Ещё

Мечта Греты Тунберг? Почему коронавирус не поможет, а навредит экологии 

Мечта Греты Тунберг? Почему коронавирус не поможет, а навредит экологии
Фото: Anews
Пандемия коронавируса поставила привычную жизнь на паузу. Люди по всему миру не выходят из дома, соблюдают режим карантина или самоизоляции, сократилось международное авиасообщение. На фоне этих событий состояние окружающей среды стало меняться в лучшую сторону. То, о чем мечтала экоактивистка и радикальные «зеленые» начало сбываться. Хорошо ли это? Разбираемся, почему все не так просто.
Что происходит с миром?
Самоизоляция граждан, остановка промышленности и транспортных потоков действительно привели к неожиданным изменениям в окружающей среде. 30 марта в британском на опустевших улицах заметили поголовье горных козлов. А эксперты и  обратили внимание, что над крупными мегаполисами и промышленными центрами , , , Индии исчез смог.
Рекордное снижение выбросов оксида азота (газ провоцирует развитие астмы и других заболеваний дыхательных путей — прим. ред.) зафиксировали в восточной и центральной частях Китая. Благодаря приостановке промышленности и транспортного сообщения выбросы снизились на 10-30%. Эмиссия СО2 (считается одним из основных драйверов глобального потепления) с 3 февраля по 1 марта сократилась на 25%.
Небо над  и другими частями северной Италии также очистилось — уровень NO2 в атмосфере упал на 40%. Снижение концентрации диоксида азота особенно заметно над долиной реки По (протекает через области Пьемонт, и . — прим. ред.).
«Мы допускаем погрешности в данных из-за погодных условий. Но уверены, что снижение концентрации связано со снижением трафика [транспортного] и промышленной активности Италии», — отметил руководитель миссии ESA Клаус Зенер (Claus Zehner).
В  за неделю с 20 марта по 27 марта концентрация PM 2.5 (ультрадисперсные частицы) в воздухе упала с 90 мкг/м3 до 26 мкг/м3. Безопасным считается показатель в 10 мкг/м3.
Улучшения есть, но что будет дальше?
Эксперты называют снижение выбросов «беспрецедентным». Но отмечают, что улучшение экологической обстановки — временное явление и может привести к худшим последствиям для окружающей среды.
«В европейской части страны [] зима была малоснежной. Это грозит засухами и, соответственно, пожарами в летний сезон. Может повториться сценарий 2010 года, когда около 56 тыс. человек погибли из-за аномальной жары и заболеваний, вызванных смогом. Если эта проблема наложится на пандемию, последствия окажутся катастрофическими для жителей и экосистем. Не ясно, как бороться с пожарами, когда не будет ни денег, ни ресурсов, ни возможности для нормальной работы врачей», — обращает внимание директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов .
Производства, остановленные из-за карантина, после пандемии могут перейти в режим перегрузки, чтобы компенсировать потерянные доходы.
«Это может спровоцировать обратную реакцию [увеличение объемов выбросов]», — прогнозирует ведущий аналитик Центра исследований в области энергетики и чистого воздуха (CREA, американская некоммерческая организация) Лори Милливирта (Lauri Myllyvirta) в интервью CNN.
Так уже происходило после финансового кризиса 2008-2009 гг. За год рецессии уровни выбросов упали на 1,3% за счет снижения производственной деятельности. Но в 2010 году объемы увеличились на 5% по сравнению с докризисным уровнем. А в Китае стимуляция экономики усилила загрязнение окружающей среды.
В декабре 2013 года над восточной частью Китая образовался токсичный туман. Общественные волнения, которые последовали за этим событием, заставили правительство в сентябре того же года выпустить первый национальный план действий по борьбе с загрязнением воздуха.
Что ждет экономику?
Эксперты Markit прогнозируют, что после пандемии экономический кризис усугубится и будет масштабнее кризиса 2008-2009 годов. Если в 2009 году реальный глобальный ВВП упал на 1,7%, то в этом году снижение составит 2,8%. В России безработица может вырасти на 1,5% из-за разорения малого и среднего бизнеса. В США на пособия подали уже 3,28 миллионов человек, что является беспрецедентным показателем.
