Ещё

У природы нет плохой погоды… 

У природы нет плохой погоды…
Фото: Мир новостей
Благо поводов для этого вполне достаточно. Это и пожары в Сибири и , и январские дожди в европейской части , и зимние наводнения, и таяние льдов в Гренландии и Арктике.
СТРАШНО? НЕ ОЧЕНЬ
Все, казалось бы, свидетельствует о повышении температуры на планете, о парниковом эффекте, который, как обещают некоторые вещатели, приведет уже в недалеком будущем к разнообразным катастрофам. Уровень Мирового океана повысится, и под водой исчезнут тысячи городов, реки потекут вспять, озера станут солеными, и якобы только маяки над водой будут возвышаться, как верхние этажи небоскребов .
Страшно? А ведь не очень, потому что наука свидетельствует об ином. И каждый мало-мальски любознательный человек способен убедиться в этом.
Вот говорят, что растопленные льды Гренландии поднимут уровень океана на несколько метров. Неправда это! Дело в том, что основная масса льда на планете — более 80 процентов! — сосредоточена в Антарктиде, и там лед нарастает! А потому даже если вся Гренландия лишится всего своего ледяного панциря, то уровень воды поднимется всего лишь на несколько сантиметров.
Пожары в Сибири, и особенно в Австралии, добавляют в атмосферу планеты столько углекислого газа, что вся промышленность , и остальных стран соперничать с ними не может. А ведь сторонники парникового эффекта именно сферу человеческой деятельности ставят во главу угла.
И ТУТ ВЫХОДИТ ГОР…
Главный глашатай климатической катастрофы — бывший вице-президент США  — за свою книгу и фильм, посвященные изменению климата на планете, удостоился Нобелевской премии. Хотя именно Америка принципиально не подписывает соглашения о влиянии промышленных выбросов в атмосферу, а ведь Гор утверждает, что повышение температуры идет как раз от увеличения содержания углекислого газа, что вызывает парниковый эффект.
Ошибочное заключение! И это, в частности, недавно доказал в своей работе академик РАЕН Олег Сорохтин. Он показал, что влияние углекислого газа, который выделяется в атмосферу всей промышленностью планеты, столь невелико, что просто не может оказывать влияния на климат.
На самом деле (по Сорохтину), существуют прямые свидетельства того, что изменение содержания СО2 в атмосфере является следствием изменения температуры, а не его причиной. Впрочем, что взять с Альберта Гора, он ведь не ученый.
А ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ?
А вот что говорят авторитетные специалисты, которые всю свою жизнь посвятили именно изучению климата.
Слово академику , который является самым известным в мире специалистом по ледникам.
— Глобальное потепление, которое сейчас происходит, — реальная вещь, — говорит ученый. — Это антропогенное потепление. Его механизм прост. Выделяются углекислый газ и другие парниковые газы, создающие в атмосфере своеобразный экран, который пропускает ультрафиолетовые лучи и задерживает длинноволновую радиацию, излучаемую Землей. В результате энергия, пришедшая извне, остается на Земле, что ведет к нагреванию атмосферы.
Научный руководитель Института геохимии и аналитической химии академик Эрик Галимов дополняет слова коллеги:
— Если говорить о климате, то мы на самом деле живем в эпоху постепенного похолодания. А озабочены мы сегодня потеплением, как раз чем-то противоположным тому, что происходит в природе. Правильно ли это? Правильно, потому что деятельность человека сказывается в гораздо меньшем масштабе времени. А оледенение случается с периодичностью где-то 120 тысяч лет…
Академик всегда поддерживал идеи своих коллег, так как на протяжении многих лет был вице-президентом РАН и курировал науки о Земле. Перед своим уходом с поста вице-президента академик Лаверов выступил с большим докладом в Екатеринбурге перед студентами.
