Ещё

«Мусорный протест» на Севере и на Юге России 

«Мусорный протест» на Севере и на Юге России
Фото: ИА Regnum
В конце 2019 года «мусорная» тема держалась в фокусе внимания российских СМИ: влиятельные издания — и не только оппозиционные — без особого стеснения рассказывали про события в «палаточном городке» в Шиесе , вели мониторинг действий экологических движений на Севере и по всей , публиковали довольно объективные расследования обо всей подоплеке событий вокруг московского строительного мусора. Пик интереса к «мусорной» проблематике пришелся примерно на середину декабря, когда одновременно с событиями в Шиесе стала подниматься тема утилизации твердых коммунальных отходов (ТКО). Внесенный в  правительством законопроект позволял приравнять «сожжение» мусора к его утилизации и тем самым направить деньги, выделяемые в рамках национальной программы «Экология», на строительство мусоросжигающих заводов. По высказываниям протестантов и их программным лозунгам становилось ясно, что проблема «сжигания ТКО» волнует их не меньше, чем экологические угрозы, обусловленные складированием московского мусора в северных регионах.
В начале 2020 года прошло сообщение, что использование полигона в Шиесе было приостановлено после вынесения Арбитражным судом Архангельской области 9 января того же года решения о признании строительства незаконным. В то же самое время в начале 2020 года «мусорная тема» была явно вытеснена из СМИ сюжетами, связанными с конституционной реформой, эпидемией коронавируса и в самые последние дни обвалом нефтяных цен. Между тем, экологическая тема отнюдь не перестала определять собой оппозиционную политическую повестку. Любопытным образом, до сих пор ничто другое, в том числе протест против президентской реформы Конституции, не смогло потеснить «антимусорную» проблематику в регионах. Согласно выводам исследования Центра социально-трудовых прав, о которых сообщила, в частности, газета «Коммерсант», в 2019 году чуть меньше половины всех протестных выступлений по всей России были связаны с экологической темой (482 экоакции против 637 общеполитических акций).
И в 2020 году экозащитники, в том числе те организации, что поднялись на волне протеста в Шиесе, отнюдь не собираются отступать. 15 марта 2020 года по всему Северу экологические организации собираются провести Единый день протеста. У активистов вызывают негодование следующие факты: 1. Стройка в Шиесе приостановлена, но не закрыта. 2. Города и поселки оказались заполнены мусором даже после поднятия тарифов на ТКО. 3. Правительство приравняло сжигание мусора к переработке. 4. Экоактивисты подвергаются уголовным преследованиям.
Отметим, что после декабря тема экопротестов почти ушла со страниц федеральных газет и влиятельных Интернет-СМИ. По существу, в настоящий момент она спустилась на региональный уровень, причем несмотря на все заявления первых фигур как либерально, так и коммуно-патриотической оппозиции, никакой серьёзной сцепки экологических и, уже, анти-мусорных выступлений в разных регионах России не произошло. Север России сейчас проводит Единый день протеста по существу для самого себя, а в то же самое время в  отдельные активисты и члены города при поддержке губернатора региона пытаются наладить систему контроля над процессом утилизации строительного мусора, по возможности препятствуя реализации незаконных схем, наносящих вред городу.
Стихийный сброс строительного мусора уже нанес серьезный ущерб экологии города, причем экозащитники Севастополя подозревают, что в основе такого варварского отношения к земле города лежит элементарное желание освоить средства, выделяемые центром в рамках ФЦП по утилизации мусора. Общественники Севастополя считают, что решением проблемы могло бы стать создание на территории севастопольской агломерации специального полигона для комплексной переработки строительных отходов. Острота этого вопроса имеет более чем неотложный характер в условиях масштабных строек в городе — уже начавшейся реконструкции Большой Морской улицы и возведения концертного комплекса на мысе Хрустальный. Между тем, как утверждают севастопольские экозащитники, в частности, член Общественной палаты города , сегодня пока застройщикам выгодно сбрасывать мусор в «дикое поле», в крайнем случае отделываясь небольшими штрафами.
В общем и целом, «мусорная тема» остается предельно острой для всей России, хотя в настоящий момент она как бы спустилась на уровень регионов, вероятно, по той причине, что межэлитный конфликт вокруг «мусорной» проблемы, обострившийся в 2019 году, был так или иначе разрешен в пользу коалиции «мусоросжигателей». Но можно ожидать, что в случае обострения общесоциальной ситуации экологическая тема в ее для России наиболее остром — «мусорном» — изводе вновь привлечет внимание широкой общественности, благо инфраструктура экологического протеста развивается и совершенствуется.
Попытаемся проанализировать ситуацию с экологическими протестами в России более детально.
Шиес против
История шиесского протеста хорошо известна, и много раз получала подробное хронологическое описание. Летом 2018 года охотники обнаружили, что неподалеку от железнодорожной станции Шиес Ленского района Архангельской области происходит массовая вырубка леса. Вскоре после публикации первых снимков вырубленного участка леса стало известно, что территория освобождается для строительства огромного мусорного полигона, деньги на который были выделены руководством Москвы. Довольно быстро получила распространение информация, что тот мусор, который предполагается складировать на 5 000 га выделенной архангельским губернатором таежной земли, — тоже московский, и поступит он на северную землю по железной дороге.
Не столько даже сам факт строительства гигантского мусорного полигона, сколько вот это ужасающее чувство регионального неравноправия побудило жителей Архангельской области уже в августе 2018 года выйти с манифестациями против токсичного полигона. Экологи вынесли вердикт, что Шиес — неподходящее место для строительства подобного рода сооружения, поскольку здесь расположена сердцевина стока грунтовых вод, которые потом расходятся по многим северным рекам. Вдобавок к этому места в данной местности болотистые, а это означает, что вся близлежащая пресная вода может быть заражена химическими веществами, которые будут истекать из груд московского мусора.
В августе-октябре 2018 года во многих городах Архангельской области состоялись стихийные акции протеста против строительства мусорного полигона. В октябре губернатор области признал факт строительства полигона под названием «ЭКОтехнопарк» в Шиесе, но категорически заявил, что сделка с Москвой выгодна области и что большая часть ее жителей поддерживает проект. Реакция губернатора только подлила масло в огонь: в Шиесе стал создаваться постоянно действующий палаточный городок, а региональные экологические активисты перешли к жестким действиям против строительства, препятствуя движению грузовиков и подаче топлива в этот район.
Летом 2019 года, когда протесты потрясли и столицу, о Шиесе вспоминали в те дни довольно часто: тогда были в моде рассуждения о локальных точках протеста, которые в совокупности способны изменить политическую ситуацию в стране. Архангельское экологическое сопротивление рассматривалось в одном пакете с защитниками сквера в Екатеринбурге и московским районным антисобянинским активизмом. Однако было заметно, что в этой связке роль Шиеса все-таки была не первостепенной: бунт борцов за северную природу явно был заслонен иными, более громкими сюжетами.
Однако к концу осени 2019 года архангельский протест вышел на первый план общественной жизни. Прежде всего, он охватил целый ряд примыкающих к Москве регионов, жители которых имели основания опасаться, что аналогичные экологические проблемы, обусловленные экспортом столичного мусора, перекинутся и к ним. 30 экологических организаций северных регионов России объединились в коалицию «СтопШиес», на съезде которой 30 ноября 2019 года было объявлено об учреждении Всероссийского гражданского экологического движения для общей борьбы с засорением России. Лозунг: «Поморье не помойка!» который стал переформатироваться по мере расширения протеста в «Россия не помойка». В начале декабря в городах Архангельской области Котласе и Новодвинске прошли митинги протеста против продолжения строительства полигона в Шиесе. Эти мероприятия, по информации организаторов, собрали свыше 10 тысяч человек.
К протесту в Шиесе стали постепенно подтягиваться политические деятели и журналисты общенационального уровня известности. Поначалу были заметны в особенности представители коммуно-патриотических сил: фильм в поддержку Шиесского сопротивления выпустил известный публицист и блогер, депутат от  от Владимирской области . Видеосюжет о городке экологического сопротивления с характерным названием «Шиес — это Сталинград сегодня» разместил в Ю-тьюбе и другой известный коммунистический радикал . Однако к концу осени в рядах противников полигона стали явно преобладать представители либеральной оппозиции. Коалицию «СтопШиес» стал представлять известный правозащитник и демократ первой волны . 14−15 декабря в Шиесе прошел форум «Свободные люди», в котором приняли участие такие знаковые фигуры либерального лагеря, как бывший мэр Екатеринбурга и общественный активист . Включение либерального субъекта в региональный протест было как бы подтверждением, что экологическая тема становится одной из ключевых в общероссийской политической повестке.
Сжечь нельзя переработать
Размах шиесского сопротивления и подключение к нему фигур общенационального уровня странным образом совпали со столкновением внутри российской политической элиты по «мусорной теме». В центре этого конфликта оказались вынесенные Госдумой РФ 17 декабря 2019 года и впоследствии утвержденные нижней палатой поправки к действующему законодательству, согласно которым сжигание мусорных отходов можно было приравнять к их утилизации. Проблема здесь состояла в том, что ранее, в рамках национальной программы «Экология» было принято решение увеличить количество вторичной переработки мусорных отходов с 7 до 40%. На обеспечение этой задачи центр предполагает выделить 300 млрд руб. Весь вопрос состоял в том, на что они могли быть потрачены. На строительство мусоросжигающих заводов (МСЗ), чему открывают возможность данные поправки, или же на создание системы раздельного сбора отходов (РСО) и научно-технологические инновации в области переработки и утилизации мусора?
У обоих проектов были свои лоббисты, и в их распоряжении имелись свои определенные доводы. Сторонники «мусоросжигания» (а их было принято связывать с фигурой главы на том основании, что дочерняя компания «Ростеха» «РТ-инвест» реализовала проект строительства МСЗ) полагали, что этот вариант утилизации более выгоден и менее затратен, чем ставка на переработку, которая может занять гораздо больше времени и не окупить вложенные деньги.
Идею утилизации связывают со сторонниками высокотехнологического бизнеса, хотя при этом конкретные фамилии не называются. Главный довод «утилизаторов» — огромные экологические и медицинские риски, которые несет с собой ядовитый дым, поступающий от сгорающего мусора. Заметно, что в медиа-кампании против «Ростеха» и мусоросжигания участвуют многие ведущие либеральные СМИ и, в первую очередь, принадлежащая бизнесмену газета «Коммерсантъ». Также сложно не обратить внимания на то, что участники шиесского протеста постоянно выступали не только против мусорных полигонов, но также и против мусоросжигающих заводов, а один из ярких спикеров экологического сопротивления Максим Шевченко прямо назвал Чемезова в числе ответственных за экологические проблемы Крайнего Севера.
Итак, мы видим, что проблема анализа событий на Шиесе сама собой раскладывается на несколько составляющих. Первый разрез темы открывает нам острейшую проблему регионального неравенства в России, мусорный разворот которой резко обозначил ту унизительную ситуацию, которая сложилась в отношениях Москвы и других регионов. Москва осуществляет масштабное и не всегда приятное для жителей города строительство всевозможных объектов (жители столицы вынуждены жить, постоянно поглощая строительную пыль), а издержки этого строительного бума в виде хранения избыточного мусора должны нести даже не соседние с Москвой регионы, а территории Крайнего Севера. Тот факт, что Москва может элементарно оплатить расходы по хранению мусора (причем либеральная «Новая газета» прямо намекала в серии карикатур на личную заинтересованность конкретных чиновников в получении данных средств), придает этому распределению издержек еще более унизительный характер.
В каком-то смысле Шиес стал своего рода символическим олицетворением всей откровенной порочности нынешней российской социальной системы, представляющей собой эксплуатацию центром регионов. Либеральный социолог , в принципе, справедливо назвал эту систему «внутренней колонизацией», при всей спорности его общей концепции.
Любопытно, однако, что в инофрмационном поле в конце прошлого года мы не наблюдали серьезных усилий блокировать раскрутку Шиеса. Северный протест, возможно, временно был взят на вооружение теми бизнес-группами, кто выступал против решения проблемы отходов (и выделения соответствующих средств, прописанных в федеральном бюджете) за счет строительства — на основе японо-швейцарских технологий — мусоросжигательных заводов в России. Если этот вывод справедлив, то мы получаем еще более интересную картину всего происходящего: ситуативное совпадение этого конфликта с клановой борьбой за «мусорные» деньги сделало невозможным проведение какой-то осмысленной стратегии информационного замалчивания Шиеса.
Кстати, отчасти именно по этой причине, после того как в декабре 2019 года клановый конфликт был разрешен в пользу сторонников «мусоросжигания», экологический протест обрел управляемый характер. Что, конечно, не устранило сам источник проблемы, просто, как мы уже говорили, проблема из федеральной повестки переместилась на уровень региональной.
Севастополь: кто ответит за Юхарину балку
Юхарина балка — почти 13 километровая небольшая низина в Балаклавском и Гагаринском районе Севастополя. На склоне балки когда-то находилось имение капитана Черноморского флота Ивана Юхарина. Местность представляет ценность и с природной, и с исторической точек зрения: на дне оврага были найдены остатки древнего поселения. В окрестностях балки расположено множество занесенных в Красную книгу растений, включая можжевельники и краснокнижную сосну Паласса. Однако этого не произошло. Произошло другое.
В конце 2019 года члены Общественной палаты, обеспокоенные ситуацией с вывозом строительного мусора в Городе, обнаружили в Юхариной балке незаконную свалку отходов, засыпанную землей. Причем речь шла об отходах 4-го и 5-го класса опасности, то есть твердые нетоксичные вещества, бетон, элементы металлической арматуры. Как говорит Юрий Чайкин, «балка погребена под горами строительного мусора вместе с деревьями, которые росли на данной территории. Сейчас территория разровнена, вокруг неё выставлены бетонные столбы». Исправить ситуацию посредством очистки невозможно — территория балки внесена в кадастр и там уже есть владелец, готовый использовать эти земли по своему назначению.
Экологи стали совершать регулярные антимусорные рейды вместе с коллегами из Севприроднадзора. Время от времени им удавалось схватить тех или иных водителей за руку, зафиксировав момент сброса ими строительного мусора в Юхарину балку. Это, однако, не приводило ни к каким серьезным последствиям: водители откупались небольшими штрафами, при этом организаторы «мусорных» схем оставались в тени. Члены Общественной палаты Севастополя Юрий Чайкин и  в своем выступлении на Независимом телевидении Севастополя (НТС) высказали подозрение, что у «мусорных» нарушителей есть свои покровители среди чиновников администрации, возможно, те из чиновников, кого нынешний губернатор получил в наследство от своего предшественника.
Севастополь находится в положении не столько Шиеса, сколько как раз Москвы — город задыхается в собственном строительном мусоре, который, по существу, некуда сгружать. Крупнейший полигон для строительного мусора расположен на территории другого субъекта Федерации. Твердые коммунальные отходы в Севастополе выгружаются в районе Инкермана, на полигоне «Первомайская балка», который был открыт в 2001 году. Однако, по сообщениям прессы, уже к 2014 году он был переполнен в два раза. Третья очередь для захоронения мусора уже сегодня заполнена более чем на 80 процентов.
Сегодня на полигон твердых коммунальных отходов в Первомайской балке не принимают строительный мусор, и он вывозится куда попало: экозащитники обнаружили около 82 незаконных свалок строительных отходов на территории субъекта Федерации. Ситуация становится критической, и хотя руководство городом предпринимает усилия по ужесточению и совершенствованию контроля над нарушителями, похоже, что радикального улучшения положения с мусором в городе не наблюдается.
Скорее всего, тема мусора всплывет и на ожидаемых в сентябре губернаторских выборах и будет использована против городских властей, начавших несколько масштабных строек в городе, но не сумевших добиться решения вопроса о строительстве крупного «мусорного» полигона на территории Севастополя. Конечно, северные экоактивисты едва ли доберутся до Крыма, и ситуативной смычки «антимусорных протестов» в Шиесе, Севастополе и других регионах, видимо, не произойдёт: момент для консолидации экологической оппозиции в России, похоже, надолго упущен. Но на региональном уровне набор соответствующих нерешаемых проблем еще может сыграть свою негативную роль, создав проблему для избираемости местных руководителей, что в условиях ухудшения общей экономической ситуации в стране и в мире едва ли сработает на пользу стабильности, которая теперь признана Президентом страны в качестве первоочередного приоритета развития.
Видео дня. Вскрылась правда о романе «папиной дочки» с фигуристом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео