Ещё

Константин Никифоров: «Народ на улицы вывел Мило, а не Москва или Белград. 

Константин Никифоров: «Народ на улицы вывел Мило, а не Москва или Белград.
Фото: ИноСМИ
Директор Института славяноведения : «Вулкан недовольства проснулся из-за произвола и злоупотреблений режима»
Бессменный черногорский лидер Мило Джуканович и его ближайшие соратники недооценили репутацию и влияние Сербской , которая глубоко пустила корни в традициях, культуре и сознании граждан . Причины того, что столько людей участвуют в религиозных протестах, нужно искать не только в почтении к традициям и православной вере, но и в общем недовольстве народа. Напрасно Джуканович и его власти ищут причины за рубежом, поскольку проснулся вулкан народного недовольства, и граждане доказали, что мужество в них не умерло и что они не хотят, чтобы у Церкви отнимали имущество. У меня есть много друзей в Черногории, и я хорошо знаю, что это все честные люди, которые вступились за свою Церковь в этот сложный для Черногории момент.
Так в интервью «Новостям» текущие события в Черногории прокомментировал авторитетнейший эксперт по Балканам , директор Института славяноведения Российской академии наук. На вопрос, как он оценивает заявления Джукановича о том, что религиозные выступления и массовые протесты граждан на улицах спровоцированы Белградом и , профессор Никифоров ответил, что обвинения Подгорицы смешны и все хорошо понимают, что у черногорцев просто накипело из-за произвола и злоупотреблений Мило и его клана.
Константин Никифоров: В Черногории ситуация дошла до предела, и теперь есть опасность, что участники религиозных протестов вступят в прямой конфликт с представителями другого лагеря. Будет трагедией, если брат пойдет на брата и начнется кровопролитие. Я понимаю, почему Мило утверждает, что к нынешним событиям в Черногории причастны и . Он говорит так, чтобы уподобить свою страну Западу. Самые высокопоставленные российские политики не комментируют ситуацию в Черногории, чтобы Мило не мог утверждать, что кто-то из-за рубежа настраивает народ против него. Хорошо, что президент Вучич не поехал в Черногорию. Теперь в  не смогут заявить, что протесты координируют белградские власти.
Вечерње новости: Вероятно, власти Черногории удивлены самодисциплиной граждан, которые откликнулись на призыв митрополита Амфилохия выйти на протесты.
— Меня восхищает, насколько хорошо организованы граждане. Чтобы поддержать свою церковь, приходят и старые, и молодые, и родители с детьми
— Ожидали ли вы подобного развития ситуации в Черногории?
— Я не мог предполагать, что столько людей выйдут на улицы. Из городов Черногории поступают впечатляющие и удивительные кадры. Я уверен, что Мило Джуканович думал, что после некоторых волнений все уляжется. Но оказалось, что для черногорцев Сербская православная церковь значит намного больше, чем полагали политики. Те, кто форсировали самозванца Дедеича, выглядят смешно.
— Часть балканских лидеров предложила инициативу «малого шенгена» как вариант подготовки к сосуществованию в рамках . Что вы об этом думаете?
— Идея «малого шенгена» далека от реальности. Руководство ведет свою игру и все более открыто и упорно поддерживает самостоятельность Косово.
— Как, по-вашему, может решиться проблема Косово?
— Несомненно, для Сербии и президента Вучича сегодня Косово — это главная проблема. Честно говоря, я до конца так и не понял, как Вучич хочет прийти к компромиссу по вопросу территорий с албанцами. Я давно поддерживал идею о разделе Косово, когда в Сербии обсуждать это считали кощунством. Президент Вучич оказался в довольно непростом положении, но это не означает, что нужно спешить. Если народ полагает, что нужно выждать и отложить окончательное решение, то так и нужно поступить. Кстати, на Западе все лучше понимают, насколько опасно принимать решение без учета сербских интересов. Сегодня у Сербии есть силы, чтобы вернуть Косово. Поэтому я являюсь сторонником «замораживания проблемы». Разговоры о том, что Сербия, признай она Косово, могла бы получить ряд уступок, не более чем приманка и обман. Даже если Вашингтон обещает Сербии ускорить ее вступление в Европейский Союз, это еще не означает, что ее скоро туда примут. Сербы уже наслушались самых разных обещаний за последние 30 лет.
— Есть мнение, что Сербии в качестве уступки нужно предложить выход к морю. Что вы об этом думаете?
— Конечно, это чушь. Какой разумный человек поверит, что Албания с готовностью отдаст часть своего моря, если Белград согласится признать Косово?! Лучшим решением для Сербии было бы сохранять нейтралитет и не вступать ни в один военный союз. Тем, кто торопятся в ЕС, стоит подумать, что от вступления приобрели ваши соседи. Рассказы о том, что после вступления в Евросоюз инвестиции потекут рекой, далеки от реальности.
— Что вы думаете об объявленных судебных процессах с албанцами, которые причастны к военным преступлениям против сербов в Косово?
— Вряд ли суд будет объективным и осудит албанцев, совершивших преступления. Если бы на то была воля, их давно уже осудили бы в Гааге. Албанское сообщество в Косово и Метохии продолжает жить по старым обычаям. Только задумайтесь, сколько людей, которые должны были давать свидетельские показания в Гааге, убиты. Даже те, у кого проснулась совесть, боясь мести, отказались свидетельствовать. Боюсь, что из суда над албанцами может получиться самый обыкновенный фарс.
— Как вы прокомментируете возобновившуюся риторику Польши о том, что русская Красная армия не освободила ее, а оккупировала?
— С пересмотром и фальсификацией истории лучше всего бороться, полностью открыв архивы того времени. Когда я работал в Кремле в президентской команде, открыл архивы. К сожалению, часть материалов впоследствии опять засекретили. Я поддерживаю идею президента Путина, который хочет представить общественности все документы о Второй мировой войне, поскольку это позволит историкам писать правду, даже если она кому-то не понравится. Конечно, всегда будут и те, кому правда не нужна, и даже если перед ними будут лежать документы, они все равно напишут ложь.
— Сегодня российские политики и историки ссылаются на документы, из которых ясно, что польские лидеры заигрывали с Гитлером. Почему эти документы не были обнародованы ранее?
— Справедливый вопрос. Но нужно понимать, что в советское время подобные документы не хотели публиковать, чтобы не навредить союзническим и дружеским отношениям с поляками. Об этой части истории молчали, хотя и тогда существовали документы о самых сложных моментах в отношениях поляков и СССР, прежде всего во времена Второй мировой войны. Почему впоследствии эти архивные материалы снова засекретили, я действительно не понимаю.
— Что должна сделать Сербия, чтобы важные события не забывались и история не фальсифицировалась?
— Думаю, Сербии было бы полезно организовать свой архив, чтобы собирать свидетельства об агрессии и его жертвах. Это нужно сделать сейчас, пока еще живы очевидцы тех событий. Если этого не сделать, то однажды более сильные и влиятельные с точки зрения СМИ страны, напавшие на Сербию, утвердят «свою правду». Как мне кажется, сербы должны также сохранить все документы Гаагского трибунала. Должен признать, что даже я, хотя я часто приезжал в Югославию и даже присутствовал на переговорах со , многое узнал из его показаний в суде в Гааге. Не удивлюсь, если однажды в Гааге эти документы исчезнут (прежде всего, те, в которых Милошевич и некоторые другие обвиняемые доказывали абсурдность обвинений). По-моему, было бы правильно сохранить также документацию о Дейтонском соглашении.
— Недавно поддержала идею о создании совместного с Сербией института для сохранения правды о Второй мировой войне.
— Что касается Сербии и Балкан, я исключительно высоко оцениваю ваших историков, которые много написали о Второй мировой войне. И институты, которые уже существуют в Белграде, работали хорошо. Суть отношений между нашими народами прекрасно известна, и никто ее не изменит. Тем периодом занимались серьезные сербские историки, и все важное уже описано. Поэтому я не вижу причин для создания нового института. Российские и сербские историки прекрасно сотрудничают. Мы проводим конференции, публикуем книги… Если политики хотят помочь сохранить правду, то пусть лучше выделят средства на работу уже существующих институтов и на публикацию книг.
— Вы прекрасно сотрудничаете с сербскими историками. А как складывается совместная работа с коллегами из бывших республик Югославии?
— В наш институт пришли молодые карды. Есть те, кто специализируется на изучении новой истории Хорватии, Словении, Македонии и Боснии и Герцеговины. Как я уже сказал в одном интервью вашему изданию, что мы открыты для сотрудничества со всеми. Однако в Сараево в Боснии и Герцеговине не слишком готовы к совместной работе с нами, так как полагают, что мы ориентированы просербски. Но зато с Республикой Сербской мы отлично сотрудничаем. Возможно, в Сараево тоже поймут, что историография только выиграет от сотрудничества историков и от открытия архивов. Только так можно прийти к правде.
— Сараево угрожает сербскому лидеру арестом. Может ли это произойти при участии Запада?
— Угрозы будут, но я не думаю, что кто-то решится на это, поскольку это может спровоцировать конфликты и кровопролитие. До сих пор Додик замечательно лавировал, и я уверен, что у него получится и в будущем. На руку ему то, что США заняты своими выборами и интересами. Решение спорных вопросов в Боснии и Герцеговине не приоритетно для них.
Видео дня. Силиконовая доля: кто из звезд увеличивал грудь
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео