Ещё

Project Syndicate (США): ложное кредо ассасина 

Project Syndicate (США): ложное кредо ассасина
Фото: ИноСМИ
 — В глазах диванного вояки, подобного президенту , который пять раз получал отсрочку от службы во , заказные убийства должны выглядеть внешнеполитической серебряной пулей. Вы убираете лидеров своего врага ракетным ударом беспилотника или выстрелом винтовки, и, вуаля, ваши проблемы решены. Однако в реальности нет никаких исторических оснований считать, что с помощью политических убийств можно решить какие-либо проблемы. Зато есть масса прецедентов, когда они очень сильно ухудшали положение.
Политические убийства — это почти во всех случаях отчаянная игра, в которую обычно играют не государственные деятели, а рьяные сторонники той или иной идеологии. Это стало ясно как минимум со времён «золотого века» политических убийств в Европе и Америке, который пришёлся на конец XIX — начало XX веков. В эти десятилетия анархисты убили двух президентов США (Джеймса Гарфилда и Уильяма Маккинли), российского царя (Александра II), габсбургскую императрицу (Елизавету, жену Франца Иосифа I), короля (Умберто I), президента (Сади Карно) и двух премьер-министров (Антонио Кановаса дель Кастильо и Хосе Каналехас-и-Мендеса).
Два великих героя этого движения убийц-анархистов — Михаил Бакунин и князь  — были русскими, что неудивительно. Дело в том, что, как выразился анонимный русский дипломат того времени, процитированный Георгом Гербертом Мюнстером, строй в XIX веке можно было бы описать как «абсолютизм, приправленный убийствами». Бакунин и Кропоткин одобряли политические убийства, которые они называли «пропагандой делом». Гарвардский историк культуры Майя Ясанофф более точно называет это «пропагандой динамитом» в своём блестящем исследовании «Глядя на зарю: Джозеф Конрад в глобальном мире».
Работа Ясанофф — это комментарий к роману «Секретный агент» польско-английского писателя Конрада, глубоко циничной истории, в которой поставщик порнографии, а не какой-то политический фанатик, планирует террористические злодеяния. Судя по всему, Конрад считал, что подобные методы являются инструментом сумасшедших неудачников, пустоголовых бунтарей и морально коррумпированных, негосударственных лидеров. В конечном итоге, убийственная анархия Бакунина и Кропоткина привела к появлению СССР, который в сталинское время являлся, наверное, самым тоталитарным государством, когда-либо существовавшим в мире. Впрочем, Китай , конечно, может поспорить за этот титул, а большие данные, технологии распознавания лиц и искусственный интеллект вполне могут позволить нынешнему председателю КНР  сохранить его.
Если царская Россия была формой «абсолютизма, приправленного убийствами», то Япония в 1920-е и 1930-е годы довела до совершенства такую форму политики, в которой убийства превратились в излюбленное средство влияния армии на государственные решения. Твёрдо настроенные ликвидировать гражданскую оппозицию японскому вторжению и захвату Китая, крайние националисты из японской армии и флота совершили целую серию убийств для достижения своих политических целей. Премьер-министр Инукаи Цуёси, который вёл переговоры о Лондонском морском договоре (в глазах националистов статус Японии в этом договоре был ниже, чем у США и Великобритании), был убит в 1932 году. Изначально офицеры планировали также убить , который был гостем на приёме у Инукая в тот же день.
Лёгкие приговоры, вынесенные убийцам, лишь стимулировали дальнейшее, ещё более масштабное политическое кровопролитие. Хотя заговорщики, участвовавшие в «Инциденте 26 февраля», не смогли убить премьер-министра Кэйсукэ Окаду и взять в заложники императора Хирохито, им удалось убить министра финансов Такахаси Корэкиё (его иногда называют японским Кейнсом) и адмирала Сайто Макото, одного из ближайших военных советников Хирохито. Другой советник — адмирал Кантаро Судзуки — был ранен. В каком-то мрачном смысле можно сказать, что эти убийства оказались успешными, потому что милитаристы Японии запугали правительство и императорский двор до такой степени, что проводимую ими политику — в Китае и других странах — больше невозможно было оспаривать. Был открыт путь к войне, а в конечном итоге — к разгрому Японии.
Одобряемые государством убийства (и попытки убийств) иногда содержат элемент личной мести. Сталин ненавидел , и он, несомненно, был очень доволен, когда испанский коммунист и агент советского НКВД Рамон Меркадер вонзил ледоруб в голову его бывшего соперника. А президента России обвиняют в предполагаемом заказе на убийство бывшего агента КГБ  радиоактивным полонием в 2006 году, а также , которому — вместе с дочерью — повезло выжить после контакта с нервнопаралитическим веществом «Новичок» в 2018 году. Предполагается, что Путин воспринял их бегство в Лондон как личное оскорбление.
Когда речь заходит о политических убийствах, демократическим странам мира не следует считать себя излишне уверенными в своей безупречности. Легко представить, что отчасти именно раненое самолюбие стояло за упорными попытками руководства США убить кубинского , используя все возможные способы — от яда до взрывающихся сигар. И именно британская попытка убить Наполеона привела к возобновлению боевых действий в Европе после заключения Амьенского мирного договора. Два политолога — из Северо-Западного университета и  из МИТ — попытались количественно оценить, насколько ошибочными являются убийства в качестве политического решения. Они проанализировали 298 заговоров с целью убийства и выяснили, что их успех не был гарантирован: лишь 59 попыток завершились гибелью выбранной цели.
Впрочем, ещё важнее то, что исследование Джонса и Олкена помогает дать оценку убийству Касема Сулеймани: они выяснили, что подобные точечные убийства, осуществляемые правительствами, никак не помогают остановить или минимизировать войну. И поэтому, как это обычно происходит с Трампом, мир в очередной раз стал свидетелем пустого жеста — а в долгосрочной перспективе ещё и потенциально очень дорогостоящего.
Видео дня. SpaceX Илона Маска отправила в космос ещё 60 спутников Starlink
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео