Новая глобальная Cosa Nostra: как НАТО поглощает Балканы 

Новая глобальная Cosa Nostra: как НАТО поглощает Балканы
Фото: ИА Regnum
стремится к установлению контроля над всем балканским регионом. Идея полной интеграции Балкан в Североатлантический альянс является ключевой при определении военно-политических целей этого военного союза. Некоторые государства бывшей Югославии по своей мощи и своему географическому положению вроде бы не должны интересовать альянс, но если мы посмотрим на них сквозь призму идеи интеграции всего балканского пространства в военный блок, становится понятно, почему НАТО проявляет к региону столь активный интерес. первой из бывших югославских республик присоединилась к НАТО в 2004 году, второй в 2009 году стала . Путь к полноценному членству этих государств в альянсе вел через различные программы сотрудничества.
После длительной подготовки к вступлению в Североатлантический альянс эта идея в итоге была реализована в 2017 году с помощью решения черногорского парламента без проведения общенародного референдума. По всем опросам общественного мнения, большинство граждан Черногории выступало против интеграции страны в НАТО. Как только данный вопрос был закрыт, альянс переключился на решение многолетнего спора между и Афинами вокруг названия бывшей югославской . останавливала интеграцию Македонии в международные организации. С подписанием Преспанского соглашения о переименовании бывшей югославской республики в Северную Македонию и это препятствие было устранено. Хотя подписание соглашения сопровождалось демонстрациями граждан и представителей оппозиционных партий как в Греции, так и в Македонии, политическое руководство обеих стран проигнорировало протесты. Тогдашний премьер-министр Греции предал все принципы своей политики и нарушил все обещания, данные гражданам страны. Греки пытались противодействовать реализации соглашения, но Запад применил к ним методы экономического шантажа.
После подписания Преспанского соглашения Македония организовала референдум с целью заручиться согласием граждан на реализацию подписанного документа. Также на референдуме руководство страны хотело подтвердить желание македонцев следовать по евроатлантическому пути. Референдум прошел в сентябре 2018 года, через три с половиной месяца после подписания Преспанского соглашения. Вопрос был сформулирован следующим образом: «Согласны ли вы с членством Македонии в  и НАТО, с ратификацией соглашения об изменении названия, подписанным между Республикой Македонией и Грецией как с предварительным условием?» Несмотря на дорогую кампанию, с помощью которой власти хотели привлечь граждан к участию в волеизъявлении, на референдуме проголосовало всего лишь 36% избирателей, внесенных в избирательные списки. Для того, чтобы признать голосование успешным, была необходима явка 50% +1 избиратель. И пока противники переименования Македонии на улицах Скопье праздновали провал референдума, премьер-министр Зоран Заев сообщил им, что они должны уважать решение проголосовавшего меньшинства. Демократично, легитимно, легально?!
Несмотря на то, что Евросоюз полностью проигнорировал обещания, данные Македонии по поводу начала переговоров о присоединении к ЕС, НАТО решило не временить. Сразу после референдума альянс пригласил Северную Македонию начать переговоры о вступлении в военный блок. В феврале 2019 года был подписан протокол о присоединении Северной Македонии к НАТО. Премьер-министр Зоран Заев заявил о том, что ожидает вступления своей страны в альянс до конца 2019 года. Этого не произошло, но тем не менее македонский парламент 11 февраля принял закон о ратификации Североатлантического договора, который должен вступить в силу после того, как Испания ратифицирует протокол о присоединении Северной Македонии к НАТО. Спикер македонского парламента напомнил, что «путь в НАТО, который продолжается прочти три десятилетия, не был легким». Этот бывший командир албанских боевиков может послужить лучшим примером того, насколько именно нелегким был этот путь — Джафери от командира паравоенного формирования дошел до министра обороны государства, против которого он начал войну.
Читайте также: Президент Македонии подписал указ о вступлении страны в НАТО
Таким образом, флаг НАТО был поднят над зданием македонского Собрания (парламента) до того, как альянс закрыл свою часть сделки. Такой шаг выглядит как жест подчинения. Тот же сценарий был реализован в Черногории в 2017 году.
Читайте также: Северная Македония ратифицировала соглашение с НАТО
НАТО позиционирует себя как главный гарант мира на Балканах и неотъемлемый субъект при разрешении всех противоречий. Большинство конфликтов, которые альянс старается «решить», возникли на базе той напряженности, которую вызвали именно действия НАТО на пространстве бывшей Югославии в 90-е годы ХХ века. И решает их альянс таким образом, что в итоге единственной выигравшей стороной оказывается он сам.
Хотя странам, заинтересованным во вступлении в военный блок, НАТО предлагает мир, безопасность и процветание, эти категории следует воспринимать весьма условно. Возьмем, например, миграционный кризис, теракты и иные угрозы. Во всём этом сложно найти отзвук мира и стабильности. Даже в самом центральном офисе НАТО в Брюсселе происходили теракты. Это говорит о том, что альянс не в состоянии защитить даже своих членов от такой серьезной угрозы, как терроризм. И более того — НАТО само является источником нестабильности и конфликтов, которые частично переходят в контролируемый хаос. Обстановка на Ближнем Востоке, которая вызвала миграционный кризис в Европе, наглядно свидетельствует об этом.
Заявлять о том, что членство в НАТО обеспечивает экономическое процветание, еще менее серьезно, так как достаточно вспомнить экономический кризис в странах Евросоюза — Греции, Италии, Франции. Все эти страны состоят в Североатлантическом альянсе.
Несмотря на то, что НАТО в современных условиях не может быть средством спасения, особенно для небольших балканских стран, альянс последовательно продвигается к достижению своих целей в регионе в союзе с местными политическими элитами. При этом воля большинства граждан этих стран никак не учитывается.
Когда кто-то насильственным путем пытается обеспечить кому-то другому безопасность и защиту, это напоминает поведение преступных организаций, которые занимаются «крышеванием» и вымогательством денег. Что-то наподобие La Cosa Nostra: клиенту предлагается «защита», но клиент понимает, что новые друзья как раз и нападут на него, если он откажется от предлагаемых «услуг».
Посмотрим, как ратификация соглашения с Североатлантическим альянсом повлияет на результаты внеочередных парламентских выборов в Северной Македонии, которые должны состоятся 12 апреля. В любом случае у македонского народа не осталось особых вариантов выбора.
Также следует ожидать, что на повестке дня окажется вопрос интеграции Боснии и Герцеговины в НАТО, особенно после неоднозначного решения Милорада Додика, которое можно толковать как намерение пойти навстречу Североатлантическому альянсу.
Читайте также: Президент Республики Сербской: «реформы не означают членства в НАТО»
Надо отметить, что, несмотря на частые заявления официальных лиц Сербии о том, что государство придерживается военного нейтралитета, Сербия с 2013 года подписала ряд стратегических соглашений с альянсом, из которых главные — СОФА и ИПАП. Если страна продолжит двигаться такими темпами, вопрос о членстве Сербии в НАТО может оказаться простой формальностью.
Драгана Трифкович, директор Центра геостратегических исследований (Белград)
ИА REGNUM
Видео дня. Российские чиновники избирательно подключают газ в Париже
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео