В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи
Удаленкой сотрудников издательств и редакций журналов не удивить — они давно освоили этот метод. Но если крупные издательства способны пережить трудные времена, то этого никак не скажешь про рядовой состав литературного воин­ства — периодику. Главный источник существования лите­ратурных журналов — подписка.
Время читать
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Весна — время подписной кампании на вторую половину года. До подписки ли сейчас библиотекам, общественным организациям и гражданам? Большинство типографий в работает на импортном оборудовании, используя импортные материалы.
Понятно, что цены на их услуги в ближайшее время выра­стут. В начале года много говорилось о государственной про­грамме поддержки «толстых» литературных журналов. Сей­час про нее никто не вспоминает. Перспективы, одним сло­вом, невеселые.
Но есть и лучики света в картине удаленного карантинного бытия. Отправленный в насильственное уединение народ инстинктивно потянулся к старой доброй классической кни­ге. Статистика продаж в онлайн-магазинах свидетель­ствует о возросшем интересе читателей к проверенной вре­менем серьезной литературе.
Возьму на себя смелость утверждать, что куда большее, чем клиенты онлайновых магазинов, число людей обратило свой взор на оставшиеся дома запыленные, давно не снимавшиеся с полок тома.
В какой-то момент человеческое сознание перестает выдер­живать напряжение противоречивой, нервной, перенасы­щенной информацией и эмоциями интернет-действительности. Оно отключается, уходит в гармоничный, но подзабы­тый и оттого ставший непривычным мир живой бумажной книги.
Домашняя обстановка, непривычное ощущение, что «некуда спешить», располагают к осмысленному и вдумчивому чтению. У многих под рукой пирамиды отложенных, но непрочитанных книг. Уже и не вспомнить названия тех, что внизу. Самое время взяться за них. И совсем не обязательно это должны быть скроенные по законам «довирусного» времени романы каких-нибудь распиаренных авторов. Лучше обратиться к восстающей, как птица феникс из пепла забвения, русской и мировой классике. Это истинная литература, умеющая умирать и возрождаться.
Она не боится заглянуть в самую душу человека, чтобы про­будить в нем силу, мужество, глубину понимания жизни и смерти.
Классика учит нас поступаться второстепенным, времен­ным ради подзабытого в суете главного, вечного. Это то, что сегодня необходимо всем.
Уединение в карантине — редкая возможность определить свое место на необратимо и пугающе меняющейся карте бы­тия. «В периоды брожения и распада, — писала в свое время в воспоминаниях «Вторая книга», — смысл недавнего прошлого неожиданно проясняется, пото­му что еще нет равнодушия будущего, но уже рухнула аргу­ментация вчерашнего дня, и ложь резко отличается от прав­ды. Надо подводить итоги, когда эпоха, созревавшая в не­драх прошлого и не имеющая будущего, полностью исчерпа­на, а новая еще не началась».
Уединение в карантине — это свидание человека с самим со­бой. Самое время взять в руки любую достойную книгу, на­пример Киплинга, и насладиться такими строчками: «И если можешь быть в толпе собою, / При короле с наро­дом связь хранить, / И, уважая мнение любое, / Главы пе­ред молвою не клонить »
Не только перед молвою, но и перед любыми испытаниями. Хочется верить, что книга вернет себе достойное место в но­вой, еще не начавшейся эпохе.