Ещё

СССР времен смертельной болезни — побег посла СССР в США, Аркадия Шевченко 

СССР времен смертельной болезни — побег посла СССР в США, Аркадия Шевченко
Фото: Украина.ру
Вассал чужого вассала
Во второй половине ночи, 7 апреля 1978 года, в нью-йоркской квартире заместителя постпреда СССР в , раздался звонок. Телефонная трубка, голосом непосредственного начальника, Олега Александровича Трояновского, постпреда СССР в ООН, совсем не по-начальственному, испуганно сказала: «Юрий Иванович, случилось самое страшное». «Что, ушел?», — непочтительно перебил его подчиненный. «Ушел», — упавшим голосом, сказал начальник.
Подобное нарушение субординации в отношениях между начальником и подчиненным в системе советского представительства в Организации Объединенных Наций была бы возмутительной и даже преступной фамильярностью, бардаком, если бы не одна важная служебная деталь той самой субординации. Дело в том, что в 1978 году Юрий Дроздов был только по бумагам подчиненным Олега Трояновского. Дроздов даже не был дипломатом, хотя безусловно в его учебном заведении читали основы этой профессии в виде курса истории и спецкурса навыков. Для наиболее общего владения «матчастью», так сказать.
Юрий Иванович совсем не подчинялся Олегу Александровичу. Наоборот — последний был в полном распоряжении первого. И обо всех внештатных ситуациях был обязан докладывать своему «заму» в любое время дня и ночи. Потому что Дроздов носил звание «генерал-майор» и занимал куда более высокую должность, чем чрезвычайный, полномочный посол СССР в , по совместительству заместитель генсека ООН, Курта Вальдхайма, Аркадий Николаевич Шевченко. Юрий Иванович был резидентом КГБ в Соединенных Штатах Америки. Очень большой человек, куда больше Трояновского. В ту ночь оба хорошо понимали всю важность и чрезвычайность темы телефонного разговора. «Ушел» — это значило побег гражданина Советского Союза. Тот, кто это сделал и был послом СССР в США и заместителем генсека ООН, Аркадий Шевченко.
Весь ужас ситуации для обоих заключался в должностях и рангах «невозвращенца». Побег чиновника такого высочайшего уровня было делом немыслимым. Это случилось впервые. Впервые и, увы, при двоих участниках ночного телефонного разговора. Оба понимали, что это начало колоссального ведомственного скандала, из которого будет очень сложно выйти сухими. Одно только успокаивало генерала КГБ Дроздова: он давно подозревал Шевченко и рекомендовал отозвать его на Родину. Но Родина не прислушалась к советам Юрия Ивановича. Потому что Шевченко был креатурой министра иностранных дел СССР, легендарного «мистера нет», .
При Сталине, попавший под подозрение посол мог быть эвакуирован в бессознательном состоянии под воздействием психотропных веществ. Но дело было при Брежневе. Советская власть была глубоко больна местничеством, коррупцией и кумовством. Громыко был главой внешнеполитического клана, феодальным герцогом, вассалов которого, без его разрешения, не имели права трогать другие феодалы, например, «граф» КГБ, , чьим вассалом был Дроздов.
Начиная свою карьеру в США, в должности посла, Громыко, в свою очередь был принят вассалом в клан самого первого официального полпреда страны Советов в цитадели капитализма, Александра Антоновича Трояновского. Он работал с Лениным! И лично рекомендовал Громыко на должность посла в США. А его сына звали Олег Александрович Трояновский. Тот, чьим «замом» был резидент КГБ, генерал Дроздов. Из этого «замка» герцога Громыко, вполне феодального СССР и бежал 6 апреля 1978 года посол в США, Аркадий Шевченко.
Самый тупой шпион
В этом месте обычные историко-детективные форматы переходят к биографии своих героев. И в первую очередь высокопоставленного беглеца-невозвращенца. Но его биография слишком незамысловата, чтобы ее вообще упоминать. Ничтожный, серый-пресерый человечек. Никаких подвигов за ним не значится. Мы даже не можем себе представить, но это факт, что будучи послом в США и заместителем генсека ООН Курта Вальдхайма, Шевченко ничего не свершил. Был исключительно канцелярской крысой и подставным лицом для прикрытия деятельности резидентов КГБ и .
Генерал Дроздов даже не особо следил за ним, у него были «клиенты» поважнее. Даже ЦРУ он был не особо ценен, поэтому оно эвакуировало его не сразу, а заставило несколько лет ишачить на себя шпионом. Но что он мог сообщить? Ничего! Это была попытка извлечь хоть какую-то пользу из перебежчика, который ничего не знает. Поэтому он снабжал ЦРУ информацией специфической: психологический портрет первых лиц СССР с целью выяснить мотивации при принятии решений международного характера. Шпионом Шевченко был паршивым. Трусливый, рефлексирующий, предсказуемый, абсолютный недотепа. Снабженный американскими техническими экспертами, на время пребывания в Москве, шпионской техникой, Шевченко умудрился ее потерять.
Несмотря на то, что сегодня параисторические материалы пишут о том, что Аркадий Николаевич сдал американцам всех сотрудников КГБ и ГРУ в ООН и посольстве, в том числе генерала Дроздова, это не было сенсацией для ЦРУ. В Лэнгли прекрасно знали советских шпионов и без Шевченко.
Если взглянуть на фигуры Шевченко и Дроздова рядом, даже школьник смог бы угадать где кабинетная серая слизь, а где воин. Аркадий Шевченко — пухлый, гладкий, со вторым подбородком, в очках. И Юрий Дроздов —два метра ростом, без капли лишнего веса, с лицом, высеченным из гранита и фигурой легкоатлета. Первый в свои 48 выглядел, как старик, а второму, в его 50 можно было дать не больше 45-ти. Трудно было бы ошибиться.
Просто Шевченко проверяли, на всякий случай, поглубже сажая на крючок ЦРУ. Кроме того, что он советский посол времен «застоя» и второй человек в президиуме ООН, про него ничего сказать нельзя. Даже у человека, сидевшего в Совбезе по правую руку от Шевченко, Курта Вальдхайма, куда более интересная, мужская биография. Нацист, участник войны, кавалер Железного креста 2-го класса, медали «За зимнюю кампанию на Востоке» 1941-1942 гг., адъютант главнокомандующего группой армий «Е», генерала Александера Лёра. Ловко скрывший нацистскую биографию, переобувшийся в либерала, основавший «Народную» партию, советский агент влияния, генсек ООН, президент Австрии. Часть истории и Юрий Дроздов: участник войны, сотрудник КГБ и Штази, менявший Абеля и Пауэрса, резидент в Китае времен разрыва с СССР, создатель «Вымпела», кавалер высших наград Союза. После побега Шевченко планирует штурм дворца Амина в Кабуле. В сравнении с этими легендарными героями Аркадий Шевченко смотрится уж совсем ничтожно. Что говорить о такой биографии?
СССР периода тяжелой болезни
Любой человек сегодня может познакомиться с историей побега посла Советского Союза Шевченко, нагуглив ее. В интернете достаточно информации из которой ясно, что никаких серьезных, идейных мотивов для того, чтобы стать «невозвращенцем» у Аркадия Николаевича не было. Только одно: желание красиво жить в США, что ему и удалось.
Но древний завет «не собирайте сокровища на земле!» все еще работает. Шевченко предал не только страну и свой «замок» имени Андрея Громыко. Он обрек на позор и свою жену, двоих детей — дочь и сына. Но слово «предательство», при всей его значимости, в этой истории не самое весомое. Исследователя насторожат и другие фамилии тех событий. К примеру, после побега Шевченко, его сын, которого он устраивал в жизни по дипломатической линии, уже работавший в Нью Йорке рядом с папой, был отстранен от работы и срочно эвакуирован в Москву. Сопровождающим лицом сына падшего посла был хорошо известный сегодня «историк» Виктор «Суворов»-Резун, который на тот момент уже и сам спланировал свой побег и через несколько месяцев перебежит в Великобританию. Тревожны и мотивации, двигавшие героями всего этого детектива. Вся жизнь Шевченко была построена не на его деяниях, а на «блате». Папа — заведующий крымским санаторием. Теща — крупная работница торговли, помогавшая густо смазывать движение зятя по карьерной лестнице «дефицитами». Вход в «замок» Громыко через дружбу с его сыном-студентом.
Исполнительность, предупредительность, коньюнктурность, гибкость, личная преданность. Дальше еще хуже. Причиной полного игнорирования рапортов генерала Дроздова на Лубянскую площадь о том, что послу СССР в США как минимум нельзя доверять, было тотальное блокирование со стороны Смоленской площади. Андропов в высшем эшелоне Кремля ы в тот момент стоял ниже Громыко. Он не мог даже отозвать его ставленника. Подозрение в шпионаже не могло дать такой возможности!
Но почему? Тут самое ужасное: дело в том, что жена «невозвращенца», которая после его побега наложит на себя руки, совсем не желала оставаться в Америке. Она была вовлечена в увлекательную схему, которую курировала супруга Громыко, Лидия Дмитриевна. Схема была незаконной и очень наказуемой, хотя и не для всех. В СССР это называлось «фарцовка»: торговля заграничными товарами. Но раз речь о МИД, то это была крупная внешнеторговая подпольная сеть, в которую входили бриллианты, золото, иконы, меха, хрусталь и многое-многое другое. Это было подземное царство теневой экономики, которой был смертельно болен поздний СССР. Это «подполье» породило двуличность, лицемерие и перерожденчество элит. То, с чем железной рукой боролись в 1937 году. Наследники запустили болезнь коррупции. Следствием стало предательство СССР и гибель нашей страны.
Печальный фон оперетки, разыгравшейся в апреле 1978 года. Эпилог же очень тусклый. Аркадий Шевченко разорился, остался без гроша, спился и умер, бросив своих уже взрослых детей во второй раз. А они его. Кто и где закопал предателя неизвестно. Андрею Андреевичу Громыко за то, что его назначенец стал изменником ничего не было: министр сказал, что у него очень много советников, а человека с фамилией Шевченко он не помнит.
Видео дня. В Сети возмутились кроссовками Киркорова за миллион рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео