Ещё
Белоруссия в огне. Главное

о причинах политического поражения Джереми Корбина 

«Ни без промедления, ни без жалости действовать у него не получалось, и проигравших он не то что не карал, а защищал и даже продвигал. Потом метнулся в их сторону, затем постарался от них отодвинуться, а через некоторое время перед ними капитулировал. И после этого они поглотили и его, и весь его проект. избегал своих друзей и превозносил врагов, даже когда те за его спиной заносили ножи для удара».
Британские политики, взгляд Гэллоуэя. Три гвоздя в гроб лидерства Корбина: антисемитизм, политика умиротворения и отношение к брекситу.
Сразу оговорюсь: с Джереми Корбином, чей пятилетний срок руководства партией подошёл к концу в минувшие выходные, я знаком уже сорок лет, из них тридцать мы бок о бок проработали в парламенте.
Почти на всех видеозаписях моих парламентских выступлений, которые можно найти на YouTube, Корбин сидит рядом со мной.
Я же активнее всех остальных поддерживал его в британских СМИ. Мои выступления в защиту Корбина привлекали миллионную аудиторию, а моему бывшему работодателю Talk Radio государственный медиарегулятор Ofcom выписал солидный штраф — за «несбалансированность» моих энергичных возражений его критикам. Но это было в дни минувшие, мы же говорим о настоящем.
За те десятилетия, что Корбин был рядом со мной, я никогда не считал его выдающимся мыслителем (я буквально ни разу не видел, чтобы он читал книгу), или писателем (не знаю, написал ли он вообще что-нибудь), или оратором, или даже компаньоном (в нём, на мой вкус, было чересчур много от студенческого сквота).
Было немыслимо представить, что он когда-нибудь станет лидером. То, что он им стал, — это историческая случайность.
На него пал жребий: ему как рядовому кандидату среди левых поручили нести знамя парламентской группы «Социалистическая кампания» ( троцкистского окраса), потому что наступила его очередь терпеть поражения. Летом 2015 года, когда ещё не было никакой уверенности в том, что он годится в кандидаты, мы беседовали в штаб-квартире Британского конгресса тред-юнионов на Грейт-Рассел-стрит. Корбин спросил меня: «Я правильно поступаю?» Я ответил: «Если твоё имя попадёт в бюллетень, ты победишь». Он рассмеялся, а с ним и свидетели того разговора.
Ирония судьбы в том, что по тем же причинам, по которым он тогда оказался в бюллетене, его в итоге ожидал самый настоящий разгром.
Его выдвинули потому, что не видели в нём никакой угрозы для существующего порядка. Благодаря качествам его характера (а он со всеми был в приятельских отношениях) личных врагов — я говорю не о политических противниках — у него в парламенте почти не было. Скажем, его правая рука, троцкист Джон Макдоннелл, который впоследствии стал теневым канцлером казначейства, в бюллетень бы не попал — настолько сильно его ненавидели. А у Корбина ненавистников не было. Тогда.
Почему же я был уверен, что он победит, и публично дал такой прогноз в британских СМИ?
Потому что, как сказал Шекспир, «в делах людей бывает миг прилива, он мчит их к счастью, если не упущен». Волна прилива в лейбористском движении шла против мер жёсткой экономии и центризма. Я знал наверняка: если Корбин сумеет выступить как внесистемный политик типа и полным ходом пойдёт вперёд, он сумеет оседлать волну.
Блэристов ненавидели. Дело тут не только в войнах и даже не в том, какую роль они сыграли в финансовом кризисе и с каким спокойствием заставляли людей платить за преступления банкиров. Ненавидели их из-за того, что при них у Лейбористской партии не осталось ни капли лейборизма, на смену ему пришёл своеобразный сплав блэризма с клинтонизмом, и из движения она превратилась в выхолощенную счётную машину — бездушную, бессердечную и выброшенную на мель истории.
Кампания 2015 года, когда Корбин боролся за пост лидера лейбористов, казалась просто чудом. Он был на гребне волны, он сам поднимал волну, из-за чего та становилась всё выше и выше. И его победа над оппонентами-центристами была оглушительной.
Вот здесь бы ему взять на вооружение рекомендации одного из злейших своих врагов, бывшего блэровского политсекретаря , который сегодня даёт советы тому, кто пришёл на место Корбина, — сэру Киру Стармеру, экс-прокурору и ведущему противнику выхода Великобритании из . Итак, первые три «Правила правления» Мактирнана гласят:
1) действуй без промедления;
2) действуй без жалости;
3) карай проигравших.
Хотя похожий совет давали Корбину и я, и другие, он вёл себя с точностью до наоборот. Ни без промедления, ни без жалости действовать у него не получалось, и проигравших он не то что не карал, а защищал и даже продвигал. Потом метнулся в их сторону, затем постарался от них отодвинуться, а через некоторое время перед ними капитулировал. И после этого они поглотили и его, и весь его проект.
Корбин избегал своих друзей и превозносил врагов, даже когда те за его спиной заносили ножи для удара, как целая банда брутов. Стармер — яркий пример, но таких множество. В 2016 году сэр Кир вместе с десятками других демонстративно подал в отставку из теневого правительства, протестуя против лидерства Корбина, и поддержал вотум недоверия, который должен был его погубить. Когда заговор провалился и король не умер (на перевыборах его поддержал ещё больший процент партии, которая насчитывала тогда 500 тысяч членов и была крупнейшей в Европе), Корбин, вместо того чтобы воспользоваться методичкой Мактирнана, ПОВЫСИЛ Стармера, дав ему важнейшую должность теневого министра по вопросам брексита. Продвижение получили и многие другие любители воткнуть нож в спину.
Обновлённый и усиленный мандат позволял Корбину делать с Лейбористской партией что угодно. Но он болтался, как скорлупка в океане, и плыл, куда понесёт течением. Теперь он и его проект потоплены, а скоро от них не останется никакого следа.
Это ещё необъяснимее оттого, что при Корбине, в июне 2017 года, лейбористы получили крупнейший в современной истории приток избирателей. У  не было особых причин проводить те выборы, но она думала, что сумеет разбить Корбина в пух и прах. Корбин же выступил блестяще. Поднявшемуся вихрю левого популизма не хватило каких-то плюс-минус двух тысяч голосов (в правых избирательных округах), чтобы в премьерской резиденции на Даунинг-стрит, 10 впервые в истории оказался социалист.
И даже в этот свой звёздный час Корбин не воспользовался мандатом, полученным на сей раз от электората, чтобы подавить мятеж, зреющий и за его спиной, и всё больше вокруг него. Вместо того чтобы мобилизовать в партии своих сторонников и обрушиться на ненавидящих его членов парламента, Корбин продолжал действовать против партии и в интересах тех самых парламентариев. Когда он и пальцем не пошевелил, чтобы помочь своему ближайшему союзнику , который на тот момент состоял в парламенте и был изгнан по надуманным обвинениям в антисемитизме, это стало последней каплей. Для Корбина всё было кончено.
Любой обзор краткого и совершенно бесславного лидерства Джереми Корбина сведёт его неудачи к трём ключевым темам: антисемитизм, политика умиротворения и отношение к брекситу.
Называть Корбина антисемитом — это чудовищная ложь. Причина в ложном тождестве, когда неприятие политики Израиля приравнивают к ненависти к евреям. Да если придумать какую-нибудь ложную религию и обратиться к Джереми Корбину за покровительством, тот непременно явился бы в полагающемся облачении и с полным почтением пробормотал бы ритуальные фразы. Нет НИ ОДНОГО меньшинства, делу которого Корбин не оказывал бы поддержки. И он всю жизнь отстаивал интересы евреев, их обычаи, их культовые сооружения, их права. Корбин защищал еврейское радио, еврейские кладбища, ритуальные практики забоя скота, права ортодоксальных хасидов в собственном избирательном округе. В 1936 году его мать боролась против британских фашистов на Кейбл-стрит.
Но Корбин не сумел изначально изобличить вышеупомянутое ложное тождество, и его пускали в ход с цинизмом и настоящей ненавистью, которых авторам книг и диссертаций хватит на несколько десятилетий. Нужно подчеркнуть и то, что он не принял решительных мер против горстки настоящих антисемитов, выявленных в рядах лейбористов. То, что он сразу же не исключил их из партии, необъяснимо — учитывая, насколько бессердечно он распрощался с такими людьми, как Уильямсон и его давний друг, бывший мэр Лондона .
Проблема антисемитизма СУЩЕСТВУЕТ. И не в том старом проявлении, которое отравляло правые политические силы в XX веке (и продолжает отравлять). Есть и новый антисемитизм, которому под каждым кустом мерещатся Ротшильды, который считает, что корень всех наших проблем в банкирах и что все банкиры — евреи. Почему-то Корбин никогда этого не понимал. И, учитывая, что он всю жизнь поддерживал палестинцев, он стал лёгкой мишенью для международной кампании по его уничтожению.
О попытках умиротворения блэристов, внутреннего врага, было сказано выше.
Но Корбин мог бы преодолеть все упомянутые злоключения, если бы только придерживался своей позиции по брекситу. Если бы он продолжал прежнюю линию — что лейбористы без оговорок и возражений принимают результат референдума о выходе из ЕС, — «Красная стена» лейбористских оплотов в центральных и северных районах Англии могла бы выстоять. И то, что он этого не сделал, демонстрирует главную причину провала его революции. Лейбористская партия стала партией городского среднего класса, либералов с университетскими дипломами, которые, услышав известное каждому британскому работяге название очистителя для рук Swarfega, подумают, что речь идёт о каком-нибудь острове Балеарского архипелага, и поглощены политикой, построенной вокруг половой или расовой принадлежности. Эта партия уже не говорит на одном языке с рабочим классом, живущим за «Красной стеной», и сейчас едва ли может даже притвориться, будто его понимает. Всякий, кто выступает против либерализма, — непременно либо «-ист», либо «-фоб».
Поддержавшие выход из ЕС народные массы — приличные люди, патриоты, консервативно настроенные в социальных вопросах и, возможно, радикально настроенные в экономических, — полностью чужды Лейбористской партии, как левому, так и правому её крылу. Корбин всегда выбирал левую сторону такого либерализма. Надо было ему всё-таки читать книги.
Сейчас лидером стал сэр Кир Стармер, блэристы вновь у штурвала. И — будьте покойны — новый режим не замедлит воспользоваться рекомендациями Джона Мактирнана.
Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
Видео дня. На что звезды готовы пойти ради лишнего лайка в сети
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео