Ещё

Турецкий марш. О стране, где патриотизм — забота о стариках, медиках и детях 

Турецкий марш. О стране, где патриотизм — забота о стариках, медиках и детях
Фото: Украина.ру
Я безусловно верю в слова Лиона Фейхтвангера о том, что проблема совсем не в том, что мы не знаем ответа на многие судьбоносные вопросы. Мир полон этих ответов. Но мы не знаем к ним вопросов.
Сейчас в Сети идет лютый «срач» между поклонниками двух медийных тяжеловесов. Хотя понять расстановку сил несложно: бездарь обычно оперирует ответами, талант — вопросами. Правда, в родном краю найти и совместить ответы и вопросы сложновато. «Замылен» глаз. В чужом скрытые смыслы становятся очевидными. Вот и сейчас в турецком длительном карантине я смотрю на многое как бы со стороны. И многое открывается.
Есть небезопасная, прямо скажем, тема патриотизма. Сегодня он переживает подъем, расцвет во многих странах. Ясно, что это ответ. Причем очень сильный ответ. Но вот на какой вопрос? Раньше я думал, что это очевидный ответ на некую внешнюю агрессию или внутреннее предательство. Турецкая действительность убеждает меня, что все сложнее. Много сложнее. Поясню.
Почему-то приходят на ум странные, даже неприличные аналогии. Вспомнился, например, некогда культовый американский роман «Что-то случилось». Там герой недоумевает, почему рассказы приятелей в курилке о постельных шалостях с секретаршами воспринимаются на ура, но стоит кому-то перебить тему фразой «а вот я со своей женой…», как все смущенно расходятся. Да, курьезные истории «про это» с секретаршами звучат бесстыдно. Но мило. А серьезные откровения «про это» с законными женами звучат пристойно. Но уныло.
Еще раз прошу прощения за аналогию. Но и патриотизм всегда балансирует на грани. С одной стороны, здесь легко впасть в рас…дяйство и «смехачество» (как сказал бы великий Бахтин), с другой — в унылый пафос и напыщенность. Османы, как мне кажется, близки к золотой середине.
Я с восторгом смотрю, как утром дети поют гимн у своих школ. Или благоговейно замирают у ограды, если вдруг опоздали на линейку. На любом массовом пикнике (так было до эпидемии и, уверен, будет после) разок исполняли любимый «Измирский марш»: «Яша Мустафа-паша…» (тур. «славься, Мустафа-паша…» — Ред.). Все экзальтированно включались и темпераментно подпевали. Два больших турецких праздника мне довелось встретить на карантинном балконе — та же история. Все поют, танцуют, смеются и машут друг другу с террас.
Но… Но я никогда не слышал, чтобы марши и гимны пели постоянно. Никогда не видел, чтобы по улицам носились активисты, завернутые в национальные флаги… Ну, помните, что волшебный эликсир оживляет, если его не слишком мало, но и не избыточно много. И турки что-то знают.
Я подолгу бываю в этой стране уже четверть века. «Заболел» ею, когда прочитал у  о старых турецких рыбаках, которые умеют предсказывать будущее по форме и цвету осенних облаков. Но облака были здесь всегда, а та деликатная, не вызывающая и не оскорбляющая чувств других любовь к своей стране, которая и является патриотизмом, проявилась не так уж давно. И вот я много лет пытаюсь понять — это ответ на какой вопрос и на какой вызов?
Говорят, что мать нужно любить любую — даже нищую, грязную, безумную. Согласен. Но все же любить маму красивую, ухоженную, образованную, умную, наверное, легче. Похожий принцип можно отнести к своей стране. Конечно, и четверть века назад турки любили свою прекрасную землю. Но то, как страна изменилась за это время, поражает. Мне не нравятся пусть важные, но абстрактные аргументы: всякие там ВВП, бюджеты, банковские ресурсы… Все это может быть прекрасным, а жизнь — не очень. Но есть наглядные вещи, которые сложно оспорить и невозможно подделать.
Помню, занес где-то в Европе инфекцию в глаза. Заплатил там врачам серьезные деньги, но лучше не стало. Прямо катастрофа. И тут деловая поездка в Турцию. Сразу в клинику. Был поражен количеством и размерами аппаратуры в кабинете офтальмолога. Врач быстро все диагностировал, прописал процедуры и пожурил европейских коллег за неправильный диагноз. Посоветовал никогда у них не лечиться. А через пять дней я был абсолютно здоров. Встретился с директором клиники. Молодой элегантный человек, больше похожий на банкира, чем на врача, выслушал мою благодарность и сказал: «Просто мы решили медицину сделать лучшей в мире. К нам уже едут лечиться не только из Европы, но и из-за океана. Голливуд уже поехал». Вот так все «просто». Но сейчас каждый вечер турки свистят и хлопают в ладоши на балконах в честь своих медиков, которыми безумно гордятся.
Говорят, что эпидемия еще мало что изменила, но многое обнажила, проявила, высветила.
Я всегда с легким скепсисом относился к словам несомненно гениального, но чрезмерно галантного Маркса о том, что уровень развития общества определяется его уровнем отношения к женщинам. Мне представляется, что отношение к старикам и детям в этом плане более показательно. В Турции культ уважения к старикам и культ любви к детям. Как-то с турецким приятелем мы смотрели сюжет украинского ТВ. Там громадный недоросль «натягивал на Одессу» — плющил бугристым лбом лицо пожилого ветерана. И вот победа! У оппонента сломан нос! Типа, учил старика-«ватника» родину любить. На других кадрах могучие волонтеры терзали маленькую девочку с георгиевской ленточкой.
Турок буквально обомлел и сказал, что у них бы «такие» не дошли даже до тюрьмы. Когда здесь начался карантин, власти прежде всего приняли меры для снижения психологической нагрузки именно на пожилых и детей. Выделялись парки, скверы, дворы, назначалось время — специально для того, чтобы эти категории могли погулять. Кажется, в Турции нет ни домов престарелых, ни детских домов — всех одиноких забирают в семьи. Горжусь за них.
А их собственные космические исследования, новейшие аэропорты, классные дороги, вузы, гимназии, музеи, технопарки? А «цифровые лавочки» в приморских парках, где, нажав на кнопку, можно бесплатно часами слушать, глядя в морскую даль, лучших турецких писателей, поэтов, философов? А продвинутые медиа, создающиеся, как и в России, явно с избыточной мощностью? Это отдельная тема.
Да, их патриотизм ощутим, наполнен вполне конкретным содержанием. И он даже рентабелен. Если, конечно, в это содержание включено и умение радоваться любви других народов к своим отечествам. Особенно когда эта любовь эстетична, эпична, благородна. На празднике Победы я много раз слышал с чужих балконов звучание моей любимой «Белла чао». Раньше думал, что лучше всех про красных партизан поют великие Брегович с Кустурицей. Но вот услышал в записи турецкой группы и засомневался. Такая сумасшедшая оркестровка! Много и уместно звучала наша неизменная «Катюша». Понимаю недоумение моих турецких друзей по поводу протеста украинского посла, который ее исполнение приравнял к провокации. Провокацией не может быть ни любовь народа к своей героике, ни уважение к этой любви других народов.
Забыл сказать, нравятся мне турецкие марши. Во-первых, это красиво…
Видео дня. Кафельникова попалась на удочку экс-жениха Ходченковой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео