В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Золотая» дружба - Почему грузовые коллапсы не влияют на контракт «Аэрофлота» с компанией «Москва Карго»?

Груз золота ценой 58 млн рублей, по сообщениям СМИ, случайно обнаружили сотрудники службы безопасности, после чего в некоторых источниках появилась «удобная» для пресс-центра аэропорта версия о том, что кейс со слитками случайно уронили при погрузке на складе, ничего страшного не приключилось, всё тут же исправили… В присутствии полиции и собственника! Мол, уронили, с кем не бывает.

«Золотая» дружба - Почему грузовые коллапсы не влияют на контракт «Аэрофлота» с компанией «Москва Карго»?
Фото: ВерсияВерсия

Это была бы не самая плохая версия, если бы не фотографии. Знали ли инженеры, встраивающие камеры в сотовые телефоны ещё на заре развития технологии, что их труды сильно затруднят работу пресс-службы московского аэропорта? Слитки на асфальте никак не походили на случайное опрокидывание кейса. Увы. Вместе с фото разбитого кейса и повреждённых слитков (золото явно потребует переплавки – это одно из доказательств лживости версии «уронили-подняли-запечатали-всё хорошо») в Сети появились данные о всей партии груза. Это просто: взяли номер на кейсе (на фото виден), ввели его в поисковую систему сайта грузового терминала «Москва Карго», и – вуаля! – все данные по грузу золота, который направлялся в Лондон.

Видео дня

Война за груз

История с золотыми слитками, так попортившая нервы пресс-службе , освежила воспоминания о войне за грузы, которая проходила в аэропорту несколько лет назад. И, судя по всему, она ещё не закончилась. А начиналось всё так. В июне 2013 года в издании «Коммерсантъ» появилась статья, в названии которой говорилось, что известный олигарх «загрузит Шереметьево». Кризиса ещё не было, аэропорт Шереметьево принадлежал государству, всё стабильно шло своим чередом. В этих условиях кипрский офшор TPSAvia приобрёл малоизвестный грузовой терминал с претенциозным названием «Аэропорт ».

«Вложились» трое – кроме знаменитого «короля госзаказа», обладателем складских помещений в стал миллиардер («Википедия» называет его чемпионом по боксу) и, судя по всему, его партнёр, выпускник Славянского государственного педагогического института по специальности «преподаватель физической культуры» , на тот момент депутат от . В публикациях 2013 года Александра Скоробогатько не упоминают в качестве собственника TPS Avia, но уже в 2015 году, по сообщениям , у них на двоих с Александром Пономаренко 65,3%. Видимо, в 2013 году законодательный запрет на занятие предпринимательской деятельностью в отношении господина Скоробогатько не дал видному функционеру возможности открыто участвовать в капитале.

Казалось бы, зачем этим влиятельным людям какой-то склад? Сомнения быстро разрешились – в 2015 году совершила локальную революцию в грузоперевозках. Раньше клиент, желающий доставить груз по воздуху, мог выбирать терминал из числа расположенных в Шереметьеве – упомянутый склад «Аэропорт Москва» (которому новые владельцы в рамках ребрендинга поменяли название на «Москва Карго») или частное акционерное общество «Шереметьево-Карго». Это заставляло терминалы бороться за клиента, следить за качеством услуг и тарифной политикой. По необъяснимым причинам это не устроило «Аэрофлот», и компания, проведя тендер, заключила: отныне (и до скончания веков?) все грузы крупнейшей государственной авиакомпании идут только через «Москва Карго». А пожелания клиентов и свобода рыночного выбора, видимо, идут… лесом.

Отрасль отреагировала сомнениями, но красивый логотип, пафосное название (имя столицы РФ и как у конкурента английский термин Cargo) вселяли надежду на успех. Увы, на отрасль грузовых авиаперевозок в 2015 году, практически сразу после перевода потока рейсов в «Москва Карго», обрушился первый за всю историю Шереметьева грузовой коллапс. Ситуация была настолько плоха, что сюжет о ней показали даже федеральные телеканалы. Убытки исчислялись сотнями миллионов, а «Аэрофлот» был вынужден ввести эмбарго на грузоперевозки, чего, сотрудничая с «Шереметьево-Карго», не делал никогда.

Иностранцы не хотят рисковать

Какие выводы были сделаны ценой потери сотен миллионов рублей и срыва доставки сотен тонн груза? Произошло служебное расследование по факту нарушений, допущенных в процессе тендера, отменены его итоги? Авиакомпания признала ошибки, возобновив принцип передачи груза по выбору клиента и вернув справедливую конкуренцию? Или, учитывая прямой ущерб государственной авиакомпании, а значит и бюджету РФ, чёрные «Тойоты» появились в Мелькисарово, возле офиса «Аэрофлота»? Нет. «Аэрофлот» продолжил работать с показавшим себя не лучшим образом терминалом на эксклюзивных условиях. Самое смешное, что ситуации, подобные случившейся в 2015 году, повторялись раз за разом. В 2018 году «Аэрофлот» провёл тендер заново. И… снова выбрал «Москва Карго». На тех же эксклюзивных условиях. В этом году тендер должны будут провести ещё раз. И? Странность этой истории не могла не заинтересовать госорганы – в периодически коллапсирующий грузовой терминал наведались инспекторы . Впрочем, к компьютерам в собственности неприкасаемого олигарха их не допустили – оставили сидеть в коридоре. Только спустя время (додумайте сами, что делали местные сисадмины) всё-таки разрешили посмотреть электронную почту, на которой ничего предосудительного (вы удивлены?) – не нашли.

Эта история побудила ведомство обратиться с инициативой о введении наказания за противодействие работе инспекторов, но в итоге дело заглохло. Как и антимонопольное расследование в отношении «Москва Карго». А ведь отсутствие конкуренции никогда не шло на пользу рынку – недаром в Сети стали появляться жалобы на кражи груза прямо из терминала. Так, привезённые из США телефоны , по сообщениям пострадавших, внезапно «всплывали» в российских городах – Черкесске, Красноярске, Санкт-Петербурге и Москве. Налицо не банальная кража пары телефонов потерявшим совесть грузчиком, а, судя по сообщениям в интернете, операция, которую могла провернуть только скоординированная группа лиц, которой «не мешали».

Сообщения о краже смартфонов разбавлялись другими: например, ценный груз в виде денежных купюр в сумме 50 тыс. евро был украден грузчиками с борта авиакомпании Air Astana. Air Astana – один из немногих партнёров «Москва Карго». Кстати, о партнёрах. Со складом известного олигарха работают авиакомпании СНГ (кроме Air Astana – «Аэрофлот», «Россия», «Северный ветер», а также белорусская «Белавиа»), в то время как иностранные авиакомпании выбирают независимый терминал «Шереметьево-Карго». Это наводит на мысль, что иностранцам не хочется фигурировать в историях с кражами партий товаров, денег, с эмбарго и т.п., несмотря на громкие имена владельцев аэропорта, терминала и склада «Москва Карго».

«Оптимизация» налоговой нагрузки

Риск для отрасли в том, что после перехода активов Шереметьева к упомянутым выше трём «друзьям» (Скоробогатько написал заявление о выходе из состава депутатов. СМИ писали, что он рекордсмен списка «самых ленивых депутатов» – не выдержал требований по обязательному присутствию на заседаниях) материнская структура АО «Международный аэропорт Шереметьево» и ООО «Москва Карго» стали аффилированными структурами. Аэропорту выгодно, чтобы максимальное количество рейсов, прибывающих в Шереметьево, обслуживалось именно в «Москва Карго». А это удар по честной конкуренции… Монополизация и коррупция не на пользу стране. Можно ли считать правильным, что авиакомпании, обратившейся в аэропорт за так называемым слотом, настойчиво предлагают работать именно с «Москва Карго», зачастую предлагая демпинговые цены? У авиаперевозчика выбор небольшой – согласиться и при перевозке ценного груза вздрагивать от каждого телефонного звонка или отказаться, зато спокойно возить хоть золото, хоть деньги, но испортить отношения с администрацией аэропорта?

Демпингование тарифов «Москва Карго» косвенно подтверждается результатами её работы: за 2018 год компания – партнёр «Аэрофлота» – получила 328 млн рублей убытков, в то время как «Шереметьево-Карго» вышло в плюс. По данным информационных систем раскрытия данных, независимая компания «Шереметьево-Карго» заплатила в 2018 году в казну более 785 млн рублей налогов. Тогда как «Москва Карго», более крупное по численности работников предприятие, обладающее необъяснимым и уникальным контрактом с крупнейшей государственной российской авиакомпанией, – менее 748 миллионов. Меньше, чем «Шереметьево-Карго». Один аэропорт, один вид деятельности – и вот такой разный для бюджета результат. Впрочем, нельзя забывать, что цепочка бенефициаров «Москва Карго» восходит к кипрскому офшору. А люди, применяющие офшоры, как правило, знают способы, скажем так, «оптимизации» налоговой нагрузки.