Рецессия, как считает исполнительный директор (IEA) , дает политическим лидерам «историческую возможность» запустить новую волну климатических действий. Эксперт призывает мировых лидеров сократить субсидии нефтегазовой промышленности и стимулировать развитие чистых технологий. Пока, по подсчетам агентства, дотации нефтегазовой отрасли составляют $400 миллиардов в год. Из них 40% направлены на удешевление нефтепродуктов.
Об этом говорят и опрошенные Anews российские эксперты. Генеральный директор Центра экологических инвестиций считает, что кризис — повод пересмотреть экономические подходы.
«Экономика, в которой мы живем и умеем жить, это экономика роста. Если нет роста, экономика теряет устойчивость. Это как велосипед. Пока он едет, он устойчив. А удерживать велосипед, стоя на месте, могут только отдельные умельцы (трековики-спринтеры). Это называется сюрпляс. И это очень сложно», — поделился с Anews эксперт.
Руководитель Центра биоэкономики и эко-инноваций ЭФ  считает, что необходимо развивать высокомаржинальные продукты и декарбонизировать экономику.
Кризис как повод «позеленеть»
В то же время эксперты сомневаются, что Россия пока пойдет по этому пути. Координатор проектов по климату и энергетике Greenpeace Василий Яблоков полагает, что все дело в сроках развития технологий.
«Кризис — повод для того, чтобы перестроиться на зеленые рельсы. Но понятно, что конечный выбор за государством. Низкоуглеродные и зеленые технологии — это долгосрочные проекты, которые не принесут быстрых доходов, в отличие от нефти, например. Сырье можно продать и сразу получить деньги в бюджет», — заявил Яблоков Anews.
РИА Новости/Максим Боговид
К тому же нефтегазовая отрасль инвестировала в проекты возобновляемой энергии. А низкие цены на нефть могут привести к сокращению бюджетов компаний и новых вложений.
В таких условиях экологические инициативы, в том числе в области зеленых технологий, возобновляемой энергетики, сохранения лесов и биоразнообразия отложат на несколько лет, уверен Сергей Бобылев.
«С ростом благосостояния люди чаще задумываются о том, какую воду они пьют, в какой окружающей среде живут, какими продуктами питаются и на каких автомобилях ездят. А сейчас мы стремительно беднеем. Как и люди будут меньше обращать внимание на экологические вопросы, так и государства, которым нужно срочно создавать рабочие места, не будут вкладывать в зеленую экономику», — считает эксперт.
Это коснется и усилий по развитию чистого транспорта, например, электромобилей, и шеринговых платформ.
«Пандемия провоцирует развитие индивидуализма — люди пересаживаются на собственные автомобили, чтобы не заразиться. А когда у человека доходы снижаются, он уже будет выбирать самый простенький автомобиль, а не электрокар, который стоит на порядок дороже», — добавил Anews эксперт.
Директор Информационно-аналитического центра «Новая энергетика» Владимир Сидорович уже отметил спад на рынке возобновляемой энергетики. Но связывает это в первую очередь с нарушением срока поставок из-за закрытия границ, аннулированием заказов, снижением покупательной способности национальных валют, приостановкой строительных работ, трудностями с банковским финансированием.
«Темпы роста ветровой и солнечной энергетики несколько снизятся. Но падение вряд ли будет сильным, поскольку китайские производители — основные поставщики оборудования в секторе ВИЭ в мире — уже вернулись к работе, — рассказал Anews Сидорович. — В долгосрочном плане нынешняя пандемия вряд ли будет иметь негативные последствия для возобновляемой энергетики. Инвестиционные потоки будут всё в большей степени разворачиваться от нефтяного сектора к ВИЭ. Это связано со снижением цен на нефть, повышением риска и снижением доходности проектов».
Но на фоне безработицы могут обостриться и другие проблемы, например, незаконная вырубка лесов и браконьерство.
Что в сухом остатке?
Общее снижение экоактивности в ближайшие два-три года в конечном итоге негативно отразится на климате, считает директор программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы (WWF) . Как поясняет специалист, основным драйвером изменения климата считаются не выбросы, а их концентрация в атмосфере. А она — продукт прошедших уже 30-50 лет.
«С точки зрения 50-летней перспективы получается, что сегодняшнее вынужденное снижение выбросов негативно скажется на климате. Так как государства будут заняты восстановлением экономики, а не борьбой с глобальным потеплением», — пояснил эксперт.
Видео дня. Прототип корабля Starship Илона Маска взорвался при испытаниях
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео