Ещё

Непризнанный герой Алексей Берест 

Непризнанный герой Алексей Берест
Фото: Мир новостей
Каждый из этих подвигов достоин отдельной награды, однако положенное звание Героя он так и не получил ни разу.
В СССР имя Береста намеренно замалчивалось — он из-за своей прямолинейности нажил врагов среди вое­начальников высшего звена. После смерти героя его дочь Ирина Берест стала летописцем отца и десятилетиями добивалась исторической справедливости. В городах постепенно появились бюсты героя, памятники, его именем стали называть улицы.
Алексей Прокопьевич родился в бедной украинской семье в 1921 году (по документам в 1919-м). В 1930-е годы родители умерли от голода, и он воспитывался в детдоме. Окончив семилетку, работал, в 1939 году ушел добровольцем в Красную армию, участвовал в советско-финской войне, затем в Великой Оте­чественной. Прошел путь от рядового до замкомандира батальона по политчасти.
В мае 1945-го в Берлине молодой лейтенант Берест волею случая стал парламентером на переговорах с фашистами: всем было понятно, что война проиграна и командование хотело избежать напрасных жертв. Немцы требовали присутствия военачальника чином не ниже полковника, но из-за тяжелых боев подобраться к месту было невозможно. Чтобы не рисковать настоящими полковниками, решили переодеть в мундир полковника Береста, который со своим почти двухметровым ростом и могучим телосложением выглядел солидно.
«Я часто спрашивала: ты же знал, что конец войны. Спуститься в подвал и вернуться назад шансы были малы, почему ты пошел? Он объяснил, что положился на судьбу», — вспоминала дочь Ирина давний разговор с отцом.
«Страх был, — говорил отец. — Не верь тем, кто говорит, что шел в бой и не боялся». Переговоры прошли успешно, но после их окончания в Береста начал стрелять эсэсовский морпех — не выдержали нервы. Целился в голову, но прострелил только фуражку.
После этого судьба уготовила Бересту еще одну историческую миссию. Командование поручило 3-й ударной армии водрузить Знамя Победы над Рейхстагом. Изготовили девять знамен по числу соединений. 756-й стрелковый полк, где служил Берест, обладал стягом с №5. Уже трудно определить, кто в действительности оказался первым, но официально признано то знамя, что было закреплено с восточной стороны Берестом, Егоровым и Кантарией.
«Из-за артобстрелов лестница была разрушена, воины образовали живую лестницу, — вспоминает в своей книге «Народный герой — » . — Нижним был могучий Берест, по нему взобрались остальные. На крышу Рейхстага Егорова и Кантарию он вынес буквально на своих плечах. Вышел первым, чтобы обезопасить установку знамени, привязал его солдатским ремнем к ноге коня скульптурной группы, потом присоединились остальные».
В 1946 году Береста обвинили в надуманных грехах, и началась его травля. Галкин, работавший в Центральном архиве, нашел документы, подтверждающие, что причина — личные недруги, которые мстили Бересту за старые обиды. Лейтенанту Бересту не присвоили звание Героя Советского Союза, как остальным знаменосцам, а имя вычеркнули из документов.
После войны он лечился в госпитале, женился, переехал в Неклиновский район Ростовской области. Работал начальником отдела кинофикации. За нарушения билетерши был осужден, так как осадил наглого следователя. «Судьба Береста была одета в колючий панцирь, — любила цитировать Ирина Алексеевна. — Он был неудобным для власти, потому что не молчал». Полностью отсидев срок, вернулся в семью, жил в Ростове и работал на , пока несчастный случай в 1970 году не унес его жизнь.
В 1995 году семья героя получила письмо: в нем сообщалось, что Алексею Бересту посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Жену приглашали прийти в ДК «Ростсельмаш» получить звезду, но семья отказалась.
«Неизвестно, чья это награда вообще, — объясняла позицию своей мамы Ирина Берест. — Каждая имеет номер, та была без номера. Подписана Сажи Умалатовой — она же не представляет правительство. Это был какой-то пиар партии, а не награда государства».
На Украине, где родился Берест, ему присвоили звание Героя Украины и орден Красной Звезды. Ирина Алексеевна добивалась, чтобы ее отцу дали звание Героя России, так как эта страна — преемник СССР. Сначала чиновники говорили, что дважды за один и тот же подвиг не награждают. Позже формулировку изменили: «за давностью пересматривать не будем».
Дочери Береста не стало год назад. Она успела увидеть памятник отцу в Ростове-на-Дону, но ей так и не довелось услышать на параде Победы, что ее отец водрузил знамя над Рейхстагом.
Элла Василенко
Фото из семейного
архива И. Берестова.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео