Войти в почту

Режиссер Николай Дупак рассказал, как на Красной площади к нему вернулся слух после контузии

В честь 75-летия Великой Победы «Вечерняя Москва» представляет новую рубрику « ФРОНТОВАЯ», в которой воспоминаниями о том, как пережила военные годы столица, делятся москвичи. Сегодня о военных годах вспоминает актер театра и кино, известный режиссер и театральный деятель .

Во время Великой Отечественной я по воле судьбы оказался в Москве. Когда нам объявили, что началась война, я был в — учился в театральном, очень хотел стать артистом. Как сейчас помню — мы были на гастролях, я проснулся в гостинице и услышал рев машин. Было трудно понять, что происходит, выбежал на балкон — самолеты летят. Причем так низко! Над самыми крышами домов.

Сначала подумали — учения. Но когда начали доноситься взрывы от Днепра, поняли — настоящие боевые действия. Вскоре я получил телеграмму из , извещающую о призыве. Но я решил, что логичнее пойти в ближайший военкомат и уже оттуда — на войну... Нас направили на Брянский фронт через столицу.

И уже в районе Бежина Луга, в Тульской губернии, мы попали под минометный обстрел. Один заряд разорвался прямо под брюхом моего коня по кличке Кавалер. Тот принял удар на себя и рухнул замертво, а на мне — ни царапины, лишь башлык и венгерку посекло осколками. Правда, контузии я не избежал: практически перестал слышать и плохо говорил. Видимо, зацепило лицевой нерв. И меня направили в столичный госпиталь.

Я был поражен видом пустой Москвы. На улицах встречались только военные патрули и солдаты. Гражданских было очень мало.

Помню, порой мне было очень страшно — смотришь человеку в глаза и понимаешь, что он на грани безумия, так ему страшно. Хотя большинство людей, конечно же, держались. В госпитале меня вылечили, дали слуховой аппарат. Учился им пользоваться и привыкал к мысли, что на фронт вернуться уже не судьба. А потом случилось чудо. В один из вечеров я вышел из клиники и отправился на Красную площадь. В народе жила легенда, что Сталин работает по ночам в Кремле и свет в его окне можно увидеть от ГУМа. Вот и я решил посмотреть. Разгуливать по площади патруль мне не дал, но, когда я уже уходил, из динамиков вдруг грянула песня «Вставай, страна огромная!» И я ее услышал! Даже мурашки по спине побежали... Так ко мне возвратился слух, что позволило мне вернуться на фронт.

В Москву я потом возвратился уже после войны. Конечно, это было несравнимо — улицы снова стали оживленными, на вокзалах сновали толпы людей. Помню, как говорил во время войны: «Вот победим, тогда и будем вспоминать мирные профессии, а пока мы военные и должны нести этот крест». Эти слова заставляют испытывать гордость — потому что, увидев Москву во время и после войны, рад, что мы смогли вспомнить наши мирные профессии и продолжили жить.

Читайте также: Когда до фронта ехать час. «Вечерняя Москва» вселяла в горожан надежду на Победу