В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

В Крыму у узника фашизма потребовали справку о плену в концлагере

"Угнан в 10 февраля 1944 года из Ленинского района на принудительные работы вместе с матерью Демо Лидией Андреевной. Освобожден 9 мая 1945 года", - гласит запись в справке, выданной в 2001 году Государственным архивом при Совете министров Автономной Республики Крым.

В Крыму у узника фашизма потребовали справку о плену в концлагере
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

"Демо Лидия Андреевна, угнана в Германию 10 февраля 1944 года из Ленинского района Крыма на принудительные работы. С февраля 1944 года до мая 1945 года работала в районе города Берген у помещика (фамилия не указана) на сельхозработах. Освобождена 9 мая 1945 года", - указано в справке, выданной на имя матери Леонида Григорьевича.

Видео дня

Однако в Министерстве труда и социальной защиты Крыма, изучив справку, заявили, что в ней отсутствуют какие-либо подтверждающие сведения.

Похоже, что свое 9-летие в марте 1944 года Леня встретил в специальном медучреждении, где таких же, как он, детей использовали для экспериментов.

- В поликлинике медсестры удивляются до сих пор, когда уколы делают, как я спокойно все воспринимаю, ни малейшей боли не чувствую, - говорит Леонид Григорьевич и тут же добавляет: - Эх, знали бы они, как мне в свое время немцы руки искололи: кровь брали каждый день!

За год нахождения в нечеловеческих условиях на всю оставшуюся жизнь наелся гнилой картошки в мундире и брюквы.

- С одногодками, бывает, соберемся, выпьем понемногу, они шутят: "Григорьевич, закусывай редиской!", - рассказывает феодосиец. - Я так наелся брюквы, что сегодня ни редиску, ни свеклу не могу есть: в рот не лезет, желудок не принимает. Покойная супруга всегда учитывала эту мою особенность, когда готовила еду. Мало кто выдерживал такую диету: каждый день мертвых пацанов вывозили на тележке.

Путь в Берген, на окраинах которого трудилась их мама, а Леонид со старшим братом Анатолием содержались в специальном учреждении за высоким забором с колючей проволокой и вооруженной охраной, был мучительным и долгим.

- Из родного села Адык, где нас собрали и построили, мы километров десять-пятнадцать шли до железнодорожной станции Семь колодезей, - вспоминает он. - Там нас погрузили в вагоны и увезли в Евпаторию, где по прибытии загнали в местный театр. Спустя некоторое время погрузили на баржи и отправили в Одессу, где также перед отправкой в Германию держали в театре.

А в Бергене детей у матери отобрали и поместили в спецучреждение.

24 апреля 1945 года Демо запомнил на всю жизнь.

- Шло наступление на Берлин, охрана разбежалась, и мы, пацаны, по всему городу в поисках еды бегали, - продолжает Леонид Григорьевич. - И видели, где фаустники (вооруженные гранатометом "Фаустпатрон" противники. - Прим. ред.) в подвалах сидят, а где - пушки немецкие стоят.

Через несколько дней ранним весенним утром измученных голодом мальчишек разбудило родное "Ура!".

- Мы встретили наших солдат, показывали им места, где могут находиться войска противника, - рассказывает пенсионер. - Вместе с нашими военнослужащими перемещались по городу, то есть фактически участвовали в боевых действиях. Там же я получил сильное ранение, до сих пор во мне три осколка. На руке шрам остался, мое счастье, что прошел вдоль руки осколок, ни сухожилие, ни артерию не зацепил. Пролежал в госпитале до начала осени. А теперь вот должен доказать, что я несовершеннолетний узник фашизма...

- Вынуждены, - спешу поправить Леонида Григорьевича.

Осенью 1945-го Лидия Демо нашла в Бергене двух сыновей, с которыми на поезде отправилась в Крым, в вагонах без крыши.

- И однажды снег как пошел, всех завалило, - улыбается он и с неподдельной радостью восклицает: - Но доехали, вернулись домой!..

А потом, уже окончив Ташкентское танковое училище, крымчанин проходил воинскую службу в части неподалеку от Дрездена и даже ездил на то самое место в Бергене, где располагалось спецучреждение, в котором наряду с голодом испытал на себе жестокость нацистов-кровососов.

Комментарий

Татьяна Гудилко, первый замглавы Крыма:

"Предоставленная Леонидом Демо архивная справка подтверждает то, что он был угнан из Ленинского района Крыма в Германию 10 февраля 1944 года на принудительные работы вместе с матерью. Однако сведения, подтверждающие факт его содержания в концлагере, гетто и других местах принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны, данная справка не содержит. Другие документы, подтверждающие необходимые для установления статуса сведения, он не предоставил".

Официально

По действующему законодательству, основанием для предоставления человеку статуса несовершеннолетнего узника фашизма является документ военного времени, подтверждающий факт нахождения бывшего несовершеннолетнего узника фашизма в период Второй мировой войны в концлагерях, гетто, других местах принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками на территориях Германии и союзных с нею стран, а также на оккупированных ими территориях бывшего СССР и стран Европы, либо справок и других документов архивных и иных учреждений, содержащих необходимые сведения.

Примечательно, что к "другим местам принудительного содержания" могут относиться тюрьмы, лагеря (трудовые, пересыльные, фильтрационные и другие) и специализированные медицинские учреждения, в которых использовали несовершеннолетних граждан для экспериментов, а также другие места, аналогичные по тяжести условий содержания концлагерям, гетто, тюрьмам, в которых несовершеннолетних граждан привлекали к принудительному труду.