Есть пророки в своём отечестве. Это обнадёживает

Пришло время трезво и ясно оценить самих себя и понять, что у русских с мозгами не только всё в порядке, но и гораздо лучше, чем у всех остальных. Восемь лет назад, в апреле 2012 года, нынешний глава опубликовал статью "Капитализация будущего" https://law-journal.ru/files/pdf/201204/201204_42.pdf , которая прошла в то время незамеченной, но была поднята на поверхность и обсмеяна злыми языками, когда Вайно принял пост от . Это статья описывала нечто, что было названо нооскопом. Нооскоп - это действительно нечто, ибо это и не сущность, не объект, не явление и пока даже не феномен. Скорее, это кластер всех этих понятий. В самой сути же идеи нооскопа лежит назревающая до полной и неотвратимой насущности потребность в глобальной теории и рабочей математической модели системы "общество-природа". Слово "нооскоп" двусоставное, подразумевающее наблюдение - "скопирование" - ноосферы. Ноосфера - это достаточно неопределенный термин, придуманный сотню лет назад Эдуаром Ле Руа и использованный Пьером Тейяром де Шарденом и . Он служит для обозначения умозрительного сложносоставного конструкта, состоящего из биосферы, точек приложения человеческих преобразований к биосфере (от ландшафтных изменений до выбросов в атмосферу и загрязнения всяческими излучениями), а также гипотетического и скорее эзотерического эгрегора, в котором заложено и содержится всё возможное знание и весь спектр идей. Приверженцы ноосферы считают, что идеи и изобретения суть не столько продукт человеческого гения как игры слабых электромагнитных импульсов в аксоно-дендритных лабиринтах неокортекса, сколько результат уловления этих извечно существовавших идей аурой головного мозга из ноосферы, то есть уловление сигнала подобием мозговой радарной решетки с последующей распаковкой и расшифровкой этих идей в сознании человека, как происходит распаковка сжатых цифровых файлов в изображение и текст при передаче через Интернет.
Есть пророки в своём отечестве. Это обнадёживает
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели
На текущем уровне понимания мироздания у человечества нет никаких возможностей как подтвердить, так и опровергнуть концепцию невидимого эгрегора, содержащего множественность идей, в том числе научно-технических. Но это не значит, что такое в принципе невозможно; существуют факты, которые не поддаются рациональному объяснению. Например, что все технические изобретения появляются практически одновременно в нескольких местах, приходя в головы никак не связанным между собой исследователям. Будь то паровозы, электрические лампочки, самолеты, автомобили, радио или компьютеры, - эти идеи возникают одновременно у нескольких изобретателей, причем каждый гений приходит к ним своим путём. Но суть идеи они выхватывают как вновь открытую и доселе неизвестную работающую силу природных процессов, будь то расширение нагревающихся газов, генерацию электричества во вращающейся среди магнитов катушке или передачу сигнала через невидимые радиоволны. Скептики возражают: дескать, сама логика поступательного развития человеческого знания приводит к таким открытиям. Но это похоже на крепость задним умом: сначала событие внезапно происходит, а потом умники подводят под нежданно случившееся логическое объяснение, пытаясь выявить причинно-следственные связи и притягивая доказательства за уши методом свободной интерпретации фактов и выдавая свои предположения за скрытую, но объективную реальность. Поэтому людям, мыслящим свободно, бывает крайне неловко делиться своими идеями, возникающими на уровне предположений и как бы ниоткуда, потому что их обсмеивают с угрозой потери репутации серьёзного человека. Когда подобные ограничения снимаются и скептиков просят помолчать, как это было в тридцатые годы в Германии, то невесть откуда берущиеся идеи обеспечивают невиданные технические прорывы - в области химии, реактивного движения, атомной энергии, вычислительной техники, медицины и прочего.
Антона Вайно тоже обсмеяли, но вяло, поплевав в него и его соавторов с безопасного и почтительного расстояния. Никто не дал себе труда разобраться в сути предложенной этими товарищами идеи. А она актуальна до предела – Вайно со товарищи предложил создать систему мониторинга основных биосферных процессов, дабы определять постоянно, ежечасно и ежемоментно, что происходит в окружающей среде и как человеческая деятельность влияет на текущее положение планетарных дел. Подобную систему мониторинга следует, по мнению Вайно и соавторов, распространить также на крупные технические объекты, инциденты на которых могут приводить к глобальным катастрофам. И это абсолютно верная, безошибочная идея. В такой системе не спрячешь и не замолчишь очередной или , не сольёшь отраву в Ганг или Янцзы, не сбросишь втихаря бочки с отработанными ядерными материалами в Тихий океан. Отсутствие глобального мониторинга становится чрезвычайно опасным для всего человечества. Говорят, например, что после отчаянных попыток компании ВР сначала замести следы, а потом ликвидировать последствия аварии на нефтедобывающих промыслах в Мексиканском заливе, в воду были сброшены сотни тысяч тонн химикатов, могущих разложить выброшенную в море нефть. Последствием этих действий стало изменение плотности слоев солёной воды в заливе, из-за чего один из рукавов Гольфстрима поменял своё направление и стал остывать, что в обозримом будущем приведет к необратимым климатическим изменениям, катастрофическим для сопредельных государств. Разумеется, зелёные террористы из Гринписа об этом молчат, равно как и о варварском убийстве Техащины добычей сланцевых углеводородов, потому что можно огрести тяжких дроздей от суровых техасских нефтяников, покусившись на святое – на доходы.
В создании нооскопа видится две основных проблемы. Первая - это математическая модель либо биосферы, либо самой ноосферы. Силами российской математической школы такую модель можно разработать; собственно, это можно сделать только в России, потому что математика остаётся не конца разгромленной - эти геометры и алгебраисты попрятались в Институте Стеклова, на мехматах и матмехах, сидят тихо, как барсики, не привлекая к себе излишнего внимания и тщательно пестуя легенду о собственной юродивости после знаменитого демарша Гриши Перельмана, после которого реформаторы науки оставили этих небожителей не то что в покое, но в некотором спасительном небрежении. Пока их не разогнали и не повывели, как церковных мышат, можно дать им немножко денег и поставить грандиозную задачу разработать математическую модель биосферы, чтобы знать, каково её идеальное состояние, каковы возможности флуктуаций, где точки уязвимости и точки бифуркаций, где и от чего могут возникнуть необратимые процессы, могущие привести к катастрофическим планетарным последствиям. В России попытки подобного моделирования предпринимались, и Россия была впереди всей планеты, когда академик в 1980-х обнародовал результаты обсчёта климатических последствий ядерной войны - как оказалось, неизбежное наступление "ядерной зимы" на всей планете делало обмены ядерными ударами совершенно бессмысленными, самоубийственными.
На излёте СССР, который опережал во многих теоретических аспектах западную науку на десятилетия, в 1991 году в главном умственном тресте страны, в Институте системных исследований, была защищена в виде диссертации, пожалуй, единственная в мире работа по философско-методологическим аспектам проблем управления системой "общество-природа" авторства Владимира Котляра https://dlib.rsl.ru/viewer/01000085047#?page=1. В этой работе обозначались реперные точки для создания работающей модели ноосферы как вполне материалистической системы "общество-природа" – то есть создавался методологический подход для понимания и управления (либо невмешательства) в природные процессы человеком. Была поставлена вполне конкретная задача определить, где пределы прочности – или хрупкости – процессов самоорганизации и самовосстановления природной среды, а также определить лимиты биосферных ресурсов. Поскольку в 1991 году советская власть приказала долго жить, а новой власти биосфера была, как говорит современная молодёжь, "по фэншую", то данное направление исследований не получило своего дальнейшего развития. На Западе подобными фундаментальными идеями вообще не увлекались, разве только западное климатическое жульё брало советские идеи и вставляло фальсифицированные и подтасованные данные, чтоб распарить малограмотную западную политическую элиту на оплату работ по охлаждению теплеющей атмосферы и обратную заморозку полярных льдов. Серьёзных же исследований и осмыслений больше не проводилось, потому что такая работа вроде бы нужна всем, но никому конкретно, поэтому платить за общее благо никто не хотел (и сейчас не хочет). Как мы видим из последних событий первой половины 2020 года, особенно на примере (ВОЗ) в связи с распространением коронавируса, принцип «кто девушку ужинает, тот её и танцует» остаётся неизменным и универсальным. Раз Китай на сегодня содержит ВОЗ, то результаты научных исследований будут сервированы и поданы по всем правилам высокой китайской политической кухни.
Вторая проблема создания нооскопа - техническая. Нужны приборы. Нужны датчики, нужна измерительная аппаратура, объединенная в систему, в вычислительный кластер. В России интеграторы есть, например, компания IBS. Эта компания была готова создать уникальную схему территориального планирования Российской Федерации. В 2009 году к её руководителям и Сергею Мацоцкому обратились главный архитектор «Олимпстроя» и статс-секретарь Союза Архитекторов Владимир Михайленко. Стоял вопрос государственной важности: может ли IBS интегрировать в единую цифровую платформу 35 слоев информации, размещённых на цифровой географической карте - от лито- и гидросферы до линий электропередач, демографических данных, видов разрешенного использования земель и тому подобного. Суть проекта была в следующем - для устойчивого развития территорий необходимо было иметь всю совокупность информации по территориям, чтобы не тратить годы на исследования, можно ли в определенном месте построить крупный завод, хватит ли там ресурсов для его жизнедеятельности - от энергии и дорожной сети до обеспечения кадрами. Базовую схему и пилотный проект предполагалось откатать на Имеретинской пойме для упрощения и ускорения работ по возведению объектов к зимней Олимпиаде-2014 в Сочи. IBS оказалась одной-единственной компанией в мире с уникальными российскими мозгами, где могли собрать воедино такое количество информации и превратить эту информацию в живую динамическую развивающуюся систему. Единственной загвоздкой оказалось отсутствие российских цифровых карт - на тот момент задача нерешаемая силами общественных организаций и частных компаний.
Когда будет разработана модель объекта мониторинга кластером датчиков, объединённых понятием "нооскоп", когда будет введена система координат и нормативных значений, по которым будет измеряться состояние ноосферы или системы "общество-природа", тогда вопрос создания самих датчиков для последующей интеграции в единую систему будет вопросом техническим. База методологическая для создания приборов и датчиков в России уже создана фондом "Иннопрактика". Ровно год назад, в мае 2019 года, в была защищена диссертация по теоретической механике авторства директора этого фонда https://dlib.rsl.ru/viewer/01008703189#?page=1. В этой работе заложена революционная идея – смоделирована и математически описана возможность взаимодействия живого инстинктивного с неживым вычисляемым математически - вестибулярного аппарата пилота или космонавта с компьютерными системами управления летательным аппаратом. При этом работа является теоретической - она строит универсальную модель. В этом принципиальное отличие фундаментальной российской науки от прикладной западной, представленной в основном индусами и китайцами в американских университетах. Западная ориентируется на достижение сиюминутных результатов, могущих быть немедленно коммерциализированных через создание и продажу технологического старт-апа. Она думает о важных и нужных вещах - о протезировании конечностей, о вживлении электродов в живую ткань и стимуляции головного мозга электричеством, но она не ставит философских задач, из решения которых появляются прорывные и закрывающие технологии. При всей нашей любви к айфонам надо заметить, что в основе его лежат русские идеи, потому что и радио, и радиовещание, и телевидение, и сотовая связь, и даже мобильный YouTube были изобретены русскими мозгами, равно как и мобильный финтех, который в России самый продвинутый в мире, сильно опережающий даже американский. К слову сказать, основной конкурент iPhone, корейский Samsung, был совершенно заурядным и затрапезным производителем обычных мобильных трубок, пока не пригласил группу русских изобретателей, владеющих технологией ТРИЗ (теорией решения изобретательских задач), разработанной Генрихом Альтшуллером в СССР во второй половине прошлого века. После этого телефоны Samsung поделили рынок с iPhone, оставив всех остальных позади. Вопрос создания датчиков и приборов – это вопрос постановки задач перед российскими мозгами, собранных под крыльями "Иннопрактики" и подобных фондов, которыми управляют люди с мышлением, опережающим время. Не надо обманываться западными достижениями и надутыми фигурами гениев типа Илона Маска. Всё, что делает этот талантливый пиарщик, построено и придумано не им, а Циолковским, Королевым, фон Брауном и коллективом . Равно как и , первая электронная платёжная система, на которой Маск сделал свой капитал, придумана и написана не им, а Максимом Левчиным из Киева.
Касательно нооскопа в свете вышесказанного. Это инфраструктурный проект, своевременный и нужный не менее, чем система геодезических знаков на местности, чем сеть метеостанций по всей стране, чем структуры санитарной службы или скорой медицинской помощи. Для тех, кто хоть как-то понимает развитие научных идей, логику воплощения научного знания в повседневную реальность, необходимость системы глобального мониторинга окружающей среды по десяткам или сотням параметров очевидна. Равно как и очевидна необходимость пересмотра научных парадигм и переориентация с преклонения перед индийско-китайскими достижениями в заштатных и затрапезных образовательных забегаловках западного мира на ориентацию на самих себя и свои потребности. Наши товарищи, никогда не жившие на Западе, все ещё уверены, что в или Йеле дают хорошее образование. Это не так. Там дают большое количество информации, но не научают думать и творить. Китайцы и индусы за счёт своих железных задниц вызубривают ответы на тестовую систему проверки полученных знаний, но ничего нового такой подход в науке создать не может, потому что не учит синтезировать различные области знания с фантазиями на разные темы. Русские программисты в Кремниевой долине очень ценятся как единственные люди в мире, которые могут найти и исправить косяки в программах, написанных индийскими талантищами. Потому что русские видят мир целиком, они охватывают любую проблему в целокупности, а чувство гармонии сразу указывает на проблемные места в любой системе. Создание нооскопа как системы глобального мониторинга био- и ноосферы, разработка физико-математических моделей состояния био- и ноосферы, разработка оборудования, инсталляция тысяч или десятков тысяч объединенных в глобальную сеть станций и дата-центров, составляющих нооскоп, может стать одним из локомотивов российской IT-индустрии и вывести как элементную базу, так и прикладную механику с кибернетикой на принципиально новый уровень. И ещё на этом можно заработать денег, как Китай заработает на своих системах 5G. Совершенно очевидно, что такой проект китайским, индийским или любым иным мозгам не по силам. Такое могут сделать только в России, только отечественные мозги с их уникальным, пророческим подходом: сначала я понял, что эта штука будет работать, потом я стал думать, как её сделать.
В России остаётся открытым вопрос о применении отечественных мозгов к отечественным реалиям. Но этот вопрос открыт во всех странах мира. В Америке хорошие идеи тоже нужно пробивать и проталкивать, там среда порой даже более косная и тяжёлая, нежели российская. И тут, как обычно, приходится надеяться на единственного европейца в стране, на всеми клятое и оплёванное . Как бы его не ругали и как бы на него не сердились, оно всё ещё остаётся единственным реальным драйвером роста и инициатором эпохальных перемен. Очень показательно, равно как и обнадёживающе, что Президент приспосабливает к управлению страной уже не силовиков с хватательными рефлексами, а молодых умных ребята с систематическим образованием и пророческим видением научно-технического будущего. И делает ставку на светлые мозги, а не только на мрачную и свирепую силу.