В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Утраченные иллюзии нового мира: размышляя о будущем

Современный кризис экономики и системы государственного управления в мире и в , вызванный пандемией COVID-2019, с очевидностью показал иллюзорность институтов гражданского общества.

Утраченные иллюзии нового мира: размышляя о будущем
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели

Если взять шире, то демократия, права и свободы человека и гражданина как инструменты правового государства – оказались бессильны перед угрозой человечеству, а институты гражданского общества - не смогли организованно противостоять не только самой угрозе здоровью и жизни людей на планете, но и последствиям пандемии (порой, более существенным, чем сама пандемия), таким как крах экономики (разрыв международных торговых цепочек, прекращение производства и товарооборота, безработица, крах малого бизнеса) и вызванные сбоем привычной жизни психологические проблемы населения (паника на биржах и торговых площадках). Иллюзия свободного выбора и демократических процедур была утрачена введением государственными властями разных стран чрезвычайного положения или псевдо-режима самоизоляции (карантина), как только государства столкнулись с силой, превосходящей ресурсы и возможности самих государственных систем не только здравоохранения, но и управления.

Видео дня

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ КАК УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ТЕХНОЛОГИЯ

Впервые теория чрезвычайного положения была сформулирована в 1921 г. в книге «О диктатуре», который писал: сегодня мы наблюдаем со всей очевидностью: с того момента как «чрезвычайное положение ... стало правилом», оно все чаще и чаще оказывается управленческой технологией, а не вынужденной чрезвычайной мерой, и обнаруживает свою природу основополагающей парадигмы правового порядка. Государство по своей природе предназначено разрешать общие проблемы и обеспечивать общий порядок в интересах всех социальных общностей, а не только правящих общественных групп и слоев населения.

ГОСУДАРСТВО СОХРАНЯЕТ СЕБЯ, А НЕ ГРАЖДАН

Многие государства мира ограничили реализацию гарантированных конституциями прав и свобод человека и гражданина, например, ограничили свободу передвижения населения, ввели санкции за нарушение этих новых правил, обосновав подобное ужесточение необходимостью сохранения жизни и здоровья своих граждан. С одной стороны, это так! Но есть и другая сторона - ограничивая свободу своих граждан, государство, во-первых, констатирует невозможность решения проблем институтами демократии и гражданского общества, а значит - декоративность и иллюзорность данных институтов очевидна!

Во-вторых, государство (бюрократический аппарат) таким образом сохраняет себя, поскольку система здравоохранения имеет определенный ресурс (например, количество производимых аппаратов ИВЛ, количество койко-мест в больницах, наконец, количество медиков и больниц для пациентов), и когда количество пациентов превысит ресурс системы здравоохранения, население, не получившее должной медицинской помощи, гарантированной Конституцией, будет болеть и умирать. И отвечать за это обязано государство, не обеспечившее должного ресурса и своевременного медицинского лечения своих граждан. Это, в свою очередь, вызовет недовольство населения властью, и может спровоцировать акты гражданского неповиновения, направленные против чиновников и конкретной власти (на федеральном и региональном уровнях). Власть это понимает и такой перспективы, конечно, не допустит. Именно поэтому ограничиваются права и свободы – власть самосохраняет себя (если меньше граждан заболеет, то и медицинская помощь незаболевшим не понадобится, а если «растянуть» заболеваемость, то на постоянно освобождающиеся койко-места можно постепенно размещать новых заболевших, думается, цель самоизоляции именно в этом).

Модель происходящего в мире, в частности, в России, можно назвать моделью фактического чрезвычайного положения (состоянием неопределенности, хаоса, возможно, управляемого). Де-юре в России не объявлялось чрезвычайное положение, - в этом случае власти пришлось бы взять на себя большие обязательства и быть ответственной за потери (убытки, срыв контрактов, остановка торговли, производства, увольнение с работы, безработица) своих граждан и бизнеса. Российская власть этого не сделала, хотя бы потому, что общество от власти этого не потребовало.

Осознанное использование чрезвычайного положения (даже если оно не было объявлено формально) стало одной из главных практик современных государств. История знает подобные примеры. После того как Гитлер пришел к власти, 28 февраля 1933 г. он издал Декрет «О защите народа и государства», приостановив действие тех статей Веймарской конституции, которые касались личных прав и свобод человека и гражданина. Напомним, что Декрет никогда не был отменен, что с юридической точки зрения позволяет считать Третий рейх чрезвычайным положением, длившимся 12 лет (с 1933 г. до 1945 г.). В этом смысле, современную ситуацию борьбы с коронавирусом можно определить как режим фактического чрезвычайного положения, сделавший возможным для власти ограничить без особого объяснения причин и общественных дискуссий о законности или незаконности такого действия, права и свободы граждан. Иными словами, государство, которое, согласно демократической идее, должно служить своим гражданам, не спросило граждан. Но и граждане не поставили конкретные вопросы и требования перед государством!

ЧТО В ИТОГЕ И ЧТО ДАЛЬШЕ?

Сейчас, спустя два месяца так называемой «самоизоляции» наша страна «вползает» в глубокий социально-экономический кризис, основными итогами которого на лето 2020 г. стали: с одной стороны, сохранившая себя власть, с другой, - обедневший народ и разорившийся малый бизнес.

Впереди 1 июля 2020 г. – так называемый «плебисцит» по одобрению поправок в Конституцию России, которые, на самом деле, уже приняты! Есть версия, что главной целью этого неурегулированного действующими законами мероприятия, очень похожего на постановочный спектакль, является легитимизация пожизненного правления одного человека. На фоне разрушающейся экономики и снижения уровня жизни граждан власть продолжает укреплять себя, а Россия – согласно Конституции, является демократическим правовым государством...

Осенью 2020 г. эпидемиологи предсказывают вторую волну пандемии. Нас приучают, а мы привыкаем к новым условиям миропорядка, к новой управляемой жизни – с ограничениями, сидением дома, самоизоляцией. Важно чтобы эти «временные» правила, ограничивающие наши права и свободы, когда-то завоеванные нашими предками, власть не забыла отменить, как это уже было в истории, а мы не забыли бы власти об этом напомнить.

Важно в условиях спасения здоровья и жизни людей не забыть об идеях демократии, чтобы потом к ним вернуться…