Ещё

Danas (Сербия): почему в Казахстане проводят антикитайскую пропаганду? 

Danas (Сербия): почему в Казахстане проводят антикитайскую пропаганду?
Фото: ИноСМИ
В феврале этого года выпало как никогда много снега. Улицы и здания в Нур-Султане, столице , буквально завалило, и городские службы еще не успели все очистить.
Элмурат работает таксистом, и сейчас не может возить клиентов по центральным улицам, где техника все еще сражается со снежными завалами, которые почти блокировали движение в городе.
Поэтому он решил поджидать клиентов в аэропорту и возить их на один широкий бульвар в центре, который уже почистили, а оттуда куда угодно можно добраться пешком. Элмурат любит поговорить, и всем иностранцам, которых везет, повторяет, как мантру: «Наш дорогой бывший президент продал все, что было у Казахстана, китайцам».
Бывший президент , который в марте 2019 года ушел с поста президента, уступил пост Касым-Жомарту Токаеву. Он был и по-прежнему является одним из ближайших политических соратников Назарбаева и прекрасным дипломатом.
Это он решил переименовать столицу в Нур-Султан в честь первого президента, которого все еще очень любят в народе. Назарбаев по-прежнему остается самым влиятельным человеком в Казахстане: он возглавляет партию «Нур Отан», которая располагает большинством в парламенте и Совете безопасности.
Вместе с тем слова Элмурата свидетельствуют о том, что граждане Казахстана все меньше верят пропаганде власти, которая ежедневно и по разным поводам восхваляет дела первого президента и его политику. На самом деле культ личности в Казахстане начинает постепенно ослабевать.
В прошлом году по всей стране прокатились массовые протесты против власти. Низкие зарплаты и вездесущая коррупция заставили граждан выйти на улицы. Слова Элмурата также можно истолковать как следствие антикитайской пропаганды, которая теперь стала одним из лейтмотивов в политике Казахстана и вызвана исключительно сложным внешнеполитическим положением, в котором сейчас оказалось государство.
, «Ютюб» и горящая собака
Китай расширяет свое присутствие в Казахстане с тех пор, как президент инициировал проект «Нового шелкового пути». Средняя Азия и Казахстан — ключевые регионы в развитии трасс, по которым товары из Китая будут перевозиться в Европу. Китай инвестировал в Казахстан около пяти миллиардов долларов.
В связи с этим в Казахстане появилось множество китайских компаний и китайских граждан. Как и Назарбаев, Токаев всячески приветствует китайские инвестиции, поскольку они способствуют внутреннему экономическому росту, благодаря которому Казахстан станет чрезвычайно важным субъектом на мировом экономическом рынке.
В то же время политики понимают, что китайцы представляют большую опасность. В Казахстане, который граничит с Китаем на востоке, проживают всего 18 миллионов граждан, хотя у Казахстана большая территория, и когда-нибудь ее могут занять китайцы (а их более миллиарда).
Кроме того, в китайской провинции Синьцзян, которая находится на границе с Казахстаном, китайские власти проводят исключительно жесткую политику в отношении уйгуров, тюркского народа, который хотел бы отделиться от КНР или хотя бы получить реальную автономию. В Синьцзяне проживают и родившиеся там казахи, в которых китайские власти тоже видят опасность, поскольку они тоже тюркского происхождения и говорят на похожем на казахский языке. К местным казахам китайцы относятся так же, как и к уйгурам: их арестовывают и сажают в «редукционные лагеря». За этим сложным названием кроется печальная реальность: это лагеря для политических противников.
Казахи, которым удалось бежать из этого лагеря и найти убежище в Казахстане, рассказали о нечеловеческих условиях, в которых им пришлось жить. И поэтому казахстанские власти принимают китайские инвестиции, но одновременно проводят антикитайскую кампанию, которая уже привела также к некоторым нежелательным последствиям: общество подхватило вирус расизма.
Сам Элмурат показывает своим пассажирам видеоролик на «Ютюбе», в котором один китаец поджигает свою собаку, и утверждает, что китайцы едят своих детей, когда голодны.
Отношения с Россией…
Решение Назарбаева сделать Токаева своим наследником объясняется необходимостью продемонстрировать Москве, что отныне направление внешней политики Казахстана не изменится. Не случайно, что как только Токаев стал президентом, он нанес визит Путину, а сразу после отправился в Узбекистан. То есть поддержка России так же важна для Казахстана, как и развитие политики сотрудничества с другими странами Средней Азии.
Казахстан — член и Организации договора о коллективной безопасности, которая отвечает за интеграцию членов Евразийского союза в сфере безопасности. Кроме того, Казахстан и Россию связывают давние отношения, которые основаны не только и не исключительно на колониальных контактах.
Да, при царе Россия была сильнее Казахстана и поэтому играла доминирующую роль, но факт также в том, что эти два народа связывают культурные и дружеские узы, которые берут начало еще в ту эпоху, когда казахи были кочевниками и поддерживали контакт с Россией и русской культурой.
Кроме того, в Северном Казахстане живут в основном русские, которые присутствуют в качестве национального компонента и в других частях страны (я намеренно не употребляют слово «меньшинство», которое подразумевает, что один народ меньше другого).
В любом случае ситуация непростая. Отношения между Казахстаном и Россией ухудшились после украинского кризиса. Казахи боятся, что после смерти Назарбаева Россия попытается аннексировать территории, где в основном проживают русские. Точно так же русские опасаются усиления казахского национализма, которое нельзя исключить.
До сих пор Назарбаев всеми силами подавлял любые проявления национализма и религиозного интегрализма. Но в Казахстане может произойти нечто похожее на события в Югославии. После смерти Тито каждый из народов, проживавших в тогдашней федерации, погрузился в свой национализм, и последствия этого нам, к сожалению, хорошо известны.
Религия может послужить триггером для эскалации напряженности в будущем: казахи (и другие национальные компоненты, такие как узбеки, уйгуры, киргизы) — мусульмане, а русские — христиане.
… и с Западом
Администрация постепенно дистанцировалась от Средней Азии. Бывший президент Киргизии , с которой я несколько лет назад встречался в Бишкеке, не скрывала, что хочет, чтобы США отказались от всякой политики в Средней Азии, и даже сомневалась, что в окружении Дональда Трампа есть кто-то, кто бы профессионально занимался этим стратегическим регионом.
Так или иначе Казахстан был и все еще остается тесно связан с Америкой: с самого начала нефтяного бума Назарбаев решил сохранить то, что государство заработало, в банках, подконтрольных американцам. Также Казахстан участвовал в совместных учениях с , что очень обеспокоило Москву.
Чтобы развивать экономические отношения с Ираном, Нур-Султан ждет «добро» от Трампа, который вряд ли одобрит подобное сотрудничество. Одновременно Казахстан развивает отношения с , который, к сожалению, в политическом отношении сейчас очень слаб, чтобы играть важную роль в этой части мира. Правда, аналитики часто не замечают того факта, что в Казахстане все больше распространяется американская культурная гегемония.
В очень престижном университете Нур-Султана, который назван, конечно, в честь Назарбаева, почти все преподаватели — американцы или те, кто учился в Соединенных Штатах. В кинотеатрах показывают только голливудские фильмы, которых даже больше, чем казахстанских.
Фильмы и идеология материнства
В последнее время казахстанский кинематограф исключительно обогатился. Лидируют комедии, популяризирующие материнство и идею семьи. Семья в Казахстане — абсолютная ценность, которая иногда переходит в одержимость. Это подтвердила нам и преподаватель Татьяна Резвушкина, которая преподает социологию в карагандинском университете в 250 километрах от Нур-Султана.
Татьяна сидит в своем кабинете и пьет чай, перелистывая документы, которые подтверждают, что в последние десять лет в Казахстане женщины рожают больше, чем раньше: «Для женщин в Казахстане исключительно важно родить хотя бы троих — четверых детей, хотя зарплаты у нас очень низкие, и семьи едва дотягивают до конца месяца».
Пропаганда на этом направлении огромная: женщина не женщина, если у нее нет семьи. Ее ценность подчеркивают и в кино, и в телепередачах, и в академических дискуссиях и в речах политиков. Проблема в том, что государство поддерживает многодетные семьи только на словах.
Родителям приходится самим решать свои проблемы, и зачастую они работают на двух — трех работах, чтобы прокормить детей. Кроме того, молодежь вступает в брак очень рано, сразу после школы. И хотя официально об этом умалчивают, один из четырех браков заканчивается разводом. Мужчины умирают в довольно молодом возрасте из-за сердечно-сосудистых заболеваний и в результате автомобильных аварий.
Женщины часто остаются с детьми одни. Русские, которые проживают в Казахстане, предпочитают западную модель семьи, то есть предпочитают иметь одного ребенка. И в связи с этим власть позволяет себе расистские и даже сексистские настроения: граждане казахской национальности якобы лучше русских, так как заводят много детей. Что касается женщин, то у них одна единственная социальная роль — репродуктивная.
Айгуль и ее семья
Айгуль живет на окраине Караганды со своими четверыми детьми и мужем Эрханом, который преподает казахский язык в средней школе. Старшей дочери 14 лет, и она часто спорит с матерью, что типично для подростков. Айгуль не понимает, почему ее дочь так бунтует, и подумывает перевести ее из русской в казахскую школу, где больше внимания уделяют традиционным ценностям.
Эрхан не согласен. Он считает, что русская школа лучше казахской. В семье говорят на обоих языках одинаково хорошо. Айгуль работает учительницей, но сейчас она находится в положенном ей трехгодичном декрете по уходу за ребенком. Их общий с мужем доход в месяц составляет 500 евро.
Этого недостаточно, чтобы содержать такую большую семью, поэтому на выходных Айгуль преподает в частной школе, а в течение недели присматривает не только за своим ребенком, но и за детьми других женщин, которые ходят на работу. Когда Айгуль уходит в магазин, за ними присматривает старшая дочь.
Из окна квартиры Эрхан видна степь, которая простирается до заводской трубы в соседнем городе Темиртау. Тут лежит черный снег из-за сильного загрязнения воздуха. Все отопительные системы работают на угле, которым богат Казахстан. «Я рос в селе, где жили в основном немцы, — говорит Эрхан. — После распада СССР они переехали в Германию.
Для семьи я сделал все и живу ради нее, и все-таки я хотел бы, чтобы моя дочь поступила, как немцы, и переехала или в Россию, или на Запад. Может, лучше даже на Запад… В Казахстане все будет спокойно, пока жив Старый Лев. Когда Назарбаев умрет, кто знает…»
Видео дня. Мститель сжег коттедж знакомому
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео