В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Алюминиевый бумеранг. Сырьевые короли нового тысячелетия

Произошедшее напоминает издёвку. Даже плевок в лицо. Судите сами! «Коронакризис». Тут и там раздаётся инфернальный вой потерявших работу россиян. На шее многих всё крепче и крепче сжимается петля ипотечно-кредитной кабалы. И вдруг! СМИ взрываются сообщением о том, что добровольно ушёл из жизни человек, обладавший состоянием 1100 млн долларов США и занимавший 86-ю позицию в русской версии Forbes.
Алюминиевый бумеранг. Сырьевые короли нового тысячелетия
Фото: Русская ПланетаРусская Планета
Всё произошло во владениях долларового миллиардера — в деревне Усово, на Тенистой улице. Читай — на «Рублёвке». А если быть ещё точнее — в двух шагах от резиденции Президента РФ В.В. Путина.
О том, чаёвничал ли застрелившийся миллиардер Босов со своим соседом, ничего не известно. Но на лёд они вместе выходили: принадлежавшая , ведущий мировой производитель металлургических углей, спонсировала «Ночную хоккейную лигу». Эта забава позволяла особо привилегированным соотечественникам погонять шайбу с главой .
На сайте «Сибантрацита» некролога Дмитрия Борисовича и его фото в чёрной рамке обнаружить не удалось. Фамилия «Босов» (в каком-то западном, несклоняемом варианте, но без двух «ф» в конце) обнаружена у модельной внешности «Катерины Евгеньевны», «вошедшей в команду «Сибантрацита» в 2017 году».
Катерина Евгеньевна Босов была второй супругой Дмитрия Борисовича. В день самоубийства Босова, 6 мая 2020 года, она раз за разом набирала мобильный номер своего мужа. Но телефон предательски молчал. Зная, что супруг направился в Усово, Катерина Евгеньевна метнулась туда. Охранник подтвердил, что Босов приехал. За рулём был сам. Водителя отпустил. Пошёл в фитнес-зал, расположенный на территории имения. И что-то давненько не выходит.
Подёргав ручку фешенебельной тренажёрки, Катерина Евгеньевна убедилась, что Босов, действительно, заперся изнутри. Где-то в глубине помещения звонил его телефон. Холодея от ужаса, женщина предложила охраннику выломать дверь. После секундных колебаний телохранитель согласился и налёг плечом.
Дмитрий Борисович без движения лежал на полу в луже крови. А возле безжизненно откинутой руки валялся чудо-пистолет «Glock 19 gen 4».
Glock – оружие с историей! Любимый пистолет доброй сотни славных киллеров из лихих 90-х. Его очень любил — легендарный убийца, бежавший из «Матросской тишины» и удавленный где-то в вместе с точно такой же модельной внешности девахой, найденной бандитом на просторах отечественной секс-индустрии.
Главная особенность австрийского пистолета – доставай и стреляй. Ни предохранителя, ни осечек. Просто жми на курок, пистолет всё сделает «сам».
Дмитрий Борисович Босов, родившийся в 27 марта 1968 года, был «родом из 90-х». И поставивший в его жизни точку пистолет, как станет известно позже, выданный ему в качестве «наградного» в ОПГ «МВД Абхазии», важная деталь, которая – пиши мы не статью, а роман – могла бы предварять фразу:
«Его догнала эпоха»
Как и многие люди, у которых в наше время «особенно удалась жизнь», Дмитрий Босов родился в простой советской семье в . Его мама преподавала английский. Папа возглавлял цех на заводе «Трансмаш», потом замещал гендиректора на «Кристалле». Школу Дмитрий, очень любивший в детстве хоккей, окончил с золотой медалью. Не менее успешна была окончена «Бауманка». Босов получил красный диплом.
Но были и «другие университеты». Дмитрий Босов — один из учеников , родного брата , советского, узбекского и российского криминального авторитета по кличке «Миша-крыша», создателя ОПГ в Ташкенте и , «деловые контакты» которого начинаются где-то среди предводителей измайлово-гольяновской преступной группировки и заканчиваются миллиардерами первого звена, которым Миша-крыша предъявлял миллиардные иски в суде Лондона.
Лев Черной – не менее мутная фигура, чем его брат. Человек, которому приписывается титул «первого российского предпринимателя». Еврей по национальности, но при этом уроженец Ташкента, Лев Черной в советские времена получал сроки за спекуляции, в перестроечные – создавал успешные узбекские кооперативы, в бандитские постперестроечные — прибирал с братом Михаилом к рукам российские алюминиевые заводы, получая титул «Короля Алюминия». Сам он с гордостью говорит о том, что воспитал половину бизнес-элиты России.
Можно ли верить его словам? Глядя на отечественную бизнес-элиту, складывается впечатление, что братья Черные скромничают, а на самом деле перестарались и перевыполнили план по подготовке деловых кадров Отчизны ровно вдвое.
Знакомство Босова и братьев состоится уже в 90-е. А пока
Первые деньги пришли к Босову благодаря деяниям, которые вчера ещё назывались спекуляциями и сулили не малый срок, а сегодня – «перепродажами». Перепродавалось в те годы всё, от нижнего белья до электроники. Но примитивная электроника в 1991-м шла ещё не очень хорошо и считалась чем-то беспримерно диковинным.
А вот горчичники
Первые деньги Дмитрий Борисович заработал с друзьями в самом конце 1991 года. Где-то в вместе с партнёрами, которых ещё так недавно назвали бы «подельниками», он купил два вагона горчичников. Стоимость? Шесть рублей за штуку. Пригнав их в Волгоград, спекулянты перепродали их по 10 рублей, наварив 5 миллионов.
На вырученные деньги будущий миллиардер купил ставший доступным «Москвич-2141» и двушку в столице, в одночасье, на одной только махинации, став жителем Первопрестольной.
Уже в 23 года Дмитрий Борисович не без помощи отца создал АОЗТ ПИФ –официальное московское представительство ликёроводочного завода «Кристалл», и некоторое время занимал на данном предприятии ключевые посты.
В 1993-м, когда государственные структуры стали прозрачны, как новая российская конституция, в Министерстве внешнеэкономический связей нашёлся чиновник, с которым можно было договориться о кредите «на поставку алюминия для госнужд».
Какой бы пьяной не была в те годы Россия, миллиардных капиталов на «Кристалле» сколотить было невозможно. Но это можно было сделать в других делах. Передел собственности, бесхозность вчерашних советских предприятий, процессы дикой приватизации «вывели в люди» многих фигурантов русской версии Forbes, улыбающихся нам с высот исчерпывающей вседозволенности.
Босов отправился на Красноярский алюминиевый завод (ныне – ), где договорился о покупке 12 тысяч тонн алюминия. Где-то в дебрях богатого Красноярского края он познакомился с «учителями» Черными, в условиях рухнувшего железного занавеса наладившими сотрудничество с британцем . Обучившись, а заодно создав с братьями , которой перешла доля КрАЗа, выжив в алюминиевых войнах, пережив не одно «конвоирование» на «собрание учредителей» с автоматчиками, Дмитрий Борисович заматерел и созрел для более серьёзной, скажем прямо, международной работы.
О родной стране делец, авторитет и благосостояние которого в 90-е росли на глазах, тоже никогда не забывал. У Босова в руках оказались Северная, Удская, Арктическая, Боконская, Охотская и Полярная горная и горнорудные компании, некое ООО «Транссервис» и другие предприятия, получавшие в разное время лицензии на геологическое изучение недр богатейших районов Красноярского и Хабаровского края и опустошавшие эти недра.
Дмитрий Босов, при жизни обладавший удивительным талантом входить в любые кабинеты и заводить разговоры с любыми людьми, превращая их в партнёров, завёл полезные связи в госструктурах, фактически получив там нужные карт-бланши – около 3 десятков лицензий на геологическое исследование месторождений угля, руды, марганца и фосфоритов.
Его всё ещё называли «человеком Льва Черного». Со статусом «шестёрки» криминальных братьев, спекулировавших вчерашним советским имуществом и прибиравшим к рукам алюминиевые заводы, Дмитрий Борисович был категорически не согласен. И называл себя «партнёром» Льва Семёновича.
Но сам тот факт, что Дмитрий Борисович, создав с друзьями группу «Аллтек», приобрёл в 2000 году доли криминального братского тандема в Московском заводе по обработке цветметаллов, на электродных, криолитовых предприятиях страны, говорит о том, что он выполнял функцию «казначея» в самый ответственный момент.
В какой, собственно? В тот, когда у братьев горела под ногами земля, аннулировались их израильские паспорта, а настойчиво интересовался их конкретным местонахождением.
Дмитрию Борисовичу Босову небезосновательно приписывается плодотворное партнёрство и тесные деловые отношения с такими персонажами, как и . Номинально с БАБом Босов пересекался только в ходе эволюционного развития интернет-провайдера Cityline, но похоже эти двое приватизировали «предприятие» под названием «Украина».
У Березовского Босов пользовался безграничным доверием. В ту интереснейшую эпоху Борис Абрамович поручал Дмитрию Борисовичу реализацию львиной доли рейдерских захватов не только в Российской Федерации, но и в «Незалежнай». На Украине был прибран к рукам Никопольский завод ферросплавов и ряд других предприятий. Киевскими партнёрами российских дельцов были небезызвестный , , и, конечно же, .
Но куда более интересно мелькание Дмитрия Босова на Украине в преддверии оранжевой революции, когда в аэропорту его встречал лично депутат III и IV созывов .
Босов оплачивал перелёты Ющенко и его участие в пафосных предвыборных акциях (например, в «полётах за Благодатным огнём»). , украинский миллиардер, оценивал сумму, выделенную тандемом Березовский/Босов на поддержку Оранжевой революции, в 15-30 млн долларов. У братьев-хохлов Дмитрий Борисович даже получил титул «Курьер Березовского».
«В этом нет ничего странного!» - разводил руками депутат Волков, отвечая на вопросы об участии российского гражданина в процессах «большой украинской политики». — «У Дмитрия Босова жена Настя – украинка! (Прим. авт. – речь о первой жене Дмитрий Босова Анастасии, в браке с которой родилось четверо детей). – «Он и в 1999-м, когда избирался , принимал активное участие в выборах», - на чистом глазу признавался народный избранник. — И, кстати, Борис Березовский мой давний друг. А о том, что Босов – его доверенное лицо, я узнал из СМИ».
Ну, что тут добавить?
Босов – человек, стоявший на Майдане вместе со своей женой Настей и активно «топивший» за Ющенко, сотрудничал с Юлей Тимошенко в части покупки завода ферросплавов.
Вопросы украинских корреспондентов о «курьерской миссии» по поручению Березовского, Дмитрий Босов отвергал с беспрецедентной яростью, настаивая на том, что не имеет к БАБу никакого отношения. Но при этом заявлял, что испытывает неподдельную гордость от знакомства с украинской элитой.
Впрочем, Украину можно назвать «мелочёвкой» или даже авантюрой в стремнине деловых свершений Дмитрия Босова, компаниями которого недорого приобретались бесценные лицензии на изучение участков «Ергалах», «Средний Ергалах» и «Верхний Ергалах», примыкающих к богатейшему медно-никелевому месторождению «Черногорское». Он получал право на работу в низовьях рек Лемберова, Малая Лемберова, Максимовка. Выдавались разрешения на работу в «окрестностях» морского порта Диксон.
Всё это Норильский медно-никелевый кластер, где помимо никеля и меди есть платина и золото, на попытки незаконной добычи которых под видом «геологических исследований» указывали особо бесстрашные специалисты из «Роснедр».
Но Босову и не нужно было добывать/продавать. Нарочито декларировались отсутствие мощностей и «чисто научный интерес». Сама перепродажа лицензий, купленных по дешёвке, сулила колоссальную прибыль.
Деловой успех сделал Босова соседом совсем ещё юного президента . Рядом с Владимиром Владимировичем Дмитрий Борисович поселился в 2002-м, построив у дома ледовую арену 20х40 среди столетних сосен и реализовав мечту детства – начав играть в хоккей тогда, когда захочется. А главное – с теми, с кем нужно.
Особой вехой в деловой жизни Дмитрия Босова является «Сибирский Антрацит» - предприятие, ставшее частным в ходе реализации госпрограммы приватизации. Когда-то «Сибирский Антрацит» был частью Новосибирского электронного завода (государственного, конечно же, предприятия). Компания занимается добычей и последующим обогащением антрацита, столь необходимого в процессах цветной и чёрной металлургии.
Именно «Сибантрацит» вобрал в себя все угольные активы Босова. Самым активным образом добыча велась «в лакомых» местах — на «Разрезе Кизайском» (Кемеровская область), а также «Разрезе Восточном» (Новосибирская область).
Босову несказанно везло. Введённые в отношении Северной Кореи санкции позволили «Сибантрациту» стать компанией 1 по добыче и поставке угля. Не в России. В мире.
Успешной была и компания Blackspace (Индонезия). Босову удалось получить лицензии на добычу в этой стране угля, никеля, марганца и бокситов. В этот проект, по данным индонезийских средств массовой информации, русский олигарх Дмитрий Босов вложил четверть миллиарда долларов.
Компании Босова, тот же «Сибантрацит», пользовались серьёзной господдержкой, что ярко свидетельствовало об одном: деловые контакты сделавшего первые деньги на горчичниках Босова уходят очень высоко.
А потом начались проблемы
В 2017-м году Росприроднадзор предъявил находящейся в компетенции Дмитрия Босова Арктической горной компании претензии за незаконную добычу угля, которая происходила в условиях, когда была разрешена только разведка. Потянулись разбирательства. Подключилась , возбудившая уголовное дело в 2019-м году «в отношении неустановленных лиц».
Прежде амбициозные и вселяющие веру в реализацию проекты Босова стали казаться откровенно туманными, подскочили в цене и остались без привычной поддержки. Контрагенты забрасывали исками. Сосед больше не приходил играть в ночной хоккей. Выместил злобу Дмитрий Борисович на своём друге и партнёре , портрет которого был вывешен на сайте компании с кроваво-красной надписью «Уволен» и комментарием «за растрату».
На покупку «Сибантрацита» стали претендовать люди из , но Босов, уверенный в своём триумфе и том, что «школа 90-х» поможет выкрутиться и здесь, печатал в разделе рекламных объявлений «Ведомостей» гордое «Сибантрацит не продаётся!». Венцом инвестиционной деятельности Босова были вложения в легализованный в Калифорнии «каннабис» (читай - марихуану). Ходили слухи, что Дмитрий Борисович, расстроенный преследованием, исками и скрытой опалой, переживал настолько, что злоупотреблял. Не только алкоголем, но и «спецмедпрепаратами», от чего неделями не спал и чудил всё больше и больше.
«Он был в таком состоянии Мог не осознавать, что делает», — странно прокомментировал суицид Дмитрия Босова, произошедший 6 мая один из его друзей и партнёров.
Что ж привело к роковому решению? Быть может, действительно, тандем «переутомления» и «злоупотребления», который свёл в могилу многих? Пройденная Босовым школа 90-х с партнерами-криминальщиками и автоматчиками в качестве «парламентёров» делает эту версию абсурдной.
Быть может, стала слишком явной перспектива поэтапной «размотки» всех деловых свершений этого причудливого бизнес-пути Дмитрия Босова Федеральной службой безопасности, которая протягивала руки к «сравнительно честно заработанному миллиарду»? Помните чекиста из фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих»? «Даже Бог велел делиться», - говаривал он, убеждая «контрагента» отдать саквояж с золотом.
Изменилось ли что-то за сто лет с момента тех событий? Нет. Разве что формат «экспроприации» у «экспроприаторов» стал другим. Если Бог велел делиться, надо делиться. А не то ведь Бог всё помнит. Если не делиться, он обидится и пришлёт вместо себя играть в ночной хоккей таких форвардов, что счёт «двушечка-ноль» станет более чем реальным в карьере и судьбе.
Такая история.