Войти в почту

Уходят лучшие на небо

Писать надо тогда, когда уже невмоготу. Старый принцип литераторов и сейчас меня тормозит, наводит страх: готов ли что-то сказать без лишнего пафоса и перехваливания о Саше Петрушкине? Без падения в бытовые мелочи и эмоциональные воспоминания прежде всего о себе? Имею ли я право? Но когда с тоской и ужасом ощущаешь огромную пустоту, внезапно образовавшуюся с уходом из жизни Александра, пустоту, в которой недавно бушевал водоворот, затягивающий в себя людей, стихии, стихи... В которой неистовствовал хаос, постепенно перерастающий в гармонию. Тогда я говорю себе — да, имею право говорить о Саше.

Уходят лучшие на небо
© Аргументы Недели

Подобно Александр Петрушкин уехал из крупного мегаполиса в небольшой , где стал дизайнерить в газете занялся домашним хозяйством: огородом и разведением кроликов. Фермер Фрост свою прибыль тратил на издание книг. Саша тоже с помощью подсобного хозяйства также и выживал, и издавал книги. Я проведу параллели и дальше: лучший американский поэт Роберт Фрост — лучший русский поэт Александр Петрушкин. Предвижу недовольство литературных критиков, мол, выводы скороспелые и сомнительные. Писатель Иван Андрощук как-то сказал, «что ссучившимся критикам не нужны живые поэты, они пишут только о мертвых». Конечно, Александр не был обделен вниманием литературоведов, несомненно звучали добрые слова в адрес его творчества. Но я не помню, чтобы о Петрушкине говорили, что это «наше всё»! Часто в анализе звучали упреки в том, что поэзия его едет на скрипучей телеге, подскакивая на камнях, ухабах и выбоинах. Мол, незавершенность какая-то, недосказанность при полном отсутствии перфекционизма. Мол, сплошной хаос. И фестивали-то у него не до конца организованные, местничковые, не масштабные. Ну-ну. В отличии от хорошо продуманных, прописанных в сценариях до секунды мероприятиях, фестивали Петрушкина всегда отличались спонтанностью и отсутствием формализма. Потому то и слетались к нему со всех концов и не только на праздники поэзии от мала до велика! Потому что это была самая настоящая Запорожская сеча... поэтов!

И знали многие начинающие поэты, что встреча с Александром Петрушкиным сулит им и поддержку, и внимание, и неоценимые советы. Так рождались книги, к изданию которых Саша имел страсть. В его карьере есть такая строка – начальник полиграфического участка Издательского дома . Редактировал, составлял, сам делал макет и оформление, и сам печатал, брошюровал, склеивал и обрезал книги. В этом у него был несомненный талант. Как магнит притягивал всех его портал «Мегалит», объединивший 78 электронных журналов. Опубликоваться в нем было и честью, и признанием. Я сам некоторым поэтам и писателям делал протеже в «Мегалите», потому что они знали, что дружу с Петрушкиным и он внимательно отнесется к моим просьбам.

Вот так хаос перерастал в гармонию, ибо нет гармонии без хаоса, а хаоса без гармонии. Как нет добра без зла, а зла без добра. Эти вопросами пронизано все творчество Александра Петрушкина. И не случайно, чем старше и мудрее он становился, тем больше тянулся к христианству, находя в религии ответы на многие свои вопросы. Но он не христианин в чистом виде, не религиозный фанатик, так как в его мировоззрении уживались и иудейство, и индуизм и даже мусульманство. И здесь я проведу параллель с , который после изучения индуизма отдавал предпочтение «Ветхому завету». Не зря в Петрушкине соединились крови еврея, немца, мордвина и русского.

В поисках добра и зла Александр пришел к Франсуа Виньону. Он написал стихотворение, посвященное Виньону, и в какой-то период его творчества это было программное стихотворение. Прошло время, он почти отошел от тех позиций, которые декларировались в стихотворении. Но Лена Оболикшта написала песню на этот текст, я подобрал партию баса. Позвонили Петрушкину в Кыштым и спели и сыграли песню в телефон. Саше песня понравилась, он сказал, «Круто!», и голос в трубке у него прерывался от волнения. Надо сказать, что Саша всегда мечтал, чтобы на его тексты сочинялись песни. Но он с грустью говорил, что скорее всего его тексты никак для этого не подходят. Чтобы опровергнуть это заблуждение, я взял гитару и открыл его книжку «Стихи для Ольки». И начал петь подряд все стихи, которые там находились. Постой, сказал Александр, надо записать, а то ты все забудешь. Да это все импровизация, ответил я, как-нибудь займусь серьезно и напишу. Понимаешь, Саша, спеть можно даже «Капитал» !

(ППШ…)И вот вместо глыбы — пустота. Щемящая, тоскливая пустота.Что теперь будет с Запорожской сечей поэтов, Сашка?

Для справки:Родился в 1972 году в Озёрске Челябинской области. Умер в 2020. Публиковался в журналах «Урал», «Уральский следопыт», «Уральская новь», «День и ночь», «Знамя», «Нева», «Дети Ра», «Зинзивер», «Футурум Арт», «Аврора», «Волга», «Волга 21 век», «Воздух», «Журнал Поэтов», «Белый ворон», «Гвидеон», «Дон», «Бельские просторы», «Особняк», «Балтика», «Кольцо А», «Василиск», «Крещатик» (Германия), «Литературный Иерусалим» (Израиль», «Иные берега» (Финляндия), «Слово/Word» (США), «Южное сияние» (Украина), «Зарубежные записки» (Германия), «Эмигрантская лира» (Бельгия), «Плавучий мост» (Германия), «Европейская словесноть» (Германия). Участник «Антологии современной уральской поэзии» (2, 3, 4 том). Автор нескольких поэтических сборников. Лауреат литературной премии «ЛитератуРРентген» в номинации «Фиксаж» (лучший нестоличный издатель поэзии, 2007). Лауреат премии журналов «Дети Ра", «Зинзивер». Лауреат специальной премии «Русский Гулливер» (2014). Лауреат премии «MyPrize» (2018)Куратор поэтических фестиваля «Новый транзит» (до 2006 года - Транзит-Урал) и фестиваля нестоличной поэзии им. Виктора Толокнова (с 2006). Куратор независимой поэтической премии "П". Куратор традиционных «Тыдымских чтений» (с 2007 года). Куратор евразийского журнального портала "МЕГАЛИТ". С 2005 года живет в г. Кыштым Челябинской области.

Книги:Оборотень (1998); Улитка дыхания (1999); Флейта Искариота (2002); (В)водный ангел (2004);Анатомия (2005); Кыштым (2008); Летящий пёс (2009); Пойми, никто не виноват (2010); Маргиналии (2010); Отидо (2013); Геометрия побега (2014); Подробности (2015); Белый шум (2017); Смотритель (2017); Остров для собак (2018).