Войти в почту

На страже Родины. Герой России рассказывает о службе в Афганистане и Чечне

прошел и , батальон под его командованием провел операцию по захвату и удержанию здания депо железнодорожного вокзала в Грозном 2 января 1995 года. Десантники вели тяжёлый непрерывный бой четверо суток, отбивая постоянные атаки боевиков, в итоге, вынудив их отступать. Сегодня Сивко активно занимается патриотической работой. С Героем России пообщался наш корреспондент.

На страже Родины. Герой России рассказывает о службе в Афганистане и Чечне
© На Западе Москвы

Вячеслав Владимирович, с какого момента началась ваша военная служба?

- В 1975 году я закончил Рязанское воздушно-десантное училище, стал офицером. С этого времени вся моя жизнь была связана с Вооруженными силами, с воздушно-десантными войсками. Я последовательно проходил должности: командира взвода, заместитель командира роты, командир роты, начальник штаба батальона, командир батальона. Два года воевал в Афганистане в составе ограниченного контингента советских войск в должности командира роты. Затем в 1978 году я окончил московскую военную академию имени , после этого командовал батальоном в , затем был начальником штаба в Туле и уже в был направлен в 1992 году командиром парашютно-десантного полка.

А когда вы попали в Чечню?

- В ноябре 1994 года была поставлена задача: выдвинуться в район (), там подготовиться и выдвинуться к , блокировать его с юго-западной стороны и дать возможность внутренним войскам, милиции, разоружить бандформирования.

А в полку были в основном призывники?

- Да. Тогда основная форма комплектования была по призыву. Контрактники были, но мало.

Подготовив солдат, движение из Беслана в Грозный мы начали 11 декабря 1994 года. Предстояло преодолеть 150 километров, и выйти к окраинам Грозного. В отдельных местах нам гражданское население преграждало дорогу. Давить-то мы их не будем, открывать огонь запрещено. Приходилось уходить с главных дорог, ехать окольными путями. В итоге в Грозном мы оказались только 31 декабря.

У ведения боевых действий в городе есть своя специфика, нужно грамотно применять технику, вооружение. К примеру, просто так танки в город пускать нельзя, необходимо предварительно обеспечить их прикрытие. Но мы справились с поставленными задачами.

Еще одной особенностью было то, против кого нам предстояло воевать. С нашей стороны были, в основном, молодые ребята, призывники, а со стороны противника – хорошо подготовленные, отлично вооруженные люди 35-45 лет, военные, среди которых много международных террористов.

Интересно, что как-то в районе депо железнодорожного вокзала состоялся контакт наших солдат с боевиками. Они говорят: «Что же вы против нас сможете сделать?». На что наши ответили: «Еще посмотрим кто кого». И в конечном итоге эти наши пацаны отстояли целостность нашего государства на Северном Кавказе.

Расскажите, как вам удалось достичь перемирия во время военных действий?

- Там возникла такая ситуация. Одна из преданных рот заняла недостроенную высотку у железнодорожного вокзала, выбила оттуда боевиков. Но была предпринята повторная атака и эта рота не покинула здание, а поднялась на третий этаж и выше. А вот боевики заняли нижние этажи. Они заложили тротил под опоры здания, сказав, что наших солдат оттуда не выпустят.

Мы начали с ним вести переговоры по радио, договорились встретиться. В ходе переговоров говорили, что на привокзальной площади очень много трупов: и чеченцы, и наши. Их невозможно было убрать, потому, что пространство все простреливалось. Мы говорим, давайте хоть на какое-то время остановим войну, хоть уберем трупы, потому что их уже и собаки поедали, и голуби клевали. Удалось договориться, доложили об этом в Москву, и вышло постановление правительства - объявить перемирие на два дня.

Были ли отличия в ведении боевых действий в Афганистане и Чечне?

- Афганистан и Чечня - это две большие разницы. В Афганистане все то, чему учили нас в училище и в академии строго соблюдалось, все четко было: организация боя, планирование, снизу доверху. Каждый четко понимал: кто выполнял какую задачу, четко знал последовательность.

А Чечня, там, конечно, все иначе. Там много таких решений, которые принимались без всякого планирования, просто на голос, как говорится: «Давайте, давайте вперед!». А так в армии не делается. Конечно, много таких моментов было.

А мирные жители как к нашим солдатам относились?

- Хорошо. Не было каких-то прецедентов. Даже временами помогали друг другу. Мы им, к примеру, с посевной.

Хочу сказать, что у нас были солдаты, призванные из Чеченской республики. Как правило, они очень уважительно относились к командирам. Они в нас, десантниках, видели сильных людей, видели, что мы умеем воевать, а для них это очень важно.

А за счет чего удавалось поддерживать боевой дух?

- Дело в том, что воинский коллектив он особенный. Вот я когда в Афганистане находился, у нас самое большое наказание было, если не брали солдата в бой, оставляли его на месте дислокации.

В Чечне то же самое. Для мальчишек 19-20 лет очень важно не уронить свою честь, показать, что ты тоже можешь, что ты сильный, не боишься, не трус. Ну а наша задача, как командиров, была в таких условиях их организовать.

Вы в Грозном встречали Новый год, удалось как-то отметить праздник?

- Праздник, праздником, но главное понимать – что враг не дремлет. 31 декабря прибыл тогдашний губернатор Псковской области , привезли нам подарки от родных и близких. Ведь мы прибыли в Грозный из Пскова. Было очень приятно такое внимание.

А вы сейчас встречаетесь с боевыми друзьями?

- Да. Один из товарищей в Германии, ездим друг к другу в гости. Еще один в Йошкар-Оле. Отрадно, что многие наши ребята состоялись, не потерялись в жизни: кто-то в , кто-то на предприятиях ведущих работает.

А я с 1997 года уволился в запас и начал заниматься общественной работой. Вместе с единомышленниками мы создали организацию «Общественный фонд поддержки героев». Нужно многим было помогать, в том числе тем, кто приезжал в Москву, учился в академии. Устраивали их детей в детские сады, школы, решали материальные вопросы.

Сегодня мы занимаемся героико-патриотическим воспитанием. Создали музей героев в Москве на Большой Черемушкинской улице. Со школами активно работаем, встречаемся с ребятами.

Вячеслав Владимирович, в как вы проводите время в самоизоляции, чем занимаетесь?

- С внуками на даче сижу. У меня специальный тренажерный зал на территории, ведь далеко выходить сейчас нельзя. Ребятишки тренируются вместе со мной. С заданиями вместе разбираемся, которые им задают учителя во время дистанционных уроков. В общем, есть чем заняться.