В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Мезень: Личутины, костями своими устлавшие Арктику

Был в , позвонил великому русскому писателю — можно ли посетить. Живой классик и уроженец живет в Переделкино, «маасквич». Личутин встретил в переулке с посохом и повел в писательские хоромы. Низенький, «метр с кепкой», с маленькими, острыми как иголки, веселыми глазками.
Мезень: Личутины, костями своими устлавшие Арктику
Фото: ИА RegnumИА Regnum
Энциклопедия «Мезенский район. Люди. События. Факты»: «Личутин Владимир Владимирович (родился 13.03.1940,г.Мезень), писатель. Почетный гражданин г. Мезени (2010). После службы в армии (1960—1963), работал фрезеровщиком на заводе в . Закончил факультет журналистики ЛГУ (1969). Работал журналистом в Мезенской районной газете «Север» на областном радио в , в областной газете «Правда Севера» В 1974 году принят в Союз писателей СССР. Закончил Высшие литературные курсы и остался в Москве. Автор повестей и романов «Вдова Нюра» (1973), «Душа горит» (1974), «Долгий отдых» (1974), «Последний колдун» (1976)., «Фармазон» (1979), «Скитальцы» (1986), «Любостай» (1987), «Раскол» (1994 1998), «Река любви» (2010) В 1995 году за повесть «Крылатая Серафима» и роман «Скитальцы» присуждена премия Л.Н.Толстого 2011 — премия (премьером был — прим. автора) за роман «Раскол» (1).
Двухэтажная секция, зажиточная при социализме и в перестройку, давно переместилась в сегмент скромного жилья. В доме царит лозунг «ничего лишнего». Но сердце хозяина осталось в Мезени, и стены увешаны эскизами и пейзажами брата Василия, о мезенской природе. Болота. Тайга. Река. Избы. Снова болота. Художник передал специфические северный свет и цвет — свинцовый, тусклый как в дымке, отчего картины имели пасмурный вид. В общем, попадание в точку. Из глубины квартиры появился художник — тихий и тем непохожий на хозяина.
Энциклопедия «Мезенский район. Люди. События. Факты»: «Личутин Василий Васильевич ( 1949, г. Мезень), художник, пейзажист. Окончил вечерние рисовальные классы при Академии художеств в Ленинграде (1986 1990). работал слесарем на г. Ленинграде грузчиком и кочегаром в г. Мезени Картины Личутина хранятся почти в каждом мезенском доме, в также в частных коллекциях , , , , , . В 1996—2003 состоялось пять выставок художника в г. Москве, в Союзе писателей России. Персональные выставки были организованы также в Мезенском историко-краеведческом музее (1894) Музее деревянного зодчества Малые Корелы (1997), Архангельской областной библиотеке имени .А.Добролюбова Работает в основном в жанре живописи и графики, особенно удачны его пейзажи северной природы, рисунки поморских деревень и крестьянского быта Брат известного русского писателя Владимира Личутина» (2).
Разговор сразу зашел — нет ли желания приобрести картину. При всем уважении к северному пейзажу, я не был тогда готов везти картины в Архангельск, о чем теперь жалею. Автор озвучивал такие скромные цены, причиной чему была бедность. Как жить своим трудом художнику в Мезени, где все родственники или знакомые, и брать деньги за рисунок «не по понятиям»? Василий спасался от одиночества и неустроенности у брата в Москве. Здесь северный пейзаж хоть чего-то стоил, но продюсерской жилки у Личутиных, как и статусных покупателей не было. Гостеприимство сразу переместилось за стол, типично русский и мезенский. Водка, уха, селедка, картошка, скумбрия. Прославленной чистоты от химии, мезенской семги, замечено не было. Зашел разговор, что Личутины в Мезени с незапамятных времен:
Николай Окладников, мезенский историк: «Мезенские мореходы Личутины, по преданию, происходят от трех родов Личутиных: Лазаревичей, Тазуевых и Боюшковых. Лазаревичи жили в Окладниковой слободе, а Тазуевы и Боюшковы — в Кузнецовой слободе. Погибшие Михаил и Василий Семеновичи Личутины были родными братьями, они принадлежали роду Тазуевых. Оба были женаты. К этому роду принадлежал погибший Никита Сидорович Личутин. Он также был женат и имел сына Алексея. А погибший Семен Никифорович Личутин принадлежал к роду Лазаревичей (3).
Мезенские купцы и Ефрем Ружников летом 1795 года отправили на Новую Землю «для аалсьного и звериного промыслов» по одному судну 3 октября подул сильный попутный северный ветер, нагонявший большую волну несмотря на сильный ветер, промышленники подняли паруса и по бурному морю ринулись на родину — в Мезень. Чтобы ускорить плавание, суда шли не только днем, но и ночью. «В пути сильным ветром и волнением те суда разбило», при этом потонуло с судна Попова рабочих людей семь человек». Среди погибших были мезенские мещане Иван Личутин
14 мая 1764 года Екатерина II подписала указ об организации экспедиции по проекту Особое внимание М.В.Ломоносов обратил на подбор поморов-кормщиков. .В этом списке значились мезенцы жители Окладниковой слободы Мезенец Яков Личутин и Федор Рычков были назначены кормщиками на «Панов» (4).
В губе Архангельской на западном побережье Новой Земли расположен остров Личутина названный в честь известного мезенского кормщика Михайлы Личутина, который во второй половине XVIII века неоднократно плавал для промыслов на Новую Землю (5)».
Владимир Личутин, «Скитальцы»: «— Стреляй, чего вылупился? — крикнул Калина Гренадеру. Кормщик почувствовал, что устал, годы не те, спина в пояснице хрустела и немела, и даже втайне пожалел мужик, что по-молодецки ввязался в рисковое дело. Хотелось на все плюнуть, откинуть с пешни ладони и лечь на спину; но брал задор, а задор был сильнее человека. Калина крепился, выпехивая языком жаркую спекшуюся слюну.
— Стреляй, чего глядишь? — снова крикнул, но уже нетерпеливо и зло.
Гренадер похмыкал, выбирая ногами опору, он хорошо знал свое дело, упирался в телдоса, прилаживал ружьишко к плечу, притирался к прикладу щекой. Гренадер высматривал моржа, чтобы пульнуть его ловчее, взять на раз, стрелить в зашеек, где кость тоньше, потому как на висках не пробьешь ее, расплющится пуля. А тогда нет зверя лютее, там и до беды недалеко.
— Мы верняком, мы сейчас зануздаем.
Словно небо раскололось, покатился выстрел, плюнула фузея огнем и пороховой гарью, толкнула Гренадера в плечо, ободрала щеку, и мужик оступился, чуть не опрокинулся в море. Пуля, наверное, вошла в голову, потому что морж обмяк, заленивел, и тут Калина посчитал, что зверя кончили, а сейчас волоки его на берег, как сальную бочку» (6).
Следующий визит к Владимиру Владимировичу летом 2017 года был печальным — брат-художник умер. Говорили, что собрать бы все картины, да что теперь будет с мезенским родовым домом, и тогда впервые зашла речь о музее. Картины бы собрать в доме, который должен стать музеем. В доме я побывал осенью — одноэтажный, на окраине Мезени, сразу за ним — Новоземельская тундра до Урала. Построил его прадед Личутина 100 лет назад — маленькие комнаты, темно и незажиточно. Проблема одна — денег и спонсоров у Владимира Личутина нет, а музей не самое дешевое дело. Только власть могла создать музей Личутиных, но В.В. власть не любил, считал что северян она бросила, дерет как с богатых, и просить бы не стал. Надо чтобы власть сама захотела открыть музей — невероятно, но другого пути не было.
Николай Окладников, мезенский историк: «В метрической книге Мезенского Богоявленского собора за 1790 год священником перечислены имена 18 промышлеников из Окладниковой слободы, погибших на Новой Земле:
8. Сидора Личутина сын Никита, 32 года.
10. Никифора Личутина сын Семен, 14 лет.
О времени и месте гибели промышленников не сказано, лишь сделана следущая запись: «Потонули и померли в зимовье без отпевания» (7).
Владимир Личутин, «Скитальцы»: «И он на какой-то миг ослабил ремень, не выбрал на пешню слабину, но тут оглушенный морж рванулся с последней предсмертной мукой, ступня у Калины скользнула по мокрому камню и попала в ременную петлю. Кормщик еще пробовал выстоять, напирая на пешню, но острие поддалось в расщелине, ладони соскочили с рукояти, и, падая на спину, Калина ощутил, как хрупнула в ременной петле нога, а его самого неумолимо тянет в прибойную студеную воду. Раздирая в кровь пальцы, он пробовал ухватиться за скользкие голыши, но они уплывали из ладоней, и голова билась о замытый придонный камень.
«Вот и отмолился. Прощевайте все, люди добрые», — запоздало подумал Калина, тяжко выталкиваясь из воды и ловя резкий, какой-то пустой воздух, от которого только саднело в груди и не было сил им надышаться.
Пока мужики растерянно суетились и гребли в море, зверь кончился от смертельной раны и всплыл, развалисто покачиваясь на волне. И тут же запузырилась оленья малка, и кормщик, прозрачный и смертельно бледный лицом, с великим трудом выгребся на поверхность. Его тут же подхватили и втянули в карбас. Кормщик был, наверное, без памяти, хотя глаза, казалось, подсматривали за Яшкой и Гренадером. Правая, почти начисто снятая придонным камнем бровь вздрагивала, и было видно, как в живом мясе бьется заголившийся нерв. От виска через лоб и всю щеку шел глубокий царапыш, он вздулся и посинел от холода, но кровь не шла. Все разглядели мужики, когда испуганно гребли к разволочной избе, не забыв однако, приторочить к корме убитого зверя. А море ожило и закипело, пронзительно вопили чайки, срывая с сивых длинных гребней ошметки пены. Ветер-полуночник все мчался к канской земле и строгал, строгал длинные волны, а вода меж них, в глубоких живых яминах была студена даже на глаз» (8).
«Поклонники творчества» для начала сходили к главе правительства области , тот пошел к губернатору . «Поклонники» сходили и к Орлову. Личутин не любит никакую власть, не любит Орлова, и пару раз публично об этом высказывался. Не в традиции предшественников, Орлов, которому без сомнения донесли о выступлениях Личутина, не завершил сразу «только за счет частных пожертвований» которых нет, а спросил как к идее относится глава Мезенского района Надежда Ботева. В районе было меньше «подводных течений», здесь Личутина любят, каждый второй — родственник, и многие вопросы решались по-домашнему, на бегу.
Николай Окладников, мезенский историк: «В метрической книге Кузнецовослободской Спасской церкви также за 1790 год священником этой церкви Герасимом Киприяновым перечислены имена 16 промышленников из Кузнецовой слободы, погибших на Новой земле в октябре 1790 года:
8. сын Личутин, 29 лет.
13. сын Личутин, 36 лет
Рукой священника Киприянова указано: «Погребены без надлежащего надгробного священнического отпевания, будучи на Новой Земле за промыслом оставшимися своими сотоварищами» (9).
установлено, что в 1789 году из Архангельска на Новую Землю вышло 7 судов с 88 промышленниками, а вернулось обратно в том же году 4 судна с 46 промышленниками на Новой земле осталось зимовать 42 промышленника с трех судов в живых осталось только 8 человек, которые и донесли скорбную весть (10)».
Владимир Личутин, «Скитальцы»: «Калина очнулся через неделю. Все было перед ним в призрачном тумане, лица мужиков, обступивших его, колебались, становились чужими, порой пропадали совсем, и он видел у порога только костлявую старуху с косой: она улыбалась скуластым сухим лицом и звала: «Ну поди, поди ко мне, голубчик ты мой». Калина понимал, что это стоит смерть на пороге, но не пугался ее, а принимал с тихим смирением, а потому покорно шептал: «Сейчас, ужо погоди. Сейчас приду».
Вдруг туман растворился, и Калина это понял так, что Бог ему дает маленькую передышку, чтобы проститься с товарищами.
— Наробился, знать, — сказал он ясным тихим голосом, и мужики сдвинулись еще ближе. — Теперь отдохну, на долгий отдых повалюся.
— Погоди помирать-то, еще успеешь
— Не, не, дайте сказать. Душа чует Живите с миром, Господь с вами. Не возвышайте себя. Все кончится, все прахом изыдет, осподи Живите с миром. Простите, ежели чем согрешил. Знать, не придется увидеть жонку, а как встретите скажите низко кланяюсь и целую остатний раз. А деткам посылаю родителево благословение на всех цветущих летах Сейчас иду Зовет смертушка-то. Осподи, темь-то какая. Солнышка бы.
Кормщик опустил голубые одрябшие веки, на переносице скопилась влага, бессильно пролилась через край.
— Осподи, солнышко-то какое Зреть не можно. — вдруг прошептал Калина, вздрогнул всем телом, глаза открылись, и свет от сальницы не утонул в стеклянной неживой глубине.
На другой день кормщика Калину Богошкова схоронили в тяжелой каменистой земле и на кресте высекли:
«Здесь Дорогой Горы деревни крестьянин Калина Богошков от несчастливого промыслу на долгий отдых повалился летом 1838 года» (11).
«Скитальцы» Личутина гениальны. Человек в северной природе, поначалу на равных, а потом — малость его смерти. Любовь, всегда несчастливая. Первая часть «Скитальцев» — молодой 33-летний Личутин, вторая — заплутавший в размышлениях о Православии 45-летний Лучутин.
Надежда Ботева говорит, что все вопросы по покупке дома у наследников согласованы. Деньги заложены в бюджет, в цене наследники подвинулись. Дом поставят на баланс мезенской районной библиотеки. У музея должен быть директор — желательно молодой, энергичный, связывающий будущее с успехом музея. Или опытный в подводных мезенских течениях, которому род Личутиных доверит семейные архивы. Владимир Владимирович уже пообещал отдать все свое — рукописи, черновики, фотографии.
Я решил протестировать его нелюбовь к власти: «Орлова поблагодарите? — Какого Орлова? — Губернатора архангельского. За хорошее надо хвалить, чтобы подвигнуть к новому хорошему. — Поблагодарю. И чуть подумав, чтобы не переборщить — Всех поблагодарю. Музей дело небыстрое, сложное. Затратное дело. Получится ли, но раз начали ». Нет сомнеия, что поблагодарив, Личутин продолжит ругать власть, «глаголом жечь сердца людей» никто не отменял.
Примечания:
Мезенский район. Люди. События. Факты. Энциклопедический словарь. Составители В.И.Дранников, Н.В.Тихонова. Архангельск. 2012. С.102
Там же. С. 101 102
Н.А.Окладников. Российские колумбы: Мезенские полярные мореходы и землепроходцы (XVI-начало XX века). Архангельск. 2008. С.69
Там же. С.236
Там же. С.306
В.В.Личутин. Скитальцы: исторический роман. Владимир Личутин. Собрание сочинений в 12 томах.М. 2016. С.250 252
Н.А.Окладников. Российские колумбы: Мезенские полярные мореходы и землепроходцы (XVI-начало XX века). Архангельск. 2008. С.66
В.В.Личутин. Скитальцы: исторический роман. Владимир Личутин. Собрание сочинений в 12 томах.М. 2016. С.252
Н.А.Окладников. Российские колумбы: Мезенские полярные мореходы и землепроходцы (XVI-начало XX века). Архангельск. 2008. С.67 68
Там же. С.68
В.В.Личутин. Скитальцы: исторический роман. Владимир Личутин. Собрание сочинений в 12 томах.М. 2016. С.252 253