УДО по-пакистански 

УДО по-пакистански
Фото: Свободная пресса
Охота на террористов уже много лет как стала общемировой обязанностью. С одной стороны, спецслужбы разных стран соревнуются, чьи контртеррористические меры эффективнее. С другой — государства нередко делятся друг с другом информацией и выдают особо опасных преступников. Даже власти стран-спонсоров терроризма у себя дома стараются поддерживать чистоту и порядок. Причем зачастую делают это куда жестче европейских государств. И только в  террористов выпускают из тюрем, куда те попадают в качестве исключения.
Не садятся, а присаживаются
Я много раз писал о том, с какой неохотой в  наказывают головорезов-фанатиков. Однако в последнее время на правительство стали сильно давить из-за рубежа. В частности и  (группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). Так как некоторые пакистанские террористы в условиях безнаказанности стали расширять свою деятельность и вышли за пределы региона, попав в международные черные списки. А это уже залет.
Взять хотя бы Хафиза Саида, обвиняемого в организации теракта в  в 2008 году. Суд долго не хотел браться за его дело. А когда посадить террориста все же пришлось, пакистанская власть оставила ряд лазеек, зацепившись за которые, можно будет в будущем освободить преступника. Разумеется, когда уляжется пыль и внимание западных СМИ будет переключено на что-то другое.
Так недавно вышло с делом другого террориста Саида Шейха, участвовавшего в похищении и казни американского журналиста Дэниэла Перла. Его и других бандитов попытались выпустить, пользуясь тем, что все отвлеклись на борьбу с коронавирусом.
Возвращаясь к делу Хафиза Саида, надо сказать, что пакистанский суд уже начал проворачивать юридические трюки типа перевода дела из гуджранвальского суда в Лахор. Это произошло под предлогом того, что жизнь Хафиза якобы находится под угрозой. Хотя Гуджранвала — один из опорных пунктов последователей Саида. Там он пользуется беспрекословным авторитетом, и ничто ему не угрожает. Разве что повышенное внимание к его персоне со стороны общественности и СМИ.
Нет списка — нет вины
Недавно в Пакистане было принято еще одно решение в пользу членов радикальных группировок. Почти 4000 человек были исключены из списка террористов, за которыми необходимо вести наблюдение. Более 1800 из них исчезли оттуда в марте этого года. Среди реабилитированных оказался и один из вдохновителей теракта в Мумбаи Заки-ур-Рехман Лахви. Напомню, что тогда в результате серии взрывов погибли 166 мирных жителей и сотрудников полиции. Сотни человек получили ранения.
Несмотря на это, Лахви, арестованный в 2008-м, уже в 2015-м был освобожден решением верховного суда Исламабада. А между тем он руководил крупнейшим тренировочным лагерем для террористов в Кашмире. Через это место прошли тысячи боевиков, прежде чем их отправили на задания в ​​Индию и Афганистан. У Лахви обучались и террористы из США, Великобритании и Германии. Многие из них после прохождения курса вернулись на родину и, возможно, скоро мы о них услышим.
Кроме того, как следует из отчета Комитета ООН по санкциям в отношении *, Лахви руководил операциями в Чеченской Республике.
Итого
Ранее в пакистанском списке террористов, сформированном после того, как в ФАТФ пригрозили внести Исламабад в черный список, насчитывалось 7600 имен. В феврале этого года было обнаружено, что за 18 месяцев бан-лист сократили до 3800 имен. Остается только догадываться, чем займутся почти 4000 радикалов, среди которых есть лидеры со связями по всему миру, способные объединять и координировать террористов. А их в Пакистане насчитывается около 30 000 человек, о чем, выступая в Вашингтоне в июле прошлого года, рассказал сам премьер-министр Имран Хан.
* «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.
Видео дня. Мужчина поджёг самодельную «незамерзайку» в лифте и чуть не погиб
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео