Ещё

У родственницы Надежды Кадышевой увёл негра Макс Фадеев 

У родственницы Надежды Кадышевой увёл негра Макс Фадеев
Фото: Экспресс газета
О том, какое место занимала фольклорная музыка на эстраде в прошлом и в каком положении она оказалась в последнее время, своими мыслями с «Экспресс газетой» поделилась исполнительница народных, патриотических и духовных песен .
— Русские народные песни, родившиеся в деревнях и исполнявшиеся во время полевых работ и сельских праздников, зазвучали со сценических подмостков лишь на рубеже XIX и XX веков, — ударилась в ликбез Анна. — Одной из первых их вынесла на эстраду легендарная . Успех у нее был поистине невероятный. Ее даже приглашали выступать перед и царской семьей.
Увы, ее судьба сложилась трагически. После революции она вместе с мужем-офицером эмигрировала во . Мечтала вернуться на Родину. Но в середине 30-х была обвинена французскими властями в сотрудничестве с советской разведкой и умерла в тюрьме.
Непростой была жизнь и у тех, кто продолжал дело Плевицкой в Советском Союзе. Достаточно вспомнить . В тяжелые военные времена ее песни поднимали боевой дух на фронте и в тылу. А после войны ее отправили за решетку вместе с мужем — генералом , обвиненным Сталиным в присвоении трофейного имущества.
О Руслановой мне много рассказывал один из моих преподавателей в Университете культуры — композитор Юрий Андреевич Зацарный. В молодости он работал в Гостелерадио, вел передачу «Русская песня» и лично знал всех знаменитых певиц того времени. По его рассказам, Лидия Андреевна после того, что ей пришлось пережить, была очень замкнутой и осторожной. Но до последних дней продолжала выступать и приводила публику в восторг.
Лично для меня именно с творчества Руслановой началось знакомство с русской народной песней. Я выросла в селе под , в многодетной семье. Бабушка, которая пела в самодеятельности, поставила мне «Светит месяц» и «Валенки» в исполнении Лидии Андреевны. И мне, 7-летней девочке, захотелось спеть так же, как Русланова.
А всерьез заняться пением меня подтолкнули частушки . Их очень хорошо исполняла моя младшая сестра Женя и побеждала с ними на разных конкурсах. Однажды она приболела. И наша мама Галина Владимировна, которая работала директором сельского дворца культуры, попросила меня спеть вместо Жени перед областной комиссией. «У вашей дочки есть перспектива», — сказали маме. И со мной тогда начала заниматься наша учительница Татьяна Евченко.
Песни Руслановой я так с детства и пою. Они стали для меня воплощением Родины и наших традиций. В детстве я, конечно, не понимала, как это важно. Я просто пела, потому что мне нравились эти песни — веселые, задорные. Лишь с возрастом я поняла, какая огромная ценность в них заключается. И народ, не говоря высоких слов, точно так же их воспринимает. Только начинаешь на концерте петь первый куплет, и с тобой поет хором уже весь зал. Даже 2-3-летние дети, которые едва научились ходить, тянутся к тебе и радостно реагируют. Видимо, любовь к этим песням заложена в наших людях на генетическом уровне.
Последняя встреча
— Советскую власть сейчас принято ругать — за отсутствие творческой свободы, за цензуру, за пресловутые худсоветы. Но следует признать, что было при ней и много хорошего. Для русской народной песни это были просто золотые времена. Этот жанр тогда находился в фаворе и получал всяческую поддержку со стороны государства. У нас образовалась целая плеяда прекрасных певиц — Ольга Воронец, , , , , , . Но особое место, конечно, занимала . По природной постановке голоса и богатству тембра ей не было равных. Господь наделил ее таким талантом, что перед ней преклонялся весь мир.
Был в моей жизни момент, когда один высокопоставленный человек, который жил по соседству с Зыкиной, хотел меня с ней познакомить. Но я тогда была скромная деревенская девочка, только приехавшая в Москву, и побоялась общаться с такой великой певицей.
А вот со Стрельченко мне довелось быть знакомой. Одно время Александра Ильинична возглавляла кафедру сольного народного пения в Университете культуры, где я училась. У нее не было своих детей. Но для нее стали детьми ее ученики. Она отдавала им все свое душевное тепло. Последний раз мы виделись с Александрой Ильиничной на новогоднем празднике иркутского землячества в «Президент-отеле». Она уже очень плохо себя чувствовала. Когда ее не стало, я посвятила ее памяти свою песню «Нет России без песен и гармони».
«В темноте его не видно»
— К сожалению, после распада Советского Союза отношение к русским народным песням резко изменилось. Заговорили, что этих песен раньше звучало слишком много, что они якобы набили оскомину. И их начали вытеснять из концертных программ, из эфира радио и телевидения. Куда-то пробиться без денег и продюсеров стало очень трудно. И многим талантливым артистам это помешало в полной мере реализовать себя.
Ярким примером может служить коллектив , которому я в свое время помогала с пиаром. В 90-е они ярко заявили о себе под названием «Балаган Лимитед». Пришли с готовым материалом к продюсеру Сергею Харину и убедили его заняться их продвижением. А он потом отобрал у них раскрученное название и запустил под ним другой состав. Да, Громова и ее ребята переименовались в «Чё те надо?» и продолжали работать. Но уже не с таким размахом.
В моей практике тоже была подобная история. Я переработала частушки-коротушки из репертуара Марии Мордасовой «Полюбила, как обидно — в темноте его не видно». Записала их с темнокожим певцом . С этими частушками нас сразу взяли на ТВЦ и другие каналы. Эту фишку перехватил продюсер . Но меня брать не захотел и поставил с Нарциссом свою подопечную — «фабрикантку» Лену Кукарскую. В общем, все опять уперлось в бизнес. И такая хорошая идея развалилась.
Солдаты невидимого фронта
— За последние десятилетия, кроме Надежды Бабкиной и , которая, к слову сказать, приходится мне дальней родственницей, в жанре русской народной песни практически не появилось новых больших имен. Из молодых певиц известность снискали разве что Пелагея и , участвовавшие в популярных телешоу — «Голос» на Первом канале и «Субботний вечер» на канале «Россия». Обе — ученицы замечательного педагога Людмилы Васильевны Шаминой. Мне тоже посчастливилось у нее учиться.
В 16 лет я победила в конкурсе «Хрустальный башмачок» и перебралась к бабушке в Москву. Пела в трио «Аленушки» у Светланы Ковылиной во дворце культуры в Капотне. Хотела поступать в Гнесинку. Но на экзаменах познакомилась с Шаминой. И она пригласила меня на свой курс народного пения в колледж им. Шнитке. У нее была собственная вокальная методика. Помню, однажды она взяла меня на своей мастер-класс в Гнесинку. Дала мне спеть песню композитора Адуева. И на глазах у всех открыла у меня звук настолько благостный, глубокий и красивый, что все были просто потрясены. А когда в колледже узнали, что я выступаю в «Аленушках» и пою эстраду, и на комиссию вынесли вопрос — как со мной быть, Людмила Васильевна за меня заступилась и сказала: «Пожалуйста, оставьте Сизову!». Видимо, почувствовала во мне перспективу именно как народной певицы.
Мне вообще очень повезло с педагогами. После колледжа Шнитке я поступила на заочное отделение в Университет культуры. И училась у руководителя ансамбля «Карагод» Евгении Осиповны Засимовой, возглавившей кафедру сольного народного пения после Стрельченко. «Сегодня петь народные песни — это подвиг, — говорила нам она. — За это нужно сражаться. И мы все солдаты невидимого фронта».
Шкала ценностей
— В справедливости слов моего педагога я постоянно убеждаюсь на собственном опыте. Большинство концертов мы с мужем организуем своими силами. Да, власти иногда приглашают на городские мероприятия. Но за каждое выступление приходится биться.
В прошлом году у меня в Москве было 7 мероприятий. В этом — только 2. Особенно сложно сейчас попасть с народными песнями на телевидение. Вот я спела в «Поле чудес» песню «Иван-чай трава». Публике она очень нравится. Но ее не показали. Вместо меня вставили другую певицу — эстрадную.
А моя песня «Русь православная» хоть и прозвучала на Первом канале в кремлевском концерте в присутствии президента, но в исполнении хора под руководством , который взял ее без разрешения и сделал совсем не так, как я ее задумала.
Мне-то еще грех жаловаться. Я достаточно много снималась. Бог посылал мне встречи с сильными мира сего, которые мне помогали, чем могли. Такая встреча была у меня с Андреем Разбашем на корпоративе телеканала «Звезда». Он услышал мое пение, подошел и сказал: «Это просто удивительно! Почему это не слышит народ?». Тогда «Звезда» снимала концерт к 9 мая на площади Белорусского вокзала. И Разбаш устроил мне выступление в этом концерте с песней «Вальс фронтовой медсестры».
На том же Первом канале я когда-то побывала практически на всех телешоу, где можно было спеть. У  к 65-летию Победы мне даже дали выступить с моей авторской песней «Здесь зори тихие». А сколько интересных исполнителей народной песни вообще не попадает на телеэкран!
Программу «Играй, гармонь!» задвинули на раннее утро, когда горожане еще спят, а сельские жители занимаются хозяйством. На мой взгляд, это неправильно. Каждому нужно знать историю своих корней, свою родословную, традиции своих предков. Это самоопределяет человека в окружающей среде и дает ему правильную шкалу ценностей.
Видео дня. Самоизоляция: почему не стоит паниковать
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео