Ещё

Битва за Варшаву: как Россия и Польша могли бы вернуться к добрососедству 

Битва за Варшаву: как Россия и Польша могли бы вернуться к добрососедству
Фото: ТАСС
Кто понес самые большие потери в войне против Третьего рейха? Поляки уверены, что это была их страна и ей же из-за позиции СССР не доплатили причитавшихся репараций. По мере приближения юбилея Победы все настойчивее доводит до сведения всего мира свою точку зрения на события прошлого, шокирующую многих. Согласно ей, более полумиллиона поляков стали жертвами «коммунистических репрессий», а Советский Союз наряду с гитлеровской несет ответственность за развязывание Второй мировой войны. Российское общественное мнение слова поляков обескураживают, поскольку перекликаются с делом: на годовщину освобождения советскими войсками концлагеря не получил приглашения .
Перед началом торжественной церемонии ставки поднимаются все выше. Премьер-министр Матеуш Моравецкий вступил в заочную полемику с российским лидером, обвинив его во лжи, а Красную армию в том, что по ее вине лагерь смерти освободили на полгода позже, чем могли бы. Тогда же мемориальный комплекс «Аушвиц-Биркенау», расположенный в Освенциме, отказался разместить у себя временную экспозицию российского Музея Победы и центра «Холокост». Причина: расхождения в трактовке истории.
"Спасибо" по-польски
"Новый виток «исторической войны» между и Варшавой был неизбежен, поскольку приближается 75-летие Победы", — поделился мнением с ТАСС историк и политолог . Польша, как замечает он, уже пользовалась календарем, чтобы напомнить миру о своих претензиях. Накануне 80-летия начала войны комитет Сейма произвел переучет убытков, понесенных страной, и выставил Германии новый счет: триллион долларов. Тон, взятый в отношении , оказался таким же резким: на церемонию, посвященную трагической годовщине тех событий, представителей нашей страны не пригласили.
В сентябре 2019 года Польше удалось заручиться поддержкой важного союзника: принял резолюцию об ответственности за развязывание Второй мировой. Вину за начало конфликта депутаты разделили между нацистской Германией и Советским Союзом, назвав их «двумя тоталитарными режимами, задавшимися целью завоевать мир». Главное событие XX века парламентарии определили как «непосредственное следствие» советско-немецкого пакта о ненападении 23 августа 1939 года.
В России на резолюцию евродепутатов отреагировал президент Владимир Путин, напомнив, что СССР не был единственным государством, заключившим пакт о ненападении с Рейхом. В 1934 году точно такое же соглашение подписала Польша. Премьер Моравецкий потребовал не сравнивать. «Пакт Молотова — Риббентропа был не просто пактом о ненападении. Это был политический и военный альянс», — заявил политик, обнаруживший в российской версии истории «ложь». На этом обмен мнениями не закончился. 4 января 2020-го вице-спикер парламента Малгожата Кидава-Блоньска предложила принять закон, запрещающий распространение в Польше «российской» точки зрения на события прошлого. А 9-го Сейм утвердил резолюцию, в которой объявил СССР наряду с нацистской Германией ответственным за начало Второй мировой.
"Курск" на поле битвы
Наступление на «историческом фронте» — часть долговременной стратегии поляков. Ее проводит в жизнь партия «Закон и справедливость», еще в 2017 году добившаяся права сносить памятники, «пропагандирующие коммунистическую идеологию». Формулировка оказалась чрезвычайно гибкой и потому открытой для злоупотреблений. При желании любой советский монумент можно подвести под нее: признать «коммунистическим» и снести. Так и вышло: из 600 мемориалов советским солдатам в Польше до наших дней сохранилось не более сотни.
Избавиться от оставшихся призывает Институт национальной памяти (ИНП), следящий за темпами декоммунизации и подстегивающий ее. До 2017 года ИНП сосредотачивался на переименовании географических названий: улиц, площадей и зданий. Затем линия разделения прошла через кладбища: трижды ИНП добивался сноса монументов советским воинам на захоронениях, но каждый раз получал отказ в суде. В последние годы противником института выступает содружество «Курск» — общественная организация, защищающая советское наследие. На ее счету — несколько резонансных побед в польских судах по делам о декоммунизации.
Ежи Тыц, руководитель «Курска», рассказал ТАСС о спорах, которые еще недавно велись в Польше вокруг права советского символа — красной звезды на существование. Сторонники десоветизации по жесткому сценарию настаивали на внесении знака в список запрещенных и изъятии отовсюду. Однако провести в жизнь свои планы не смогли. " решила, что звезда на советских памятниках не является нелегальной символикой и, следовательно, из-за ее наличия нельзя уничтожать памятник. Содружество «Курск» обратилось к властям Верхней Силезии, чтобы те восстановили красную звезду на советском монументе в Бытоме. Наши аргументы приняли, и звезду вернули на памятник. Это беспрецедентный успех. Его нужно будет использовать в борьбе за то, чтобы оставить памятники на своем месте", — рассказал ТАСС об одном из своих достижений Тыц.
Варшава как держава
Помимо желания дистанцироваться от советского прошлого Польша стремится ослабить и все остальные по сей день существующие связи с Россией. Важнейшая из них — энергетическая. У Варшавы действует контракт с нашей страной по поставкам газа. Однако в 2022 году он истекает. Польские власти уже объявили, что продлевать соглашение не будут.
Заместитель министра госактивов Януш Ковальский сравнил готовящийся разрыв энергетических связей с достижением независимости. По его словам, Польша озаботилась переориентацией на американские поставки еще в 2015 году, то есть тогда, когда партия «Закон и справедливость» только пришла к власти. «Мы можем безопасно импортировать различные виды нефти через нефтяной терминал в Гданьске. Геополитический выбор Польши — союз со Штатами», — обозначил перспективу чиновник.
Одновременно набирает ход переоснащение польской армии оружием натовского стандарта, главным образом американским. В отличие от большинства государств Альянса в Варшаве предпочитают не экономить. Долю оборонных расходов довели до предложенного Вашингтоном показателя в 2%. Перевооружаясь, польские политики не забывают о геополитических притязаниях, включая проект Междуморья: объединения стран Балтийско-Черноморского региона под неформальным лидерством Польши. В последние годы экономическую интеграцию региона уже поставили на ноги. Так родилась дружественная США «Инициатива трех морей», в попытке подорвать которую бывший министр обороны Польши в декабре 2019 года обвинил Владимира Путина. По словам экс-чиновника, российский лидер, продвигая свое видение Второй мировой, наносит удар по польским внешнеэкономическим и геополитическим планам и вдобавок делает все, чтобы свести на нет союз Варшавы с Вашингтоном.
"Историческая травма"
Анджей Запаловский, историк, экс-депутат Европарламента, поделился мнением с ТАСС, как найти выход из тупика: что могли бы предпринять Москва и Варшава, чтобы восстановить связи друг с другом. «Обеим странам нужно научиться проводить различие между интересами своего будущего и историческими травмами, нанесенными в прошлом. Обыгрывать чувствительные темы наших двусторонних отношений можно долго — но ни у нас, ни у вас на это нет времени. В Польше, особенно среди молодежи, все больше заметна прагматическая забота о своих национальных интересах. Один из них — стабильное и безопасное развитие. Между тем некоторые из мировых держав стремятся использовать трудное прошлое российско-польских отношений, чтобы „привязать“ обе страны друг к другу так, чтобы Польша находилась в постоянном конфликте с Россией, а та, в свою очередь, сосредотачивала бы часть своих усилий на Польше. В поиске выхода из этой схемы инициатива принадлежит Москве — ведь Варшава не проводит сегодня полностью независимой международной политики», — говорит общественный деятель, возглавляющий Жешувское отделение польского Института геополитических исследований.
У Запаловского есть и конкретное предложение, которое позволило бы улучшить российско-польские отношения: передать Варшаве обломки самолета, на котором в 2010 году близ Смоленска разбился президент Польши . Часть политического истеблишмента в Варшаве до сих пор называет Россию ответственной за авиакатастрофу. Другие, по соображениям этического характера, просто хотели бы, чтобы остатки лайнера возвратились на родину.
Историк и политолог, специалист по Польше Сергей Станкевич рассказал ТАСС, что считает передачу обломков удачной идеей, однако призывает к осторожности. «Лучше всего было бы осуществить ее не напрямую, а через посредников. Иначе возможны трудности. Если просто передать польской стороне то, что осталось от самолета, то у нее возникнет соблазн отыскать следы диверсии, якобы приведшей к крушению борта. Их политически выгодно найти, особенно учитывая, что в мае Польшу ожидают выборы президента. Именно опасаясь спекуляций, российское руководство и воздерживается от этого шага. Однако затянувшаяся история с обломками самолета бросает тень на российско-польские отношения. Поэтому нет сомнений: именно ее точно стоило бы завершить», — заключает Станкевич.
Видео дня. Джиган и Самойлова продают дом за 140 млн рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео