту страны по поводу его увольнения «в связи с утратой доверия».
Фемида, прежде, как правило, всегда отклонявшая подобные исковые заявления, на сей раз поступила неожиданно. Несмотря на наличие многих оснований не принять иск. ВС назначил его рассмотрение на 30 июня, накануне голосования по поправкам в Конституцию.
«Если представить, что с ним, постучим по дереву, что-то случится до судебного заседания, то повод для шумихи в мировой прессе и выступлений оппозиции внутри страны будет практически идеальный, — писали СМИ в начале июня, зная о тяжелой болезни Игнатьева. — Социальное напряжение в стране и так велико, поэтому провокация могла бы упасть на удобренную почву. По сути, ситуация может стать аналогом «дела Магнитского» с принятием соответствующих санкций».
Так, по сути, и произошло. Самое интересное, что Игнатьев не был противником главы государства, всегда являлся достаточно примерным членом правящей партии. Но принятый ВС иск и его кончина стали мощным поводом для активизации оппозиции и антипрезидентских сил в стране. Прецедент фактически был создан «на пустом месте». И что удивительно, получается, создали его не противники главы государства, а, что называется, его верные соратники.
Смерть Игнатьева развязала языки многим, кому лучше бы было помолчать. Тем не менее после официальных сообщений о том, что экс-губернатор умер от коронавирусной двухсторонней пневмонии, протекавшей на фоне серьезных проблем с сердцем (годом раньше Игнатьев перенес инфаркт), в интернете начали стремительно появляться неофициальные конспирологические версии. Их авторами, нетрудно догадаться, стали представили особенно яркого, можно сказать, психиатрического отделения либеральной оппозиции.
«Умер от коронавируса бывший президент Чувашии, незадолго до этого подавший в суд на Путина, и сразу «все об одном и том подумали». Репутация…» — многозначительно высказался (здесь и далее цитаты из аккаунтов имярек в Facebook — ред.). «Я единственный пишущий в России человек, кто предсказал смерть бывшего главы Чувашии после подачи им иска… Я ведь сразу написала, как бы не убрали Игнатьева!» — бьет себя в грудь . «Последнее слово своё он сказал своим иском к путину (орфография сохранена. — ред.). Соболезную родным и близким и всему чувашскому народу», — скорбит Алена Блинова…».
Череду таких высказываний так и тянет завершить уже знаменитым черным экраном с титрами «Directed by Robert B. Weide». Более нелепых домыслов либералов представить сложно — как говорится, достигнуто дно.
Но самое интересное в истории с Игнатьевым то, что «под раздачу» попали и прямые антагонисты этих так называемых демократов — губернаторы, сотрудники и даже председатель Верховного Суда РФ.
В отличие от ура-демократов, объясняющих появление иска к Путину исключительно личным мужеством покойного экс-губернатора, люди здравые предположили, что казусы подобного масштаба не могут происходить случайно. «Такие иски просто так к производству не принимаются, как бы процессуально грамотно они ни были составлены, — считает юрист Юрий Рамбовский. — Никакой информации об иске нет, хотя важно понимать, его подписал сам Игнатьев или некто по доверенности. Думаю, опальный губер стал пешкой в чужой игре, им просто воспользовались, особенно с учетом состояния здоровья».
Интернет-издание «Правда.ру» задается вопросом: кому было выгодно «продвигать» иск Игнатьева, и приходит к выводу, что это далеко не представители оппозиции. Анализируя подготовленные поправки к Конституции, автор отмечает, что эти изменения, во-первых, существенно ограничивают власть региональных элит, а во-вторых, фактически лишают абсолютной независимости суды — Конституционный и Верховный. Таким образом издание недвусмысленно намекает, что принятие к рассмотрению иска Игнатьева, особенно с учетом назначения слушаний на 30 июня, в канун референдума, могло быть хорошо спланированной политической «диверсией». Цель которой — настроить избирателей либо против поправок, либо вообще на бойкот плебисцита. А в тайный кружок «диверсантов» при этом записываются председатель ВС РФ  и неопределенные «представители политических сил, находящихся в непосредственной близости от Старой площади».
При всей своей экстравагантности эта версия выглядит куда более разумной и убедительной, чем фантазии либералов о Путине со шприцем у постели умирающего Игнатьева. Ведь после принятия поправок судьбу того же Вячеслава Лебедева президент сможет решать фактически напрямую. Ведь если сейчас главу ВС вольны выбирать и снимать только сами судьи, то новая редакция Конституции даст право отправлять его в отставку по представлению президента!
Вот такая неожиданная коллизия возникла в связи с кончиной не самого влиятельного в России бывшего губернатора. Лучше всех её охарактеризовал в свою блоге известный российский политик, юрист и дипломат Александр Минжуренко:
«Жил-был президент Чувашии Михаил Игнатьев. 10 лет правил республикой. Но был уволен… Обиделся и подал в Верховный Суд РФ иск, оспаривая указ президента. Первое заседание суда было назначено на 30 июня. Но тут явился коронавирус и рассудил всё по-своему: умер Игнатьев. В 58 лет. Вывод: тщательно мойте руки и соблюдайте социально-политическую дистанцию».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео