В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Компании, близкие Александру Швидаку, фигурируют в трех уголовных делах о преднамеренном банкротстве

Первое дело появилось 6 апреля 2020 г. и касалось деятельности Самарского резервуарного завода. Поводом стало то, что неустановленные лица из руководства не позднее июня 2016 г. провели действие по отчуждению у предприятия принадлежащих ему активов на сумму порядка 932 млн руб., вследствие чего предприятие потеряло возможность удовлетворять требования кредиторов.

В постановлении о возбуждении уголовного дела указывается, что СРЗ приобрел дебиторскую задолженность, невозможную к взысканию. По версии следствия, в результате неправомерных действий неустановленных руководителей завода на СРЗ стартовал процесс банкротства и сейчас идет процесс конкурсного производства. Уголовное дело возбуждено по ст. 196 УК РФ — преднамеренное банкротство. Максимальная санкция по данной статье — шесть лет лишения свободы.

Видео дня

О каких именно сделках идет речь, на момент сдачи номера "СО" уточнить не удалось. Известно лишь, что в период, названный в документе, произошло собрание кредиторов СРЗ, принявшее решение провести сделку по замещению активов. Во вновь образованное АО "СРЗ" завод передал активы, точнее, весь свой имущественный комплекс, на обозначенные 932 млн рублей. Взамен СРЗ получил 100% акций вновь образованной компании. Сейчас этот пакет продается с торгов.

7 апреля возбуждается следующее уголовное дело, на этот раз касающееся деятельности ООО "Самарский буровой инструмент" ("СБИ"). Это один из операторов площадки другого предприятия Швидака — Егиазарова — "Волгабурмаша". По версии следствия, в октябре 2016 г. неустановленное лицо из числа руководителей "СБИ" произвело отчуждение имущества, денежных средств на сумму более 12,7 млн руб., причинив компании особо крупный ущерб. Следователи сочли, что в этот момент "Самарский буровой инструмент" уже имел признаки банкротства. В результате уголовное дело возбуждено по ст. 195 УК РФ, ч. 1 — неправомерные действия при банкротстве. Максимальная санкция по данной статье — три года лишения свободы.

И в тот же день появилось уже третье уголовное дело - в отношении руководителей Самарского подшипникового завода. По версии следствия, неустановленное лицо из числа руководителей СПЗ, достоверно зная о наличии неисполненных финансовых обязательств перед ООО "ЧМЗ-Урал" и в размере более 27 млн руб., тянущихся еще с 2013 г., совершило заведомо убыточные для СПЗ сделки по отчуждению имущества завода. Речь идет о 25 земельных участках и 71 объекте недвижимости.

По версии следствия, эти действия повлекли неспособность удовлетворить Самарским подшипниковым заводом требования кредиторов, в том числе по обязательным платежам на сумму более 2,25 млн рублей. Данные действия следователи трактуют как преднамеренное банкротство СПЗ. В результате дело возбуждено по ст. 196 УК РФ.

О том, что за действиями менеджеров заводов группы по банкротству предприятий мог стоять , говорилось и ранее. В частности, бывший директор Самарского резервуарного завода публично обвинял Швидака в давлении на него с целью преднамеренного банкротства завода.

"Мне Александром Швидаком было предложено ставить свою подпись на документах, по которым с завода вывозился металл на некие фирмы. Сначала я это делал, но потом мне показалось все это подозрительным. На мои вопросы Швидак пояснил мне, что завод готовят к управляемому банкротству, в связи с чем и вывозят с него имущество. Обдумав все это и осознав последствия таких действий, я отказался в этом участвовать, за что и был в срочном порядке смещен с поста генерального директора", — заявлял в ходе судебного заседания по собственному уголовному делу Сергей Богданов. В итоге с подачи Швидака Богданов был осужден за превышение полномочий и провел за решеткой два года.

Судя по массированности уголовных дел в отношении структур Александра Швидака, можно предположить, что в итоге их фигурантами станут далеко не только рядовые клерки. О возможности привлечения к уголовной ответственности реальных бенефициаров заводов говорят и юристы. "Поскольку по ст. 196 УК РФ преступными считаются деяния руководителя или учредителя (участника) юридического лица, в том числе номинальных и фактических (бенефициара), то такие лица могут стать потенциальными подозреваемыми. По ст. 195 УК РФ к вышеперечисленным лицам могут добавиться бухгалтерские и иные сотрудники организации", — пояснил адвокат Дмитрий Натариус.

Кто реально может стоять за малоизвестными операторами завода "СПЗ-Групп" и "ВБМ-Групп", а значит, кто способен оказаться в эпицентре активности правоохранителей, — становится понятным из позиции Федеральной налоговой службы в деле о банкротстве компании "Волгаметком" — одного из операторов Самарского резервуарного завода. Еще в 2018 г. Федеральная налоговая служба в ходе арбитражного процесса по банкротству "ВМК", исходя из анализа движений по счету должника, открыто назвала его реальных бенефициаров. А ими, по версии нынешнего руководителя УФНС по Самарской области Ольги Криковой, подписавшей письмо в арбитраж, являются бывшие совладельцы — Александр Швидак, и . Именно они являлись конечными получателями средств, которые аккумулировал на своих счетах "Волгаметком", в том числе за счет привлечения кредитных ресурсов. В период с 2013 г. по 2015 г. "ВМК" перечислил на счета ООО "Инвестстройпроект" порядка 3 млрд рублей. "Инвестстройпроект" в свою очередь через цепочку сделок данные средства перечислял Швидаку, Егиазарову и Рыднику. Фискалы также отмечают, что один из кредитов, взятых "Волгаметкомом" в Балтинвестбанке, через цепочку сделок был направлен на покупку иностранной валюты компанией, где Вадим Егиазаров числится получателем дохода.

Сейчас "ВМК" находится в процессе банкротства — он остался должен кредиторам более 4,5 млрд рублей.