Он говорил о развитии энергетики, а следовательно, и об экологии, и об изменении климата — влиянии на него человека. Я был на выступлении академика и некоторые его идеи записал. Вот фрагменты из моей записной книжки:
«Еще десять лет назад много было станций, работающих на угле. После принятия Киотского протокола, в котором основное внимание уделено углекислому газу, казалось бы, производство электроэнергии на таких станциях должно уменьшаться. Однако это не так. В ближайшие четверть века «угольная линия» резко пойдет вверх — станций, работающих на угле, станет в два раза больше. Китай сейчас потребляет порядка пяти миллиардов тонн угля, США — чуть более миллиарда тонн, другие страны тоже получают электроэнергию за счет угля. Объясняется это, конечно же, экономичностью, а также тем, что нефть почти полностью уходит на обеспечение топливом транспорта, в электроэнергетике использовать ее невыгодно. Конечно, увеличивается доля газа и атомной энергии в общем балансе, однако «уход» нефти будет в основном замещаться углем…»
Напомню: суть Киотского протокола в том, что промышленность уже начала пагубно влиять на климат Земли, мол, выбросы парниковых газов уже столь существенны, что мы во имя будущих поколений (чтобы не оставить их без чистого неба, воздуха и чистой воды) просто обязаны их сократить. Те государства, которые это делают, должны поощряться, а нарушители — платить своеобразный «экологический налог».
Как только речь зашла о деньгах, сразу же нашлось множество желающих «поучаствовать» в реализации этого проекта. Ради него дает интервью Чубайс, произносит свои речи шведская школьница , создаются фильмы ужасов и изобретаются всевозможные страшилки. А к ученым не прислушиваются, даже мнения их игнорируют.
ЭТО БЫЛА БЫ КРУПНАЯ ОШИБКА
На Международной конференции по климату академик высказался вполне определенно:
— Полной ясности относительно роли углекислого газа в климатической системе до сих пор нет. Углекислый газ — это вещество, способное привести к изменению климата (положительному или отрицательному), и обязательный элемент всех биологических процессов и формирования биологической массы. Как показывают расчеты, при удвоении содержания углекислого газа в атмосфере за счет резкого возрастания активности биоты можно будет накормить более миллиарда человек. Исторический же опыт свидетельствует, что на нашей планете уже была ситуация, когда концентрация двуокиси углерода в десять раз превышала нынешнюю, и именно в тот период природой были созданы огромные запасы угля и нефти.
Я поинтересовался у него:
— Президент США выступил против этой конвенции. Он ошибается?
Академик Юрий Израэль ответил:
— Мы раньше подметили, что эти выбросы не играют существенной роли в изменении климата, а ограничение на развитие промышленности накладывают весьма серьезные.
— А мы же намеревались «продавать чистый воздух»! У нас уже появились фирмы, которые торгуют с другими странами квотами, выделенными России. Да и члены правительства о таком рынке говорили вполне серьезно…
— Это была бы крупная ошибка. Говорилось, что Россия на продаже квот может заработать до 18 миллиардов долларов. Может быть, и нашлись бы зарубежные парт­неры, которые пошли бы на такую сделку, но мы автоматически поставили бы свою промышленность под удар — развивать ее было бы невозможно. Это мое убеждение. И свою позицию я высказал при встрече президенту.
Киотский протокол ограничивает развитые страны, но на климат сокращение выбросов на 5-7 процентов влияния не оказывает. В то же время распределение квот вызвало появление «рынка воздуха» на пустом месте. Я встречаюсь с людьми, чьи умы заняты этим бизнесом, они даже не вспоминают о климате, он их не интересует. Разговор у них очень короткий: «Есть деньги, их надо взять!» Это психология временщиков.
…Знаю, что с мнением ученого президент согласился. Однако спустя некоторое время изменил свою точку зрения — Россия присоединилась ко всем «экологическим проектам». Чисто политические соображения взяли верх над научными данными и выводами.
Такие решения лишь сулят какие-то выгоды, но в конце концов ни к чему хорошему не приводят…
Оказывается, истерические высказывания Греты Тунберг для власти более важны, чем рекомендации ученых…
.
Фото: ADOBE STOCK
Видео дня. Силиконовая доля: кто из звезд увеличивал грудь
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео