Загадка радиоактивного кубика решена: когда физики открыли пакет, там оказался уран с ядерных испытаний Гитлера (Focus, Германия)

Посылка пришла летом 2013 года, а ее содержимое немало удивило получателей — физиков-ядерщиков Тимоти Кота (Timothy Koeth) и Мириам Хиберт (Miriam Hiebert) из университета Мэриленда (): это был кубик слабообогащенного урана размером около пяти сантиметров и весом около пяти фунтов. Не менее удивительной была приложенная записка: «Из реактора, который пытался построить Гитлер. Подарок Ниннингера».
Загадка радиоактивного кубика решена: когда физики открыли пакет, там оказался уран с ядерных испытаний Гитлера (Focus, Германия)
Фото: ИноСМИИноСМИ
Поначалу Кот и Хиберт не знали, что им делать с этим «подарком». Они действительно входили в состав небольшой группы исследователей, собиравших подобного рода исторические объекты. Об этом Мириам Хиберт, работающая сейчас над докторской диссертацией, рассказала в интервью швейцарской газете Neue Zürcher Zeitung.
Получив посылку, ученые задались целым рядом вопросов: мог ли этот урановый кубик действительно остаться после работы над атомной бомбой в Третьем рейхе? Кто отправил им этот странный «подарок»? И что это за Ниннингер, о котором ученые никогда ничего не слышали?
Кот и Хиберт начали свое расследование. Основные исторические факты были им, конечно, известны. В нацистской ученые с 1941 года занимались исследованиями с целью создания «бомбы», потому что руководство Рейха надеялось с ее помощью добиться решающего преимущества над противниками в войне. Ученые были разделены на три группы, работавшие в трех разных местах: в Берлине, и Готтове.
Гейзенберг укрылся в пещере
Берлинская группа, во главе которой стоял известный физик Вернер Гейзенберг (Werner Heisenberg), зимой 1944 года была переброшена на юг Германии, потому что ее работа оказалась под угрозой по причине бесконечных атак противников на столицу. Ученые укрылись в пещере под замком Хайгерлох (Haigerloch) неподалеку от Тюбингена. К тому моменту команда Гейзенберга уже успела провести семь экспериментов с ураном, а в Хайгерлохе состоялся восьмой, получивший кодовое название B-VIII.
Восемью годами позже Гейзенберг описывал тогдашнюю ситуацию следующим образом: в экспериментальный реактор помещались 664 кубика урана весом по пять фунтов. Кубики висели на 78 алюминиевых кабелях на крышке котла, который наполнялся тяжелой водой. Котел был окружен кольцеобразной стеной из графита, который должен был отражать освобождавшиеся при делении ядер нейтроны. Проблема была в том, что самоподдерживающегося процесса деления ядер (предпосылки для создания атомной бомбы) добиться было невозможно.
Историки до сих пор спорят о том, были ли у немецких ученых шансы построить с помощью имевшихся в их распоряжении методов атомную бомбу. Сначала сомнения в этом выразил ядерщик Манфред Попп (Manfred Popp), потому что в их распоряжении было недостаточно финансовых средств и не было необходимых условий для работы. По его словам, немецкая ядерная программа сильно отставала в этих аспектах от аналогичного «Проекта Манхэттен» в США, увенчавшегося успехом.
Больше урана, чем думали
Впрочем, Попп, в отличие от других коллег, признал, что урана в распоряжении немецких ученых было вполне достаточно. И именно к такому выводу пришли и Кот с Хиберт — их дальнейшее расследование лишь подкрепило эту теорию. Потому что когда они пытались выяснить прошлое «их» уранового кубика, им в руки попали документы, подтверждавшие, что у Германии было намного больше урана, чем считалось до сих пор.
В Хайгерлохе хранилось 659 урановых кубиков (Гейзенберг говорил о 664), и это количество было действительно недостаточным. «Но все могло бы и сработать, если бы немцы использовали на 50% больше урановых кубиков. Поэтому многие ученые долгое время думали, что немецкие исследователи никак не могли создать действующий ядерный реактор, потому что им недоставало урана», — пишут Кот и Хиберт в статье для специализированного издания Technology Review. Но в действительности Гейзенберг с коллегами имели больше, чем эти 50% урана, причем намного.
Удивительная находка в архиве
Но как ученые из Мэриленда пришли к таким выводам? Сначала им удалось убедительно доказать, что «их» кубик действительно происходил из Хайгерлоха. Также они продемонстрировали, что он никогда не был частью реактора, который достиг бы критичности. Затем они занялись вопросом: как «их» кубик попал в США? И, может быть, были еще другие аналогичные кубики?
В ходе расследования Кот и Хиберт обнаружили в Национальном архиве США ящик с подписью «Немецкий уран». Содержимое немало удивило их: там нашлось несколько сотен документов, с которых власти страны сняли гриф «секретно». Они были посвящены немецким урановым кубикам.
Из этих документов следовало, что у немцев, кроме вышеупомянутых 659 кубиков, было еще около 400. Они находились в распоряжении другой группы исследователей, работавших в Готтове (впрочем, их эксперименты в результате были отменены). Если сложить те и другие кубики, получилось бы в буквальном смысле очень взрывоопасное количество урана. Потому что «объединенное количество вещества было бы более чем достаточным для достижения критичности реактора B-VIII».
Все, что было нужно команде Гейзенберга — тяжелая вода. Однако в дело вмешался человеческий фактор — отношения между отдельными членами команды испортились. «Ученые буквально враждовали между собой. Они почти ненавидели друг друга», — утверждает Мириам Хиберт. И именно это обстоятельство, по ее мнение, помешало успешному завершению программы — в отличие от американской программы, участники которой не только были лучше обеспечены материально, но и тесно общались друг с другом.
Большая часть немецкого урана досталась СССР
В ходе расследования нашлось, по меньшей мере, частичное объяснение, что произошло со всеми этими урановыми кубиками после войны. В Германии появился настоящий «черный рынок», на котором американцам предлагали вещество по совершенно безумным ценам. Поскольку они отказывались их покупать, в дело вмешался Советский Союз — и заполучил их. Впрочем, в СССР следы ядерного вещества затерялись, и его дальнейшая судьба неизвестна.
Несколько кубиков все-таки попали в Америку — частными путями. Один из них в итоге оказался в руках исследователей их Мэриленда. Его в 1945 году прихватил с собой из Германии человек по имени Роберт Д. Нинингер (Robert D. Nininger), отвечавший за поиск материалов для реализации «Проекта Манхэттен», а потом подарил одному другу.
Тимоти Коту удалось выяснить, кто это был за Нинингер, товарищ которого почти 70 лет спустя анонимно отправил его им с Хиберт. Впрочем, в своей таинственной записке «Из реактора, который пытался построить Гитлер. Подарок Ниннингера» он неправильно написал имя, а именно с двумя «н».
«Бомбу» в итоге взорвали американцы
Таким образом, Тимоти Кот и Мириам Хиберт благодаря подарку от анонима удалось выяснить очень интересные детали «соревнования» американских и немецких ученых во времена Второй мировой войны. История уранового кубика стала, по сути, историей научного поражения, «пусть даже поражения, которому можно порадоваться», как убеждены оба исследователя из Мэриленда. Ведь ученым из нацистской Германии не удалось построить атомную бомбу. Эта сомнительная честь выпала американцам. Они же, недолго думая, в августе 1945 года сбросили свою бомбу на японские города Хиросиму и Нагасаки — на врага, который уже был повержен.
18+