Войти в почту

Франко наш! Или приключения украинца с австрийским паспортом

Буквально месяц назад, в январе текущего года, , предпринял варварскую (с точки зрения украинских националистов) попытку исказить историю.

Франко наш! Или приключения украинца с австрийским паспортом
© Русская Планета

Что случилось?

В архивной базе номинантов на премию за всю историю её существования легендарный украинский поэт и писатель (1856-1916), считающийся сегодня украинцами одним из патриархов украинской национальной идеи, был назван… гражданином . Нет. Не Империи. Именно Федерации.

Такой идеологической «подставы» украинцы от союзников, конечно же, не ожидали. Чертыхаясь и поминая в соцсетях «русских хакеров», они принялись строчить в комитет по присуждению Нобелевской премии гневные отповеди. Дескать, вышла ошибочка: один из тех, кого мы причислили к лику отцов-основателей украинской национальной идеи был никаким не «москалём», а подлинным «свидомитом».

Рассмотрев обращение разгневанных украинцев, и всё обстоятельно взвесив, комитет остался на прежних позициях. На сайте сделали поправку, сохранив подданному Австрийской империи «российское гражданство», и упомянув, что — живи он сегодня! — непременно был бы украинцем.

Как такое возможно?

Дело в том, что Иван Франко был номинирован на Нобелевскую премию в 1915-м, но умер через год и его кандидатуру просто сняли с рассмотрения). Если бы доведённый до крайней нищеты соотечественниками-националистами, завидовавшими таланту замечательного писателя, поэта, доктора, на секундочку, русской словесности, прожил хотя бы ещё пару лет, то — вполне возможно! — могла бы гордиться сегодня своим нобелевским лауреатом по литературе.

Гордиться так, как гордится сегодня . Правда, Нобелевский лауреат по литературе 2015 года заявляла, что является человеком русской культуры, взращённым на трудах русских классиков. И этим вызвала настоящую бучу в рядах белорусских нацистов, видимо, искренне полагавших, что стать Нобелевским лауреатом можно прочитав единственное стихотворение Павлюка Багрыма или изучив стенания по судьбе белорусского народа в произведениях «идола национальной литературы» Янки Купалы.

Есть ли логика у Нобелевского комитета, назвавшего Франко русским?

Да. И она железная. Сегодня — город областного подчинения на Украине. Спору нет. А в начале Первой мировой войны, когда 3-я и 8-я русские армии Юго-Западного фронта в ходе Галицийской битвы успешно взяли город, являлся вполне себе российским. Было даже основано Галицийское генерал-губернаторство. Львов оставался русским городом до 14 июля 1915 года, пока снова не отошёл к австро-венграм.

Ну, конечно же, этот период украинцы сегодня называют годами «временной русской оккупации», к которой они, без сомнения, с животворной радостью готовы отнести и период 1917-1991 годов.

Но является ли Иван Франко, в том числе, и русским автором только потому что 3-я и 8-я армии Юго-Западного фронта хорошо сработали в 1914 году? Разумеется, нет.

Эти слова принадлежат Ивану Яковичу Франко, человеку, который ровно 142 года назад, 26 февраля 1878 года, будучи подданным Австро-Венгрии, сел на скамью подсудимых за участие в русофильском обществе и публикации в печатном органе студентов-русофилов «Друг», призывавшем к единению украинской нации, одна часть которой проживала в Австро-Венгрии, а другая – в России.

Человек, именем которого сегодня назван университет, расположенный в самом сердце украинского радикального национализма (городе Львове) не только любил Россию всем сердцем, но и получил за своё русофильство срок — 9 месяцев ареста, которые Франко мужественно провёл среди воров, мошенников и убийц, пройдя через подорвавшие его здоровье 7 кругов ада. Арест будет не последним. Изолировать этого свободолюбивого человека власти будут пытаться любой ценой, в том числе, выдумывая несусветные обвинения в связях с российскими социалистами, принадлежности к тайным организациям и даже убийстве сельского старосты.

Его мать была из русинов-шляхтичей, отец, галицкий зажиточный крестьянин Яков Франко, был старше неё на 33 года, и умер рано. Воспитываемый отчимом Иван был лучшим учеником школы при местном монастыре, знал «Кобзаря» наизусть, чем не могли похвастаться его учителя.

Мог по памяти воспроизвести любой из уроков практически слово в слово.

Подростком Иван Франко изучал родной украинский, любил русский, читал в оригинале европейских классиков и, оставшись круглым сиротой, спал в свежевыстроганном гробу, оказавшись на попечении дальней родственницы, владевшей столярным цехом. Об этом Франко вспоминал в своём рассказе «В столярке».

Получив аттестат с отличием, поступил во Львовский университет, который сегодня носит его имя, на философский. Юношей, увлёкшись трудами Маркса и Энгельса, активно впитывал не столько российские, сколько общеевропейские идеи равенства и всеобщего братства, публиковал произведения, содержавшие размышления на эту тему, в университетском журнале «Друг».

Публиковались в журнале и популярные в то время идеи воссоединения с украинцами, живущими в России, а это уже чистейшей воды «сепаратизм», который не стерпели бы даже сегодняшние, поднявшие Франко на щиты украинские товарищи, воспротивившиеся единению русских на Донбассе с русскими в РФ.

«Отсидка» по приговору в шесть недель, которые в итоге оказались девятью месяцами, сделала из Ивана Франко преступника, изгоя, переставшего быть вхожим в круги русофилов и «народовольцев».

В душе молодого писателя возобладали социалистические взгляды, что многим позже, когда к власти придут , даст возможность отнести Ивана Франко, писавшего свои прологи к трудам Энгельса и Маркса, к разряду поборников коммунистической идеи, «исторически выпестованной в сердцах представителей многострадального украинского народа».

Ну, а после распада СССР украинские националисты в отчаянной попытке «наскрести на суверенитет», подразумевающий, в том числе, прочную систему автономных культурных ценностей, ринулись крутить-вертеть биографии имеющих минимальное отношение к национальной идее писателей, поэтов и философов.

Их труды были в срочном порядке перелопачены на предмет поиска пафосных национально ориентированных высказываний, достойных водружения на щиты адептов «незалежнасцi» и «самастiйнасцi». Нашлись такие и у Ивана Франко, который призывал украинцев сплотиться вокруг национальной идеи.

Правда никто не захотел ломать голову над тем, видел ли Иван Якович свой родной украинский народ противопоставленным российскому до степени отчаянной и непримиримой вражды в интересах «западных товарищей». Скорей всего, не видел.

И ошибка в том, что к лику «основателей украинского национализма» был вдруг причислен человек, который при жизни вёл борьбу с доморощенными украинскими националистами, полагавшими, что у Австрии и Украины больше родственного, чем у Украины и России, любил Толстого и Достоевского.

Иван Франко считается одним из пророков державности «Незалежнай». Но до оголтелых украинских националистов Ивану Франко, на секундочку, доктору русской словесности, очень далеко. Прям как… до Киева. И лучшим тому подтверждением являются его слова о любви к русскому и восхищении Россией.

У себя на родине живший в крайней нужде Франко зарабатывал статьями и переводами. Можно вспомнить и о том, как в одном из своих трудов, под названием «Католический панславизм» Иван Франко называл католицизм «заядлым врагом славянства», полагая, что он наносит больше ущерба славянам, чем «все кровавые войны с мадьярами, немцами и татарами вместе взятыми».

Он пробивался к своей читательской аудитории в журналах «Общественный друг», основанном им же после закрытия «Друга». Названия созвучны витавшим в воздухе революционным идеям «Мир», «Свет», «Колокол», «Труд». Иногда австро-венгерские власти закрывали эти журналы быстрее, чем редакция успевала допечатать произведения.

Угадайте, в какой из периодов «оккупации Украины», через много лет после смерти писателя, было издано собрание сочинений Ивана Франко?

Прогрессивные соотечественники не гнушались тем, чтобы обворовывать феноменального автора и учёного. Так, деньги, которые предназначались для издания собственного журнала Ивана Франко, попали в карман к членам редколлегии «Зари» и у них остались.

Из труднейшего положения Франко спасли российские студенты, с которыми Иван Якович отправился в поездку по стране.

А вскоре он снова был арестован по обвинению в агитации. За что агитировал? Обвиняли в том, что ратовал за присоединения родной Галиции к России.

В начале 1900-х возникали серьёзнейшие конфликты с украинскими националистами. Защитить докторскую по философии во Львове не вышло. А в Вене диссертация Ивана Франко была принята «на ура». В Харькове Иван Якович стал доктором русской словесности.

За 40 лет творчества им написаны около 5000 произведений на украинском, польском, русском языках. Славный галичанин, отец четырёх детей, один из которых умер в 1913, двое — ушли на войну с началом Первой мировой, скончался в состоянии затяжной депрессии, когда его жена, измождённая нищетой, была в психиатрической больнице, сын в плену, а дочь работала санитаркой в киевском госпитале.

Незадолго до смерти он пытался бежать из приюта для сечевых стрельцов, где находился на попечении у заботившихся о нём студентов-волонтёров. Больше о человеке, согревшем своим творчеством Украину, заботиться было некому.

Кем же он был в реальности? Патриархом украинского национализма или человеком, прокладывавшим украинскому народу тропу к победе коммунизма? Всё зависит от времени, в котором поднимается вопрос, и места, где это происходит.

Как тут не вспомнить легендарного , который когда-то писал: «Кто управляет прошлым, тот управляет будущим. Кто управляет настоящим, тот управляет прошлым».

Такая история.