Ещё

10 исторических московских больниц 

10 исторических московских больниц
Фото: Главгосэкспертиза России
Практически все московские медицинские учреждения, построенные до революции, носят или носили раньше имена людей, их построивших. Состоятельные люди жертвовали средства на богоугодные заведения по правилам христианской, да и просто общечеловеческой морали. В результате сегодня многие московские больницы расположены в зданиях, представляющих собой памятники архитектуры.
ГКБ №1 В конце XVIII века князь составил завещание, в котором распоряжался построить на весь накопленный за свою жизнь капитал «человеколюбивое, Отечеству полезное учреждение». Посвящал он свой благотворительный поступок памяти рано умершей и от рождения очень болезненной жены Екатерины Дмитриевны Голицыной (Кантемир). После кончины князя его двоюродные братья Александр и Михаи, добавив немало собственных средств к тем, что были завещаны, начали строительство больничных корпусов на берегу Москвы-реки. А супруга Павла I, императрица Мария Федоровна, привлекла к проекту знаменитых архитекторов — и . 22 июля 1802 года больница приняла первых пациентов, ими были самые бедные жители и окрестностей — кроме крепостных. Вскоре открылась и богадельня для неизлечимо больных. Когда войска Наполеона захватили Москву, Голицынскую больницу заняли под госпиталь для французов, но при этом наполеоновские медики лечили и русских солдат.
В 1828 году по соседству с Голицынской лечебницей началось строительство Первой Градской больницы с церковью . Это было первое в городе лечебное заведение, построенное на государственные деньги, к тому же самое крупное по числу мест. Как и Голицынская, Первая Градская предназначалась для бедных. Затем построили лечебницу для больных тифом, названную сначала Второй градской, но затем переименованную в честь московского градоначальника князя А. А. Щербатова.
После революции на территории больничного городка построили еще один корпус, а примыкающее здание бывшей долговой тюрьмы приспособили под консультативно-диагностическое отделение. В 1959 году все больницы, включая Голицынскую, объединили в новую Первую Градскую больницу имени великого хирурга . Сегодня она стала Городской клинической больницей № 1, одним из ведущих многопрофильных медучреждений .
ГКБ им. братьев Бахрушиных
В октябре 1882 года купцы Петр, Александр и Василий Бахрушины пожертвовали 450 тысяч рублей московскому городскому голове на строительство больницы. Затем Бахрушины пожертвовали еще 350 тысяч, и это было не последнее их вложение в благотворительность. Больных, которых принимали на лечение, называли «бахрушинскими пенсионерами»: они содержались за счет фонда больницы. Он составлял 210 тысяч рублей, и проценты с этих денег шли не только на больных, но и персонал, и на церковные нужды.
Проектировщиком выбрали мастера эклектики и псевдорусского стиля . К осени 1887 года на пустовавшем тогда Сокольничьем поле была построена большая больница для неизлечимых больных на 200 коек, разросшаяся до больничного комплекса: впоследствии здесь построили амбулаторию, первый в городе родильный приют и первый туберкулезный барак для женщин. В глубине участка разбили сад. Особенно красивым получилось главное здание больницы, декорированное элегантными наличниками, «ширинками», карнизом и парадным крыльцом. В главном корпусе была устроена трехглавая домовая церковь во имя Иконы Богоматери «Всех скорбящих радость». Под ней располагался фамильный склеп Бахрушиных, где впоследствии похоронили всех братьев и членов их семей.
В советское время домовая церковь и другой больничный храм — св. Пантелеймона — были уничтожены, центральную часть главного корпуса достроили до трех этажей. Прах Бахрушиных перезахоранивать не стали: склеп просто замуровали, и могилы меценатов в настоящий момент находятся под больницей.
Клиника Корсакова
В 1882 году от тяжелой психической болезни скончался представитель знаменитой купеческой династии Абрам Абрамович Морозов. Его вдова Варвара Алексеевна (в девичестве Хлудова) в свое время за старообрядца-Морозова выходить не хотела, в браке с ним счастлива не была, но до самой смерти ухаживала за мужем дома, не соглашаясь помещать его в психиатрическую больницу. В память о супруге она пожертвовала долю наследства на постройку клиники для психически больных на Девичьем поле. Здание больницы построено в 1887 году по проекту академика архитектуры, представителя поздней эклектики . Сегодня клиника входит в комплекс зданий Первого медицинского университета им. Сеченова, средства на возведение и содержание которых дали, в том числе, и другие представители династии Морозовых.
Первым директором психиатрической клиники стал , который долгие годы лечил Абрама Морозова, даже вне больницы поддерживая его в состоянии относительной ремиссии. Корсаков был одним из первых в мире психиатров, который осуществил отказ от использования смирительных рубашек, режимных изоляторов и других болезненных методов лечения. Последователи профессора Корсакова, руководившие клиникой, — В. П. Сербский, Ф. Е. Рыбаков, П. Б. Ганнушкин, Н. М. Жариков — также руководствовались идеей «нестеснения» больных. Пациентам разрешалось даже свободно гулять по саду, отгороженному от улицы. Изначально сад принадлежал жившему неподалеку, в Хамовниках, . Граф любил общаться с гулявшими больными, а затем и вовсе подарил сад клинике. В этом саду рос и опавший клен, о котором постоянный пациент клиники написал свое знаменитое стихотворение. Случилось это во время очередной госпитализации поэта, за месяц до его смерти, в ноябре 1925 года.
Университетская детская клиническая больница Первого МГМУ имени И. М. Сеченова
Здание клиники детских болезней на Девичьем поле построил Михаил Хлудов, родной брат , представитель знаменитого купеческого рода. Человек довольно эксцентричный — чего стоят тигр и пантера, которых предприниматель держал в своей московской квартире, или отравленная им по ошибке первая жена, — Хлудов все же чтил традиции семьи и жертвовал деньги на благотворительность. Средства на детскую больницу он решил выделить после того, как его старший сын Алексей в возрасте 12 лет погиб при невыясненных обстоятельствах. После этой трагедии Михаил Алексеевич указал в завещании, что 100 тыс. рублей и 25 паев Ярцевской мануфактуры отказывает в пользу детской больницы.
Вскоре после составления завещания 42-летний Хлудов умер в своем доме от белой горячки, а в 1896 году Константин Быковский построил на его деньги больничное здание в стиле эклектики. Оно отличается от других клиник больничного городка на Девичьем поле. Это большое краснокирпичное строение с белокаменными деталями, стилизованное под русское зодчество. В уставе больницы было прописано, что прием больных осуществляется по документам и регистрации, но в тяжелых случаях детей принимали и так. Для заразных пациентов была предусмотрена отдельная палата.
На открытии больницы представитель Министерства народного просвещения отметил, что это «роскошное учреждение обставлено всем, что можно пожелать не только для оказания помощи страждущим больным, но и успешного изучения науки».
До революции детская клиника носила имя Михаила Алексеевича Хлудова, сегодня это медицинское учреждение известно как Университетская детская клиническая больница Первого МГМУ имени И. М. Сеченова. Оригинальные интерьеры сохранились в здании до наших дней.
НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского
Граф Николай Петрович Шереметев был известен не только как меценат, поддерживающий людей искусства, но и своей благотворительностью. 28 июня 1792 года, в день своего 41-летия, он заложил здание госпиталя с богадельней для своих крестьян, а также неимущих москвичей — Странноприимный дом. Строительство велось на землях Шереметева, тянувшихся от современной Сухаревской площади до Грохольского переулка. Это позволило не только построить ансамбль из пяти каменных зданий с церковью Живоначальной Троицы, но и разбить сад для прогулок больных, а также аптекарский огород. Сам дом был спланирован по типу городской барской усадьбы. Однако в 1803 году здание было кардинально перестроено.
Причиной тому стала смерть молодой жены , бывшей крепостной актрисы его театра . Вдовец хотел возвести в память о супруге грандиозный дворец милосердия и пригласил для этого знаменитого итальянского архитектора Джакомо Кваренги. Тот придал Странноприимному дому монументальность и величие, но при этом сделал его более удобным для практического использования. В центральной части главного фасада Кваренги спроектировал полукруглую ротонду из дорических колонн. Фасад, выходивший в сад, он украсил дорическим портиком, в полукруглых нишах установил фигуры четырех евангелистов работы скульптора Фонтини. Кваренги изменил и домовую Троицкую церковь: пристроил к ней обходную галерею, позволившую соединить два крыла дома с больницей и богадельней.
Шереметьев не дожил до открытия Странноприимного дома всего год, однако своим завещанием обеспечил заведению средства для непрерывной деятельности на сто следующих лет. За это время здесь прошли лечение около двух миллионов человек. В середине XIX века Странноприимный дом стали называть Шереметевской больницей. Она была одной из лучших в городе: здесь внедрялись все новейшие открытия в естествознании и технике, а врачами были выпускники .
После революции 1917 года лечебное заведение превратилось в обычную городскую больницу. В 1923 году Мосздравотдел принял решение организовать на ее базе Институт неотложной помощи. Ему присвоили имя профессора хирургии , скончавшегося за двадцать лет до этого в своей полтавской усадьбе от инсульта и, к слову, никогда Шереметьевской больницей не руководившего.
Главный военный госпиталь имени Бурденко
Зато Склифосовский много работал в основанном по приказу Петра I Московском госпитале — как и его великие коллеги: Николай Пирогов, Ефрем Мухин, Николай Богораз и многие другие. Поскольку с первых дней работы в начале XVIII века в госпитале открылась школа для подготовки врачей «из природных россиян», это медицинское учреждение дало России первых отечественных лекарей.
В 1802 году госпиталь получил новое здание по проекту Ивана Васильевича Еготова, работавшего в стилях классицизма и русской готики. За свою историю госпиталь стал центром развития отечественной военной хирургии и многих других областей медицины. Сегодня Главный военный клинический госпиталь имени академика Н. Н. Бурденко — крупное многопрофильное учреждение, в составе которого функционируют 119 лечебно‑диагностических подразделений и 19 лечебно‑диагностических центров.
Детская городская клиническая больница святого Владимира
Крупный промышленник и строитель железных дорог Павел Григорьевич фон Дервиз из русского дворянского рода, происходившего из Гамбурга, не стал называть основанную им детскую больницу своим именем. Он построил ее в память о своем старшем сыне Владимире, умершем в младенчестве. Обратившись в 1872 году к московскому генерал-губернатору князю Долгорукову с идеей вложить 400 тыс. в строительство больницы, Дервиз одним из условий объявил: «Оставить навсегда в больнице 100 кроватей бесплатными для сирот и детей беднейших родителей».
Строил больницу в Сокольниках московский архитектор Николай Александрович Тютюнов вместе с петербуржцем, академиком и профессором Императорской Академии художеств Робертом Андреевичем Гёдике. Вместе с больничными корпусами была построена и церковь Живоначальной Троицы — как и основное здание, попавшее в Красную книгу Архнадзора, она сохранилась. В 1995 году церковь была вновь освящена.
После революции больнице присвоили имя И. В. Русакова — педиатра, более продвинувшегося не по врачебной, а по революционно-административной стезе. Более всего Русаков известен тем, что участвовал в подавлении Кронштадтского восстания в 1921 году, во время которого и был убит. В 1991 году Детской городской клинической больнице № 2 им. Русакова было возвращено ее историческое имя.
Морозовская детская городская клиническая больница
В конце XIX века в разраставшейся Москве часто случались эпидемии кори, дифтерии, коклюша и других детских инфекций. Больных детей принимала единственная в городе описанная выше Детская больница св. Владимира, и мест в ней катастрофически не хватало.
В 1900 году московский купец выдал на строительство больницы для детей из малоимущих семей 400 тыс. рублей, завещанных ему отцом, Викулой Елисеевичем (имя Морозова-старшего больница и получила впоследствии). Архитектором стал мастер русского модерна Илларион Александрович Иванов-Шиц.
Во избежание перекрестного заражения под каждую инфекцию он построил отдельный павильон с жилыми помещениями для нянь и фельдшеров. Еще во время строительства начала работу амбулатория больницы, в которой ежедневно принимали до 500 детей, а прием вели педиатры, инфекционисты и хирурги. Также были оборудованы операционная, прививочный кабинет, где проводили вакцинацию от оспы, лаборатория и аптека. В 1903 году открылись корпуса для больных дифтерией, скарлатиной и смешанными инфекциями. В 1906 году было построено все девять лечебных корпусов, часовня, хозяйственные постройки и жилые корпуса для персонала. Медсестрами в больнице работали женщины из общины «Утоли моя печали». А в 1914 году купец первой гильдии Александр Андреевич Карзинкин построил при Морозовской больнице лечебницу для грудных младенцев с амбулаторией, молочной кухней и возможностью проживания кормилиц. Кроме того, Алексей Морозов отправил московского детского хирурга Тимофея Краснобаева на повышение квалификации в Европу.
В советское время больница значительно расширилась, появились новые корпуса, медицинское заведение стало многопрофильным. В 1993 году ей было возвращено историческое название, а на фасаде административного корпуса появилась мемориальная доска в память о Викуле Морозове. Сегодня Морозовская больница представляет собой стационар на 1044 койки и состоит из 28 клинических и 10 вспомогательных отделений.
Роддом №6 Коренная москвичка Агриппина Александровна Абрикосова, жена знаменитого «кондитерского короля» , была одной из самых активных столичных благотворительниц. Она жертвовала деньги семьям убитых и раненых в войне с Турцией, отдала огромное состояние — 100 тыс. рублей — на модернизацию здания Московской консерватории, основала несколько приютов для бездомных, детский сад, а также «Бесплатный родильный приют и гинекологическую лечебницу с постоянными кроватями».
Последнее богоугодное заведение было особенно близко Агриппине Александровне, которая за свою жизнь родила 22 ребенка, 17 из которых выжили, так что в 1899 году с золотой свадьбой Абрикосовых пришли поздравить более ста их детей, внуков и правнуков.
В 1906 году, уже после смерти супругов Абрикосовых, по завещанию Агриппины Александровны на Миусском поле был построен городской родильный дом. Заказ получил Илларион Иванов-Шиц. Он спроектировал здание в стиле венского Сецессиона.
В 1918 году роддому дали номер (шестой), отняли имя многодетной щедрой благотворительницы и назвали в честь бесплодной Н. К. Крупской. Но в 1994 году многочисленные потомки Абрикосовых, среди которых немало известных людей — например, нобелевский лауреат по физике, А. А. Абрикосов, академик А. И. Абрикосов, художник , добились того, чтобы роддому вернули имя его основательницы.
Не так давно роддом №6 им. А. А. Абрикосовой закрылся.
Городская клиническая больница имени С. П. Боткина
Почетный гражданин Москвы, купец первой гильдии Козьма Терентьевич Солдатёнков, умерший в 1901 году, оставил завещание, в котором распорядился выделить порядка 2 млн рублей, на постройку «новой бесплатной больницы для всех, без различия званий, сословий и религий». Московское городское управление предоставило под строительство 10 десятин земли на Ходынском поле, а Илларион Иванов-Шиц уже в который раз выиграл конкурс на строительство лечебного заведения. За два с половиной года он построил гигантский медицинский городок из 12 корпусов на 505 коек. Открывшейся в конце 1910 года больнице дали имя Солдатёнкова. По завещанию мецената на территории больницы построили и храм — конечно же, в честь святых Косьмы и Дамиана. В советское время помещение церкви по сложившейся тогда традиции приспособили под патологоанатомическое отделение. В лоно храм вернулся в 1997 году.
В 1920 году, в честь десятилетия Солдатёнковской больницы, ей дали имя знаменитого инфекциониста Сергея Петровича Боткина, который работал, в основном, в Петербурге и Крыму, а к московской больнице на Ходынке отношения никогда не имел. В 1993 году на территории больницы установили памятник Козьме Солдатёнкову.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео