Ещё
Зеленский раскрыл цель своего президентства
Зеленский раскрыл цель своего президентства
В мире
Россия отбила атаку на авиабазу Хмеймим
Россия отбила атаку на авиабазу Хмеймим
Армия
Меркель и Макрон "потеряли" Путина
Меркель и Макрон "потеряли" Путина
Европа
Зеленский захотел отношений с США при одном условии
Зеленский захотел отношений с США при одном условии
В мире

Почему литература стала посторонней на празднике жизни 

Почему литература стала посторонней на празднике жизни
Фото: Вечерняя Москва
О том, что происходит с отечественной словесностью, мы говорим постоянно. Однако нелишним будет еще раз остановиться на причинах и следствиях кризиса нашей литературы.
Нельзя сказать, что перед Новым годом в литературной жизни страны совсем ничего не происходит.
Да, прежние престижные премии, такие как «Букер» или «Национальный бестселлер», схлопываются, теряют былой размах. Но возникают новые. Только что в  фонд под названием «Созидающий мир» учредил ежегодную Всероссийскую премию искусств, опережающе успокоив будущих соискателей, что денег хватит лет на пять как минимум. Премия и впрямь «жирная». Победителю в номинации «Книга года — проза» достанется миллион рублей. Поэтам, художниками, скульпторам, а также уважаемым, сделавшим свой «вклад в культуру» творцам тоже перепадет немало. Нижняя планка — полмиллиона.
В журнале «Дружба народов» пока не сильно известный в читательских кругах прозаик из  Артемий Леонтьев опубликовал «Манифест новой российской литературы», где призвал авторов «вне зависимости от возраста и степени известности научиться ярко выраженной стилистической индивидуальности».
Ошеломляет прорывной свежестью и другой тезис революционного документа: «Художник — не ксерокс, не фотоаппарат, и он способен на нечто большее, чем просто качественные, пусть и очень талантливые, фотографии и копии мира…»
Манифест — достойный ответ нытикам, сетующим на творческую несостоятельность, недостаточную образованность и отсутствие оригинальных идей у современных молодых писателей. Новая российская литература расправляет крылья!
Самая известная премия — «Большая книга», хоть и принято ее ругать, в нынешнем году оказалась на высоте, удивительно точно отреагировав на господствующие в литературном сообществе тренды. В победители вышли три автора биографии «: посторонний».
Знаковое решение жюри.
Если и был в советской литературе более посторонний и отстраненный от государства писатель, так это именно Венедикт Ерофеев. Сегодня в России от государства отстранена практически вся, за исключением избранной премиальной, литература. Понятие «писатель» отсутствует в реестре профессий. Авторский гонорар откочевал в область преданий. Неужели отважные устроители премии послали государству сигнал о недопустимости подобной ситуации? В свое время автор поэмы «Москва — Петушки» Венедикт Ерофеев не успел насладиться благами славы и признания. Так что остается только порадоваться за его счастливых биографов.
Удачно подобран и второй победитель — за роман «Дни Савелия». Савелий, если кто не в курсе, — кастрированный кот.
В самом деле, есть ли сейчас на бескрайних просторах интернета что-либо более волнующее и восхищающее миллионов пользователей, чем котики? Хроника их повседневной жизни превратилась в сети в неисчерпаемую, сопоставимую разве что с рассуждениями о неминуемом конце света, тему.
Третье место в «Большой книге» заняла уже получавшая ее несколько лет назад . Теперь за роман «Дети мои». Это правильное решение. Зачем издательству тратиться на рекламу и продвижение нового автора? Да и голову читателя не следует засорять незнакомыми именами. Пусть берет, что уже на слуху. Так надежнее. Ничего не поделаешь, сегодня литература посторонняя на празднике жизни. Только ведь и жизнь без литературы становится для человека посторонней.
О том, как и почему это происходит, написал в своем романе «Посторонний» французский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе .
«В сущности, я прекрасно понимал, что умереть в тридцать лет или в семьдесят — невелика разница, все равно другие мужчины и женщины останутся жить после тебя, и так будет еще тысячи лет. Ясно и понятно, чего проще. Теперь или через двадцать лет — все равно я умру. Сейчас при этом рассуждении меня смущало одно: как подумаю, что можно бы прожить еще двадцать лет, внутри все так и вскинется», — рассуждает Мерсо, герой произведения.
Литература наша формально жива. Но разве это жизнь?
СПРАВКА «ВМ»
, писатель, главный редактор журнала «Роман-газета», лауреат многочисленных литературных премий и наград.
Читайте также: Участники акции «Читающий транспорт» прочитали более 10 тысяч книг
Видео дня. Принц Гарри и Меган Маркл лишатся королевских титулов весной
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео