Истории вещей. Заглядываем в чемодан Анастасии Цветаевой

прожила 98 лет, став свидетелем поворотных событий в истории страны XX века — от революции 1917 года до распада СССР. Ее лично коснулось одно из самых тяжелых испытаний в истории Советского Союза — репрессии. Чемодан, с которым Анастасия прошла через годы ссылок, сегодня хранится в фондах Дома-музея .
Истории вещей. Заглядываем в чемодан Анастасии Цветаевой
Фото: Mos.ruMos.ru
Совместный материал mos.ru и агентства «Мосгортур».
Сестры и лучшие подруги
Марина и Анастасия Цветаевы родились в семье искусствоведа Ивана Цветаева и его жены пианистки Марии Мейн. В 1892 году появилась Марина, а спустя два года — Анастасия. Муся и Ася — так звали их дома. С ранних лет младшая сестра относилась к старшей с трепетом, восхищалась ее талантами: в детстве Марина Цветаева не только писала стихи, но и играла на фортепиано.
«Когда я увидела ее на эстраде когда я услыхала ее игру и всеобщую похвалу ей — сердце раскрылось такой нежностью к старшей подруге игр, так часто кончавшихся дракой, — что я иначе не могу назвать мое чувство в тот вечер, как состоянием влюбленности. Я никого, кроме нее, не видела. Я не сводила с нее глаз», — писала Анастасия Ивановна об одном из ранних выступлений сестры в своей книге «Воспоминания».
Большую часть своих мемуаров Анастасия Ивановна посвятила сестре. «Самая главная из нас, самая выдающаяся — и умом, и талантом, и характером — Маруся», — писала она. В этих словах не было ни ревности, ни зависти, только утверждение.
Сестры были очень дружны, много времени проводили вместе. Марина и Анастасия учились в в частной женской гимназии Марии Брюхоненко. «Меня всегда удивляло, с какой радостью встречает [Марина] Цветаева сестру и как подолгу они ходят вместе и оживленно беседуют друг с другом. Можно подумать, что они давным-давно не виделись», — вспоминала одноклассница поэта Татьяна Астапова.
Вместе сестры были и весной — летом 1911 года в крымском Коктебеле в гостях у поэта , где Марина Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном.
От атеизма до набожности
В юности Анастасия Цветаева увлекалась русской философией. Ее личность и взгляды на жизнь сформировали труды , . С известным русским философом она состояла в дружеской переписке.
Еще одним автором, который повлиял на мировоззрение младшей из сестер Цветаевых, был . Ницшеанским духом был проникнут ее литературный дебют «Королевские размышления», в котором она стремилась логически доказать невозможность существования Бога.
«Дело в том, что в те годы я пыталась воспринять Бога разумом, а не сердцем, старалась втиснуть Его в свое сознание, но Он там не помещался », — вспоминала она позже.
Все изменилось после знакомства Цветаевой с поэтом-импровизатором Борисом Зубакиным. Они подолгу могли говорить о религии. Под влиянием Зубакина Анастасия Ивановна радикально изменила свой образ жизни: начала молиться и соблюдать посты. Цветаева называла Бориса Михайловича «самой крупной, величавой фигурой, ни с кем не сравнимой».
Зубакин был потомком выходцев из Шотландии. Еще в подростковом возрасте он увлекся мистицизмом, а в 18 лет, в 1912 году, основал масонскую ложу Lux Astralis («Свет звезд»). Ложа, просуществовавшая вплоть до 1937 года, была близка по духу к тайному теологическому и мистическому обществу розенкрейцеров, основанному в позднем Средневековье в Германии.
Советская власть с подозрением относилась к неформальным организациям. Их членов подозревали в контрреволюционной деятельности. Не стала исключением и ложа Зубакина. На протяжении 1920-х Бориса Михайловича несколько раз арестовывали. В 1937 году он был задержан в последний раз и уже больше не вышел свободу. Близкое знакомство с Зубакиным сыграло роковую роль в судьбе Анастасии Цветаевой.
Годы лагерей
В первый раз Цветаеву арестовали в 1934 году. Тогда она провела под следствием 64 дня. Освободили Анастасию Ивановну лишь после ходатайств ее знакомых — писателей Максима Горького и . Через несколько лет, в начале сентября 1937-го, ее арестовали вновь. Тогда у писательницы гостил ее сын Андрей — задержали и его.
Кроме того, сотрудники НКВД изъяли и уничтожили рукописи неопубликованных произведений Анастасии Ивановны «Созвездие скорпиона», «Музей», «Книга о Горьком» и других. На долгих допросах ей угрожали отправить туда, «откуда нет возврата». Цветаева отвечала лишь одно: «Вы тут ни при чем. Бог меня предал вам за мои грехи. И вы сможете меня сослать только туда, куда сошлет Господь. Вы не можете мне сделать ничего, кроме того, что мне сделает Бог».
Следствие продолжалось чуть больше четырех месяцев. 10 января 1938 года Цветаеву признали виновной в контрреволюционной пропаганде и приговорили к 10 годам трудовых лагерей. Свой срок писательница перенесла стойко. После освобождения в 1947 году она поселилась в Вологодской области.
В 1949 году в СССР начались аресты «повторников» — людей, уже отбывших срок, вновь судили по старым делам. Анастасию Ивановну отправили в ссылку в Новосибирскую область, где она провела пять лет. В ссылках Анастасию сопровождал старый чемодан, на крышке которого она нацарапала гвоздем: «Цветаева».
Цветаеву освободили в 1954 году, вскоре после смерти Сталина, а еще через пять лет полностью реабилитировали. Во время отбывания ее первого срока, в 1941 году, ушла из жизни ее любимая сестра, оказавшаяся в бедственном положении в эвакуации в маленьком городке Елабуге на реке Каме. В город, ставший последним приютом Марины Цветаевой, Анастасия Ивановна приехала вскоре после реабилитации. Могилу сестры на Петропавловском кладбище она не смогла найти, крест был установлен на предполагаемом месте захоронения поэта. Анастасия Цветаева пережила свою сестру на полвека. Из жизни она ушла в 1993 году в возрасте 98 лет.
Последнюю треть своего жизненного пути Анастасия Цветаева посвятила семье и сохранению наследия сестры: она написала книгу «Воспоминания», активно участвовала в создании Дома-музея Марины Цветаевой. Позже там поселился и ее чемодан — реликвию передала музею Ольга Трухачева, внучка Анастасии Ивановны.
18+