Прыткий дедуля, или В поисках железного вещдока 

Прыткий дедуля, или В поисках железного вещдока
Фото: МВД МЕДИА
Это было весной в «застойные 80-е» прошлого столетия. Отзвенели ручьи, спала вода в реках, сочно зеленела молодая травка в лучах ласкового солнышка. Но, как обычно, данное время года принесло сотрудникам «убойного» отдела, где я имел честь работать, не только радость бытия, но и немало хлопот. По мере таяния снегов в разных районах обнаруживались человеческие останки с признаками насильственной смерти, наступившей то ли прошедшей осенью, то ли зимой. Такие находки мы на профессиональном сленге называли «подснежниками» и с грустью отмечали, что выявленное убийство может оказаться в списке «глухарей». А за это начальство по голове не погладит. Штучники и важняки В один из майских дней 1987-го нетерпеливые вездесущие рыбаки обнаружили в пригороде на берегу реки Бабка труп, о чём и сообщили в . Начальник отдела Борис Еремеев немедленно направил на место происшествия оперативную группу, которая выяснила, что криминал, как говорится, налицо. Тело мужчины было обезглавлено, обнажено до пояса и упаковано в полиэтиленовую плёнку, обмотанную алюминиевой проволокой. Такие факты в те времена вызывали возмущение, а иногда и переполох среди населения. Информацию передали в уголовный розыск УВД Пермской области. Дело было взято на контроль и считалось резонансным. Именно с этого момента на полную мощь заработала чётко отлаженная в регионе система раскрытия убийств. Запускали её в действие: куратор «убойного» отдела, заместитель начальника областного УУР полковник милиции Аскольд Петров — интеллектуал и эрудит; ещё один зам — полковник милиции Леонид Оборин, скрупулёзный в мелочах и очень настойчивый в делах; руководитель отдела Яков Баталов — спортсмен, шахматист, поэт и его заместитель Лев Мушников, к тому времени имеющий 25-летний опыт работы в подразделении; начальник отделения Владимир Полыгалов, признанный одним из лучших оперативников МВД СССР. Так вот, нам, рядовым сотрудникам, они постоянно твердили: «Нет нераскрываемых убийств! Есть только непрофессионализм сотрудника или лень и нежелание трудиться!» Работу в «убойном» отделе ещё предстояло заслужить. Просто так с улицы или по блату туда было не попасть. Сотрудники других подразделений называли нас «штучниками» или «важняками» за то, что мы работали по конкретным убийствам, тяжким и особо тяжким преступлениям и премии получали чаще, чем другие. Итак, по сути происходящего в Кунгуре. Хотя прошло уже больше 30 лет, но некоторые моменты дела всплывают в памяти до сих пор. Мы с Полыгаловым — все уважительно называли его Палыч — прибыли в город через день после обнаружения трупа. К нашему приезду местные опера установили, что погибшим является 24-летний местный житель, пропавший без вести в октябре 1986-го. Отправился на работу на сутки дежурить в пионерский лагерь и на следующий день домой не вернулся. Судя по материалам разыскного дела, кунгурские сыщики выяснили всё о мужчине, включая приметы и одежду, в которой тот ушёл. Всех, кого необходимо, опросили, кого надо — проверили, разослали ориентировки во все концы, не исключили и отработку версии убийства. В пионерском лагере даже полы вскрывали с целью обнаружения крови. Тщетно. И вот сейчас нам оставалось одно — найти убийцу… Вжиться в среду Дежурная часть С чего начать? Конечно же, самому осмотреть изъятые вещественные доказательства, побеседовать с родственниками, друзьями и побывать на месте происшествия. Это предстояло выполнить не для перепроверки качества ранее выполненной работы, а скорее для того, чтобы увидеть всё своими глазами и вжиться в среду, в которой было совершено преступление. Из вещественных доказательств — только кусок плёнки, в которую по пояс завернули труп, и алюминиевые спирали. На полиэтилене, кроме лёгкого налёта речной грязи, ничего не было, а вот проволока представляла интерес. В двух местах она хитроумно была сплетена так, что образовывала как бы ручки, за которые можно держаться. Отчётливо они проявлялись и на фотографиях обнаруженного трупа. Создавалось впечатление, что убийца, отчленив голову, неспешно приготовил тело к транспортировке. От шеи и до пояса плотно обернул плёнкой, чтобы кровь не стекала, закрепил руки вдоль туловища, связал ноги в области коленей и лодыжек и в таком виде, притащив на берег реки, сбросил в воду. На следующий день поехали с Палычем на место обнаружения трупа. Разыскник Михеев повёл нас через густой ельник. Минут через десять ходьбы лес внезапно закончился, и мы упёрлись в скалистый, крутой, почти вертикальный обрыв. — Здесь, — сказал Михеев. Легли на траву у кромки обрыва и, свесив головы, с интересом стали рассматривать всё, что было внизу. Река, шириной метров 15-20, пока не вошла в привычные берега. Под нами, на мелководье, лежали два больших валуна. — Между ними и обнаружили. Осенью после дождей камни не видно, затапливает, — сообщил опер. Затем мы направились вниз по течению и метров через триста, углубившись в сосновый лес, вышли к строениям пионерского лагеря. Вживаясь в окружающую среду, сориентировались на местности, осмотрели и запомнили все строения, дорожки и уехали в отдел. Позвонили в морг судебно-медицинскому эксперту, производившему вскрытие. Он сообщил, что голова отрублена посмертно, скорее всего, топором. Потерпевший накануне употреблял спиртное. Можно предположить, что смерть наступила в результате черепномозговой травмы, так как других повреждений на теле не обнаружено. Изъяты ткани из раны для проведения спектрального анализа с целью выявления частиц металла. Для более точных выводов о причинах смерти необходимо отыскать голову потерпевшего. Водолазы уже обследовали реку, но ничего не нашли. Труп передали родственникам. Так и похоронили. Участковые и опера продолжали отрабатывать дежурные версии, но результатов не было. Тупик? Ну почему же! Решили проанализировать имеющуюся информацию и ответить самим себе на вопросы. Итак. Потерпевший в свой последний день жизни на работу в пионерский лагерь приехал? Приехал. Это подтверждает сменщик Фёдор Егоров, 1936 года рождения. На причастность к убийству проверялся. Мужик положительный, имеет алиби — после смены уехал с семьёй в гости в  и пробыл там два дня. Сторож Булюк пояснил: «В 8 часов утра, когда я пришёл в лагерь, потерпевший спал. Растолкал его кое-как. Он оделся и ушёл домой. Больше его не видел…» Александр Булюк, 1913 года рождения, проживает с семьёй в своём доме, недалеко от пионерского лагеря. Как ветеран войны получил однокомнатную благоустроенную квартиру в пригороде Кунгура, где и прописан. Жена — заслуженный учитель РСФСР. Где взял спиртное погибший и с кем распивал? Егоров пояснил, что тот часто привозил с собой алкоголь. Пил один, «втихушку». Кто мог находиться в учреждении в те дни? Как контролируется работа сотрудников? Егоров пояснил, что в связи с удалённостью в пионерском лагере осенью никто не бывает. Сторожа проверяются 2-3 раза в неделю директором и завхозом. — Погибший — парень немного скандальный, один раз был обнаружен на рабочем месте выпившим. Увольнять не стали, так как некем заменить, — рассказал руководитель учреждения. — Сторожей обычно сами проверяем, да и Булюк присматривает, — добавил завхоз. — Живёт неподалёку. Фронтовик, мы ему доверяем. Где совершено убийство? Исходя из материалов дела, пришли к выводу: на территории лагеря, а труп, где бросили в реку — там и обнаружили. Никуда он не уплывал. Зажало между камней-валунов. — Давай-ка мы с Булюком переговорим. Раз он чуть не каждый день на работу ходит, может, скажет что-то новое. Заодно на него посмотрим, приглядимся, — сказал Палыч. — Попросим следователя официально его допросить, а сами понаблюдаем. Психологические приёмы — Опять Палыч какой-то трюк готовит. Это он может, — подумал я. Подполковник милиции Полыгалов — невысокий ростом, худощавый, с рязанской улыбающейся физиономией и копной белокурых волос. Внешне всегда спокоен и обаятелен, умел расположить к себе людей, в том числе злоумышленников. Кумир и любимец всей оперской братии, как мужской, так и женской, был, действительно, большой мастер на разные психологические штучки и сюрпризы в ходе раскрытия преступлений. Так вот, значит, решили понаблюдать за Булюком. Подготовили вопросы. В кабинет шаркающей походкой, чуть прихрамывая и опираясь на палочку, вошёл сухощавый старичок среднего роста. Одет чистенько. Потёртый пиджак с орденскими планками и юбилейным знаком участника войны. Очки в чёрной роговой оправе с толстыми линзами. — Родился и жил в одной из областей Западной Украины, — начал рассказывать Александр Иванович. — Учился, работал… Война, оккупация… После освобождения Украины ушёл на фронт. Демобилизовавшись в 1946 году, немного поработал и от разрухи уехал в Пермскую область на заработки. Женился. Из родственников на Украине никого не осталось… В тот день, когда дежурил погибший, в лагерь не ходил, некогда было. Мы, усевшись по краям стола, наблюдали. Запомнил глаза Булюка. Увеличенные линзами очков, они казались большими. Без старческой мутной поволоки. Жёсткие, колючие, цепкие, подозрительные и злые, особенно когда он смотрел на следователя, записывающего очередной ответ в протокол. Говорил медленно, уклончиво или коротко: «Не помню». Причём часто переспрашивал, ссылаясь на глухоту. На обыденные вопросы отвечал сразу и обстоятельно. — Ну, что скажешь? — спросил Палыч после того, как Булюк вышел. — Не очень он и глухой. Переспрашивал, чтобы времени было больше обдумать. И глаза у него нехорошие, — ответил я. — Вот-вот! — согласился с моими выводами Полыгалов. — Надо его получше узнать, кто он такой, этот дедушка? Копнуть глубоко Здание Кунгурского ОВД На следующий день предстояло решать две задачи: попытаться найти на территории лагеря место совершения преступления и улики, а также провести «глубокую копку вокруг подозреваемого». Мне досталось первое. Отправился к начальнику отдела просить сотрудников для прочёсывания территории. — Борис Сергеевич, нужна рота бойцов, — без предисловий заявил я. — Может, тебе весь отдел сразу построить — ехидно улыбаясь, спросил он. Я немного сбавил обороты и спокойно объяснил ситуацию. Борис Сергеевич, как человек глубоко порядочный, волевой, энергичный и высокопрофессиональный, меня понял. — Ладно. Поезжай в лагерь, готовься. Через час соберу людей сколько смогу. Сам понимаешь, кроме убийства, ещё куча преступлений и по всем работать надо, — миролюбиво закончил начальник отдела. В указанное время на поляне выстроились человек тридцать. Я приступил к инструктажу: — Необходимо разомкнуться в цепь с интервалом три метра и не спеша прочесать лес. Дойти до берега, затем развернуться и пройти в обратную сторону. Собрать всё, что обнаружите: тряпки, вещи, проволоку, топоры, лопаты… Минут через сорок сотрудники стали возвращаться. Принесённое ими не представляло интереса. Замыкающим вышел из леса молодой сержант. На плече он тащил длинную палку, на конце которой свисала, как флаг, тряпка. Это оказалась жёлтая футболка. При ближайшем рассмотрении в области ворота и груди на ней чётко просматривались потёки выцветшей крови. Сердце гулко забилось: «Это удача! Бесспорно, вещь принадлежит потерпевшему. По описанию — в цвет!» Футболку сержант нашёл в небольшой прогалине диаметром в четыре шага среди густо растущего ельника, метрах в пятидесяти от обрыва. — Вот здесь она лежала, — сказал парень, указывая почти в центр полянки, покрытой молодым мхом и травкой. Я опустился на колени и стал осматриваться. В одном месте растительность заметно выделялась. Подрезав перочинным ножом пласт дёрна, приподнял его и заметил крохотный пучок человеческих волос. «Ура! Место преступления найдено!» — прокричал про себя. Вернувшись к автобусу, поблагодарил всех за отлично выполненное задание и велел ехать в отдел. — Доложи лично начальнику о проделанной работе и передай, чтобы присылал следователя с понятыми для осмотра места преступления, — пожимая руку сержанта, сказал я. Следователь прилетел пулей, оживлённый и радостный. Осмотрели поляну ещё раз. Под низко растущими ветками ели обнаружили небольшую бухту алюминиевой проволоки. Всё изъяли, запротоколировали, упаковали. Палыч, похоже, тоже «накопал» изрядно. Выслушав мой доклад, стал выглядеть очень довольным, видимо, от совокупности проделанного за день. — По-моему, мы под дедушку копаем правильно. Сегодня заходил к нашим «старшим братьям» в местное отделение КГБ. Оказывается, они его знают. По их архивным данным, Булюк проверялся в 1961 году на причастность к бандеровщине и сотрудничеству с фашистами. Ещё, по сведениям, в 1947-м он, работая на Украине в паспортном столе, совершил убийство из пистолета ТТ, за что был осуждён на 25 лет. Отбывал наказание в Пермской области, где и познакомился со своей будущей женой. В 1961-м освободился по амнистии и остался здесь жить. Такие вот дела, — Палыч помолчал, а затем продолжил. — Завтра Булюк заступает на сутки. Надо съездить к нему домой в деревню, пообщаться с женой, посмотреть… — Сегодня или завтра подозреваемый наверняка узнает, что мы территорию «чесали», — добавил я. — Не забегает ли по нашим следам? Посмотреть бы, как вести себя будет. Правда, трудновато в лесу за ним незаметно наблюдение установить. Полыгалов подумал и утвердил моё предложение. На верном пути Утром, не доехав до лагеря, высадили трёх оперативников для выполнения их задачи «по присмотру за дедушкой». Сами поехали к дому Булюка. Стоял он одиноко, почти на берегу речки. Это была целая усадьба, состоящая из покосившихся хозяйственных построек с поляной во дворе. По лужайке бегала всякая живность. Тут же хлопотала женщина лет 60, жена подозреваемого. Поздоровались, представились. Палыч, излучая добродушие, наговорил хозяйке разных комплиментов. Они ушли в дом, а я остался во дворе осмотреться. Замков на дверях построек не было, поэтому поочерёдно в них заглядывал. Войдя в последнее сооружение с полуобвалившейся крышей и поломанной стенкой, заметил несколько связок коротких остроганных досочек, в народе называемых вагонкой. Они были аккуратно обвязаны алюминиевой проволокой, а сверху хитро вплетена ручка, очень похожая на ту, что мы уже видели. Каждая связка напоминала чемодан. Вытащил их ближе к порогу так, чтобы было видно с улицы. Вскоре Палыч вышел во двор, продолжая на ходу разговаривать с хозяйкой. Стали раскланиваться. Я лихорадочно соображал, как привлечь внимание Полыгалова. — Хорошо тут у вас, уютно. Правда, крыша на кладовке падает. Ну ничего, Александр Иванович починит, он мужик мастеровитый. Вот и досок принёс, — громко сказал я и указал рукой на лежащие у порога «чемоданы». — Всё собирается чинить, да руки не доходят. А доски эти из лагеря натаскал. Там ремонт делали, вот обрезки и остались, — сказала хозяйка. Палыч, увидев вязанки, сходу оценил обстановку. Стал серьёзным. — Мария Никитична, мы это заберём. Проволока интересная. Сейчас в лагерь поедем, с Александром Ивановичем переговорим. Может, он нам поможет. Погрузив всё в уазик, выехали к лагерю. Из разговора с женой стало ясно: не такой уж и немощный дедуля. По двору шастает, «только шуба заворачивается», в город же с тросточкой ездит, чтобы место в автобусе уступали. Уже подъезжали к месту, как вдруг из леса со стороны реки послышались крики. Тут же через дорогу перебежали трое и скрылись в чаще. — Кажется, наших засекли! — выдохнул Палыч. С криками и матом на дорогу прытко выскочил Булюк с дубиной в руках. Увидев нашу машину, остановился. — Что случилось? — спросил я. — Да опять бичи из города зашныряли. Только и знают, что пакостят. — Александр Иванович, завхоз в лагере? — поинтересовался Полыгалов. — Был с утра. Недавно за краской уехал, сказал, что сегодня уже не вернётся, — ответил он. …Мы поехали дальше. В салоне Палыч обронил: — Суетиться не будем. Сначала эксперту наш улов покажем, да с заведующим хозяйством переговорим. На выезде подобрали наших «бичей», которые доложили: Булюк, придя на работу, долго принимал у сменщика охраняемые объекты, обходя и осматривая каждое строение, а потом взял топор и направился к лесу. Дошёл до места, где покойника нашли, долго ходил кругами, как будто что-то искал. Затем стал рубить сушняк на дрова и случайно заметил кого-то из наших. — Ну а дальше всё происходило на ваших глазах. Шустрый дедок, — подытожил докладывающий. Я участвовал… По приезде в отдел оперативники перетаскали упакованные доски в кабинет следователя и уехали искать завхоза. Мы с Палычем отправились к экспертам-криминалистам, которые находились в соседнем здании. Внимательно изучив проволочные вещдоки, они вынесли предварительное устное заключение: покойника и доски одно лицо упаковывало! Позже и завхоз объяснил, что действительно осенью разрешил Александру Ивановичу взять оставшуюся от ремонта вагонку для своих нужд. — Булюк её при мне упаковывал, а потом домой уносил, — сказал он. — Проволоки в лагере целая бухта лежала. Нынче что-то не нашёл весной, видимо, всю израсходовали. — Сколько топоров было у вас на подотчёте и где они в настоящее время? — спросил следователь. — Два. Один большой — для колки дров, второй поменьше — плотницкий. Им Александр Иванович часто пользовался, — пояснил завхоз. — Этот топор тоже не смогли найти, видимо, строители прихватили, которые ремонт осенью в лагере делали… Лишь на восьмой день после задержания Булюк дал признательные показания о необходимой обороне от потерпевшего, да и то после предъявления всех заключений экспертиз. Доказывать что-то иное было бессмысленно. Суд отнёсся к нему благосклонно, приговорив к незначительному сроку. Через полгода, находясь в колонии, винов­ный свёл счёты с жизнью. служил в уголовном розыске с 1975 по 1999 год …Я написал этот материал в знак уважения к труду всех сотрудников органов внутренних дел, когда-либо участвовавших в раскрытии преступлений, и особенно оперативников «убойного отдела». Никто из сыщиков никогда не скажет: «Я раскрыл это убийство». Даже если один задерживал преступника, он промолвит так: «Я участвовал…» К раскрытию особо тяжких преступлений привлекаются десятки, а иногда и сотни специалистов из разных служб. Неважно, выполняют ли разовые поручения или отрабатывают впустую какую-то одну версию, — они по крупицам собирают прямые и косвенные доказательства, тем самым внося вклад в общее дело. Также хотелось показать, насколько трудно добывать доказательства. Сколько сил, времени и знаний в области судебной психологии, логики, криминалистики, медицины, уголовного права нужно затратить сотруднику, чтобы простую алюминиевую проволоку превратить в доказательство, причём железное. Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены
Видео дня. Жители покрыли мэра отборным матом из-за плохой уборки дорог
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео