Войти в почту

Коронавирус и новые теракты. Ждать ли обострения?

«Этнический узбек», «Уроженец города Ош», «Выходец из ». Так называли , приведшего в действие взрывное устройство в вагоне поезда метро на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт» ровно три года назад.

Коронавирус и новые теракты. Ждать ли обострения?
© Русская Планета

Скрыть тот факт, что теракт совершён гражданином , получившим паспорт, которого иные русские люди ждут годами, было невозможно.

Между строк в статьях и новостных материалах читалось стремление наших коллег аккуратно отмежеваться от того, кого нам в соотечественники «назначило» российское государство. Получалось это плохо.

По всему выходило, что Акбаржона Джалилова не просто «проворонили» в мейнстриме инфернального жлобства, руководствуясь которым российские работодатели наводнили страну дешёвой рабочей силой из стран Средней Азии.

Нам три года внушают, что Джалилов и его сообщники несут исключительную ответственность за апрельский теракт 2017 в Санкт-Петербургском метро.

Это ложь. Хотя взрывное устройство принёс действительно Джалилов. Теракт, совершённый 3 апреля 2017 года в питерской подземке, имеет двух ключевых исполнителей – Акбаржона Джалилова и Российскую Федерацию в лице чиновников, которые услужливо легализовали его в стране, вручив охранную грамоту – паспорт с двуглавым орлом.

Это плохо. Но хуже, что именно в «коронавирусно-каникулярном» апреле 2020 года ситуация имеет наиболее высокие шансы повториться в любой из точек России.

Кем был Джалилов?

Кем угодно, но только не истовым адептом радикального ислама. Если верить воспоминаниям классного руководителя Джалилова — Фатимы Кадырахуновой — Акбаржон был тем, кого называют «тихий троечник». Ничем не выделялся. Учился с тройки на четвёрку. Не был затравлен. Не был нелюбим одноклассниками. Был решительно никем.

Когда другие ребята из верующих семей отпрашивались на пятничный намаз, возносить хвалу Аллаху, Акбаржон никуда не спешил и сидел тихо. Учителя старались не делать ему замечаний. Почему? После любой, самой незначительной «выволочки» у паренька на глазах появлялись слёзы обиды.

Судьба не обделяла этого ранимого паренька. Семья Джалиловых была вполне благополучной. В хулиганстве мальчик замечен не был. Джалилов-старший делал всё, чтобы ни в еде, ни в одежде Акбаржон, его сестра и младший брат Ахрор не нуждались. Иногда мальчику тихо завидовали дети из других, менее обеспеченных семей.

После 8 класса Акбаржон оставил учёбу и решил покинуть родину вместе с отцом. Ситуация на его родине была непростой. В Киргизии грянула революция, начались массовые беспорядки, кончилась нормальная работа.

За год до этого, 18 июня 2009 года решением Управления ФМС по и папе будущего террориста было предоставлено гражданство РФ.

Впоследствии нас будут старательно убеждать в том, что Джалилов-старший предоставил «ложные сведения», за что российского гражданства будет лишён не только он сам, но и его сын, приведший в действие взрывное устройство в метро. Акбаржон будет лишён гражданства РФ посмертно. Этот факт не только юридический нонсенс, но и насмешка над всеми нами.

Но тогда, в 2011-м, в непростые для Киргизии времена, папа, у которого уже был купленный в УФМС г. Санкт-Петербурга и Ленобласти паспорт РФ, сходил в генеральное консульство, оформил ребёнку российские документы.

Так можно. Утритесь, русские с иностранным гражданством, годами обивающие пороги «миграционки» и томящиеся в многочасовых очередях в ожидании разрешения на временное проживание или вида на жительство.

После переезда в Питер, отец и сын работали в автомастерской, получали заказы, как хорошие специалисты по кузовному ремонту автомобилей. В какой-то момент папа вернулся домой, к жене и другим детям, оставив сына работать в северной столице.

Акбаржон обзавёлся друзьями, стал знатным су-шефом в одном из неплохих питерских заведений и даже посылал домой хорошие деньги (по одним данным – 20 тысяч рублей, по другим — аж 35).

С Кораном, бородой, воздетым указательным пальцем и вытаращенными глазами по Питеру Джалилов не бегал, хотя по свидетельству одного из друзей в этом замкнутом и, на первый взгляд, слабохарактерном человечке, иногда поступали предложения, от которых окружающим становилось слегка не по себе.

Узнав, что один из его коллег ворует «чаевые», по традиции предназначавшиеся для всех, он предложил принять непосредственное участие… в отрезании руки «неверного».

А в какой-то момент паренёк и вовсе «пропал с радаров». Уехал Турцию, оттуда, если верить официальной версии следствия, перебрался в Сирию, где прошёл специальную подготовку на базе одной из запрещённых в России террористических группировок.

Путь гражданина РФ Акбаржона Джалилова обратно, в Россию, к месту претворения в жизнь почерпнутых в лагерях запрещённого в РФ лежал, опять-таки, через Турцию. Турки немало удивились, узнав, что гражданин РФ умудрился нарушить все возможные сроки пребывания в Стамбуле и выписали Джалилову пятилетний запрет на въезд в страну, подвергнув депортации.

Не беда! Возвращаться молодой человек не планировал, так как успел получить весь необходимый багаж знаний для продуктивной террористической деятельности там, где ему любезно предоставили гражданство в одном из красивейших городов России.

По возвращении Акбарджон возобновил работу в суши-баре, завел «полезные знакомства» с единомышленниками из Средней Азии. Начал готовить теракт, тщательно, вдумчиво выбирая место, где «неверным» (читай — русским людям) может быть причинён максимальный ущерб.

, получивший впоследствии пожизненное, его брат Акрам, которому дали 28 лет, братья Эрматовы, , а также весь этот среднеазиатский сброд, непонятно чем занимавшегося под носом у (Муидинов, Махмудов, Мирзаалимов, Хакимов, Эргашев и единственная в террористической группе женщина — ), очень рассчитывали на Акбаржона.

Почему? Все они были гражданами среднеазиатских стран. А Джалилов – россиянин, подойдя к которому любой полицейский мог проверить документы и… так же быстро отойти.

«Козырный россиянин»

Напрашивается вопрос: ну, неужели ни у кого не вызывал подозрений депортированный из Турции гражданин РФ? И вот здесь есть много странного.

Последние дни жизни Джалилова, который был избран «братьями» для претворения в жизнь великой миссии отмщения «неверным», воссозданы по секундам. Так, словно за ним ходила «наружка».

Известно, где и когда Джалилов снимал деньги со своей карты . Он отсвечивал на всех камерах в ходе закупки всяческих материалов для создания взрывного устройства в «Ленте», «ПитерИнструменте», «Лавке инструмента», пункте проката, где он брал в аренду шлифовальную машину… и даже химчистке. Там террорист решил почистить свой «фирменный» красный пуховик, в котором он пойдёт взрывать метро.

Ну, разумеется: перемещения по хозяйственным магазинам молодого человека, который ищет стройматериалы, бытовую химию, гвозди и ацетон для создания взрывного устройства, не дают нам картины террориста и могут никаких подозрений не вызывать.

Но как понимать наличие в уголовном деле диска с диалогом Джалилова и его сообщника-координатора, которому Акбаржон жалуется на то, что не может найти одну деталь для бомбы – маленькую лампочку?! Тот в ответ настоятельно просит юношу перед тем, как он пойдёт взрывать метро, обработать съёмную квартиру хлором, удалив все запахи тех, кто там бывал.

В завершение Джалилов просит молиться о нём, упоминает свой российский паспорт, эту охранную грамоту, защищающую его в ходе перемещений по Питеру, обещает стоять до конца в попытке «отомстить собакам» и «ждать наверху». Координатор, называя «россиянина» братишкой, просит передать привет Пророку…

Те, кто уж очень хотел понять, как пронёс своё взрывное устройство в метро, проводили нехитрый эксперимент: клали в свой рюкзак или сумку, что-нибудь легальное, с точки зрения закона, безобидное – газовый баллончик, пневматический пистолет, который может приобрести любой гражданин старше 18 лет, перочинный ножик.

И со всем этим арсеналом шли везде, где только можно – в метро, на вокзалы. Поверьте автору этих строк: предметы, которые могли вызвать у служб безопасности и работников полиции вопросы, не вызывали, не вызывают, и похоже не будут вызывать реакции

а) специальных систем безопасности

б) специальных людей, призванных сделать нашу жизнь более безопасной.

Жертв должно было быть больше

Сообщник Джалилова в последний момент «свинтил». И это форменное ничтожество, легализованное в России с попустительства наших миграционных служб и ФСБ, спустилось в подземку 3 апреля 2017 года, около 14.00, неся в своих руках не одну, а две бомбы.

Одну из сделанных бомб Джалилов оставил в сумке на платформе станции метро «Площадь Восстания».

Господь, благослови блогеров! В 14.01 кто-то них сфотографировал бесхозный предмет и выложил его в одном из пабликов «ВК», где люди обсуждают ЧП в метро. Спустя 27 минут станция была закрыта для входа и выхода. Может быть, зарплату полицейских и сотрудников ФСБ, призванных обеспечивать безопасность в метро, ну хотя бы за месяц стоило отдать тому человеку, который привлёк своим снимком внимание к бесхозной сумке? Пусть бы жил долго и хорошо.

А вот Джалилова с его рюкзачком выявить, увы, не удалось. И в 14.33, когда поезд едва отъехал от «Сенной» он осуществил самоподрыв, забрав с собой 15 ни в чём не повинных человек. Если спроецировать слова, сказанные недавно президентом Путиным на эту ситуацию трёхлетней давности, хочется верить, что они попали в рай, а он «просто сдох».

Но горечи от того, что произошло хорошо спланированное преступление группировки, подготовившей и разыгравшей этот теракт под носом у ФСБ, как по нотам, это не убавляет. Понимания, что в равной степени в произошедшем виноват Акбаржон и люди, обезопасившие его паспортом и липовой питерской регистрацией – ничуть не меньше.

Джалилова посмертно лишили гражданства. Его папу-автослесаря тоже. Подельники до конца жизни обеспечены бесплатным проживанием и питанием за счёт «неверных собак» — налогоплательщиков РФ (каждый пожизненно заключённый – это минус 500 тысяч рублей из бюджета)

Но это дело трёхлетней давности. Персональная история одного мальчика, у которого при любом удобном случае наворачивались на глаза слёзы и росли претензии к миру окружавших его «неверных собак».

А что происходит сегодня? Инфернальное жлобство российских работодателей, трудоустроивших работников из Средней Азии на официальные зарплаты в 5-10 тысяч рублей, оставляет сегодня этих людей фактически на улице. Не в переносном смысле, а в прямом. Московские и питерские лендлорды предложат этим людям съехать из «хрущоб».

Озлобленность и нелюбовь иных гостей России к распахнувшим им двери «неверным собакам» будет расти совсем как злосчастный коронавирус – по экспоненте.

Весь апрель, как стало известно вчера, будет нерабочим. И на официальные («белые») зарплатные копейки, которые – как абсолютный максимум! – будут им платить «щедрые» российские работодатели, гастарбайтеры не смогут даже бомжевать.

Ответ на вопрос «Почему?» — на поверхности. Потому что бродяги в Москве и Петербурге в период карантина остались самым незащищённым слоем населения. Если вчера они бродили возле точек общепита и парков, где можно было попрошайничать, подбирая остатки выброшенной пищи и хоть как-то жить, то сегодня общепит и парки закрыты.

Гастарбайтеры из Средней Азии, уязвлённые отсутствием работы и возможности продолжать нормальную жизнь, молчать не станут. Молчание – удел русского человека, у которого с 1861 года, по гамбургскому счёту, в сознании не произошло абсолютно никаких перемен.

И 5-8 тысяч рублей «белой» зарплаты, лежащие в кармане, вполне вероятно будут потрачены на ацетон, гвозди, лампочки, провода, батарейки Duracell и другие компоненты «адских машинок», продающиеся в открытом доступе. Риск, что в этом апреле мы вздрогнем от новых взрывов, явно недооценён.

Закрывая окна и двери, пытаясь уберечь себя в период пандемии попавшего в человеческую популяцию коронавируса, не будем забывать, что от заразы под названием «радикальный ислам» в режим самоизоляции уйти не удастся. В отличие от коронавируса, эта дрянь может настичь потенциальных жертв где угодно. Не только в реальности. Но и во сне. Так было с теми, кто погиб под завалами домов, обрушенных террористами в 1999-м.

Может ли это не понимать власть? Ответ – нет. Не может. Но давайте вспомним, под какой аккомпанемент эта власть с её сильной рукой была нам «дарована»? Не под звуки ли взрывов на улице Гурьянова и Каширском шоссе в Москве? Не под стоны ли умиравших в Буйнакске и Волгодонске.

И всё становится на свои места.