Ещё

«Это не наша война»: каково место России в противостоянии США и Китая? 

«Это не наша война»: каково место России в противостоянии США и Китая?
Фото: Реальное время
На фоне пандемии, резко ускорившей структурные изменения в политике, экономике, технологиях и социальных процессах, наметилось укрепление новой биполярности мира, где на одном полюсе находятся , а на другом — . Каково место в новой системе и какие шаги ей стоит предпринимать? Так ли крепка дружба между нашей страной и Китаем, которому мы сейчас очевидно симпатизируем? Как пандемия и новая биполярность отразятся на контроле за вооружением и ждать ли нам ядерной войны? На эти и многие другие вопросы ответили участники прошедшей накануне онлайн-сессии «Примаковских чтений». Подробности — в материале «Реального времени».
"Это не биполярность эпохи холодной войны"
Эксперты, принявшие участие в первой онлайн-сессии «Примаковских чтений», сошлись во мнении, что ключевым событием в мировой политике сейчас является резкое обострение американо-китайских отношений.
— Какая ситуация сложилась к лету 2020 года: 20 мая Белый дом публикует стратегический подход США в отношении КНР, который однозначно формулирует политику сдерживания Китая в экономике, идеологии и безопасности. Мы видим, что Китай ищет компромиссы, а США хотят затормозить его рост, не договариваясь. Такая асимметрия — это часть пост-ковидного мирового порядка и наверняка она очень опасна, — уверен академик, президент .
На этом фоне наблюдается зарождение тревожной тенденции сползания мира к новой биполярности. В годы холодной войны на разных полюсах находились СССР, США и их союзники. По мнению руководителя Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексея Арбатова, это было очень опасное время, но  в той или иной мере контролировала события. В новой же биполярности одним из полюсов будет Китай, а не Россия.
— Биполярность, которая может наступить, действительно весьма тревожит, — соглашается главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» . — Как мне кажется, она будет совсем не такой, как мы представляем себе, основываясь на опыте второй половины XX века. Тогдашняя всеобъемлющая конкуренция между СССР и США служила в каком-то смысле фактором стабилизации отношений. Это были два достаточно изолированных друг от друга мира, которые выстраивали баланс. Да, с некоторыми срывами, но, тем не менее, окончательного срыва, как мы знаем, не произошло.
По мнению спикера, сейчас этого не наблюдается, поскольку Китай, при всей специфике своего мировоззрения и культуры, «не представляет никакого идеологического вызова Западу». — Китайцы не собираются создавать колхозы в Мичигане и действовать в той же парадигме глобальной капиталистической экономики, что и США. Это возвращает нас к совершенно другой эпохе. На мой взгляд, это не биполярность эпохи холодной войны, а скорее то что напоминает одну из работ Ленина «Империализм, как высшая стадия капитализма». Я боюсь, что мы сейчас идем к этому состоянию, — считает Лукьянов.
"Это не наша война"
В таком случае, что делать России? Какая роль ей будет отведена в новом мироустройстве? Александр Дынкин считает, что перед нашей страной сейчас открывается новая роль — балансирующей державы. При этом однозначно занимать ту или другую сторону для нас было бы достаточно опрометчиво. Эксперт советует учитывать то, что текущие отношения России с Китаем скорее определяются формулой «никогда против друг друга, но не всегда вместе».
— Правильно было сказано: «никогда против друг друга, не всегда вместе». Несколько лет назад один из руководящих деятелей КНР посетил Россию и, желая продемонстрировать хорошие намерения, сказал: «У Китая самое большое население, у России — самая большая территория. Мы органически дополняем друг друга». Может быть, он имел в виду что-то хорошее, но если вдуматься в эту фразу… Китайские товарищи мыслят большими категориями — это их менталитет. И многие сейчас забыли, что всего 50 лет назад мы воевали, — напоминает глава Центра международной безопасности ИМЭМО РАН . — Сейчас у нас прекрасные отношения, но России необходимо соблюдать дистанцию, ей нельзя бросаться из крайности в крайность. Нам надо максимально играть роль независимого центра силы.
В свою очередь, главред журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что России не стоит пытаться влиять на укрепление новой биполярности.
— Я честно говоря, не вижу никаких аргументов, которые могли бы заставить нас в этом противостоянии поддержать США, учитывая то, как они ведут себя в отношении России. В то же время, как говорил (иногда в полушутливой, а иногда во вполне серьезной манере): «Это не наша война». Война за мировое господство, которую они ведут, — это их дела. Мы в свое время поучаствовали, больше не будем. В этом плане позиция благожелательного нейтралитета с симпатиями в адрес Китая — вполне адекватна. Но в целом это их проблемы, — считает эксперт.
" должна пойти по пути реформ"
Как справедливо заметил модератор онлайн-сессии — спецпредставитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству , биполярность неизбежно приведет к давлению на все международные организации, включая ООН.
— То, что надо хранить, как зеницу ока, так это ООН. Причем именно в той части, которая касается Совбеза и права вето, поскольку это величайшее достижение политической мысли, замена большой войны. Когда в 1945 году договорились, что вместо войны друг с другом великие державы могут просто заблокировать то, что им не нравится, был грандиозный успех. Если мы потеряем это, война будет неизбежна, — предполагает Федор Лукьянов.
В то же время ректор , согласившийся с тем, что «нам надо высоко ценить ООН и делать все возможное для ее сохранения», считает, что нынешний кризис показал не только недостаточную дееспособность Организации объединенных наций для решения возникших сейчас вопросов, но и обратил внимание на необходимость ее реформирования.
— За 75 лет существования ООН мир колоссально изменился, а сама организация осталась такой же, как и в 1945 году. Все попытки реформировать ее пока не привели ни к каким реальным результатам. ООН должна пойти по пути реформ, — соглашается руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов.
"По итогам пандемии мир может быть отброшен в 50-е годы"
Не менее важной темой для обсуждения является контроль за вооружением. Как сказал в ходе сессии Алексей Арбатов: «Пандемия рано или поздно пройдет, а ядерное оружие останется, а вместе с ним сохранится и угроза ядерной войны».
Эксперт указывает на то, что эпидемия коронавируса уже негативно сказалась на контроле за вооружением. К примеру, временно прекратились все плановые поездки России и США, связанные с договором СНВ-III. Также из-за пандемии не состоялась очередная конференция по рассмотрению договора «О нераспространении ядерного оружия», которому в этом году исполнилось 50 лет. Встреча, на которой рассматриваются самые острые проблемы, касающиеся нераспространения ядерного оружия, была отложена на год, а за это время ситуация может заметно ухудшиться.
— По итогам пандемии мир может быть отброшен в 50-е годы — в то время, когда шла гонка вооружений, но не было никакой системы контроля. Всем известно, до чего мир дошел в те годы — это Карибский кризис. Тогда только чудо спасло мир от катастрофы, — высказался Алексей Арбатов. Эксперт также призвал участников сессии обратить внимание на то, что, по расчетам американского стратегического командования, ядерный удар, который США тогда собирались нанести по Советскому союзу, Китаю и их союзникам, в течение нескольких месяцев уничтожил бы 800 млн человек.
Видео дня. Баснословные гонорары Лолиты шокировали Юрия Лозу
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео