Ещё

Юбилей Первомарта: что такое День неизвестного художника 

Юбилей Первомарта: что такое День неизвестного художника
Фото: News.ru
Первый день весны — официальный День кошек в , но 1 марта или Первомарт — это ещё и День неизвестного художника (ДНХ), о котором молчат календари и путеводители по contemporary art. Традиция отмечать этот праздник появилась в 1990 году. Во времена Перестройки молодые леворадикальные активисты придумали свой «угар», вспомнив авангардное искусство 1920-х в России и 1960-х на Западе. По сути, ДНХ 1990-х стали первыми манифестациями критиков интеллектуальной собственности и адептов «пиратства». Согласно их концепции, каждый человек — творец вне зависимости от того, рисует ли он картину, пишет текст, управляет поездом или стоит на кассе в McDonald’s. NEWS.ru вспоминает, как рождался идейный и политический стиль праздника.
Авангард девяностых
Немецкий акционист говорил, что «каждый человек — художник», полагая, что им является любой индивид вне зависимости от социального статуса и «кастовой» профпринадлежности. Повседневная деятельность Бойса в  1960-х соответствовала этой линии — арт-бунтарь создал студенческую партию, одним из требований которой было высшее образование для каждого и отмена вступительных экзаменов в вузах.
Освободительный призыв Бойса достиг и наших берегов, помнящих ликвидацию безграмотности и разнообразные институции 1920-1930-х с похожим настроем — от Культпросвета до объединений теоретиков производственного искусства. Говорят, что первая в России выставка немецкого авангардиста «Внутренняя Монголия», открывшаяся в 1992 году в Русском музее, наделала много шума. До сих пор критики предполагают, что  мог использовать это сакральное географическое словосочетание в «Чапаеве и пустоте», вдохновившись посещением экспозиции германского художника.
Но ещё до «Внутренней Монголии» будущие широко известные в узких кругах деятели современного искусства — , , и другие, объединённые в арт-группу «ЭТИ» («Экспроприация территории искусства»), — стали заметными на контркультурном пространстве столицы. Одна из самых известных их акций — выкладывание своими телами известного матерного слова из трёх букв на Красной площади. Сей коллективный жест 18 апреля 1991 года стал эстетической реакцией на положение дел в СССР. Формальной причиной был «Закон о нравственности», принятый тремя днями до акции, по которому за матерные слова в общественных местах могли дать арест до 15 суток.
Но ещё раньше, ровно 30 лет назад, «ЭТИ» вместе с авангардным «Театром Сайры Бланш» и детской изостудией «ДЭЗ № 5» устроили первый в истории ДНХ, который растянулся на целых «три дня независимости». За это время арт-активисты превратили в представление переход по мартовскому льду Химкинского водохранилища на севере Москвы, 2 марта они устроили театральное действо на задворках гостиницы «Пекин». На третий день Первомарта-1990 его участники провели уличный концерт в стенах недостроенного Дворца культуры в Чапаевском парке Хорошёвского района.
Так родился стиль ежегодного праздника, который взяла на вооружение образованная вскоре молодыми художниками, музыкантами и анархистами группа зАиБИ («За Анонимное и бесплатное искусство»).
Хватай, что ни попадя, и сооружай немедленно. Материал может быть любым, слепим из подножного. Денег нет и не надо. Результат — не ценность. Он валяется на каждом углу вместе с другими продуктами жизнедеятельности. Результат может быть любым. Выбирай понравившийся. Всё есть, было и будет, но это не повод для огорчения — для заибиста всё каждый раз заново. Зачем знать и помнить, кто что сделал? Лучше делать самому. Хоть бы и то же самое. Делай сам. Рафаэль — то же, что мороз на окнах. АиБи — всё чудесное, что видишь и делаешь. В мире, где люди и вещи находятся в постоянном движении от руды к шлаку и обратно, невозможно отличить результат от исходного материала, свежее от гнилого, оригинал от плагиата. Эти понятия бессмысленны. Старое и новое — выдумки торговцев. Для невпадения в пассивное безразличие надо искать другие системы отсчёта. За анонимное и бесплатное искусство! — рубил с плеча один из программных текстов объединения.
Там же, с некоторым отсылом к традициям русского авангарда, повторялась максима Бойса, а также постулировалось отрицание интеллектуальной собственности. Символикой нового объединения был перечёркнутый знак авторского права.
Каждый — художник. Всё вечно. Интеллектуальной собственности не бывает. зАиБИ-тесь! Размножайтесь! Открывайте мастерские! —призывал манифест.
Между клоунадой и политикой
Под началом зАиБИ праздник 1 марта стал узнаваемым среди контркультурной и леворадикальной богемы Москвы и других крупных российских городов. В этот день обычно проходило творческое освоение недостроенных зданий, руин и других неприспособленных для жизни пространств. Там устраивались спонтанные выставки (каждый приходил и рисовал), концерты панк-групп «Лисичкин хлеб», «Нож» и других звуковых бунтарей, а также чтения, перфомансы и всё, что демонстрировало пробуждение «первичного творческого импульса» (ПТИ) в первый день весны.
Творчество — одна из первичных потребностей человека. Творчество необходимо человеку для нормальной жизни. ПТИ приходит так же неизбежно, как чувство голода, сон, — говорилось в одном из манифестов зАиБИ.
Самым массовым Первомарт стал в 1998 году. Концерт андеграундных групп внутри одной из недостроенных московских высоток с говорящим названием «25-й этаж» посетило около сотни человек. Звукоусиление было под стать стилистике торжеств. Вместо профессиональной техники — митинговый мегафон. Атмосферу «высотного» полуподполья подчёркивали политические речёвки некоторых ораторов в защиту «узников режима» — тогда ими были комсомолец , находившийся в  по делу о подрыве мемориальной плиты Николаю II на Ваганьковском кладбище, и фигуранты «дела Реввоенсовета», собиравшиеся минировать церетелиевский памятник Петру I.
Формально зАиБИ просуществовало до 2001 года, став садом расходящихся тропок. Выросшее из шинели этой неформальной структуры Движение анархо-краеведов занималось экстремальными исследованиями городских и природных ландшафтов. А экспериментальное творческое объединение «СВОИ-2000» вместе с группой «ЭТИ» было причастно к первым в России Street-party — уличным политическим перфомансам. Вспоминается их громкая акция 1998 года «Баррикада на большой Никитской», приуроченная к 30-летию «Красного мая» во Франции. Потом были театрализованные первомайские шествия, предшественники современных «Монстраций» новосибирского художника .
На рубеже веков активисты «СВОИ-2000» , Дмитрий Модель и  даже успели поработать в молодёжной редакции «Первого канала», выпуская программу «До 16 и старше». Ещё они сняли высоко оценённые критикой художественные фильмы «Случай с пацаном», «Пыль» и «Шапито-шоу» (не считая моря остального видео-арта, короткометражек и репортажей).
Самороспуск зАиБи в 2001 году был приурочен к Первомарту и, как вспоминают причастные к этому, прошёл в обычной обстановке маргинальной клоунады.
Но это не означало прекращения традиции ДНХ, который продолжают праздновать художественные объединения в разных городах постсоветского пространства. В этом году столичный Первомарт проходит в гидротехнических котлованах Восточной станции водоподготовки недалеко от железнодорожной платформы Горенки в подмосковной Балашихе. «Специальными гостями» стали порошковые огнетушители, которые тоже признаны неизвестными художниками. А это значит, что угар анонимного и бесплатного искусства продолжается несмотря на внешнее господство консервативного конформизма.
Видео дня. «Сними трусы, сожги диван»: главные тренды на самоизоляции
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео