Ещё

Араз Агаларов решил подумать о россиянах 

Араз Агаларов решил подумать о россиянах
Фото: Русская Планета
Российские олигархи, которым не досталось место у экспортной кормушки, задумались о состоянии народа — оказалось, что продавать товары и услуги попросту некому.
Миллиардер неожиданно резко ответил на вопросы издания Forbes, где проявил себя в несколько неожиданной роли защитника униженных и оскорбленных. Он указал на то, что надо поднимать доходы населения, что без этого нарастить производство невозможно — товары и услуги просто некому продавать. Он сказал, что средняя пенсия в  составляет порядка 200 долларов, а не 250, как пытается внушить . Хорошо прозвучала и мысль о том, что выросшее качество налогового администрирования поставило страну на грань нового кризиса, ибо раньше высокие налоги компенсировались необязательностью их уплаты, а сейчас налоговое бремя стало реально невыносимым. И чем раньше власть начнет снижать налоги, тем лучше будет для страны.
Готовы подписаться под каждым словом. Вот только вся жизнь Араза Искендеровича говорит о том, что крайне далек он от народа. И его нынешняя внезапная забота напоминает известный вопрос: «Ну что, виллы в  и Штатах накупили, люксовые авто каждый год меняем, по паре моделек и актрисок содержим, не пора ли и о людях подумать?», на который, по анекдоту, последовал одобрительный ответ: «Правильно! Душ по двести-триста для начала!»
Да и предыдущие высказывания Агаларова о России носили совершенно иной характер.
Не повезло со страной
Скажем, в саморекламном юбилейном интервью 2015 года бизнесмен объяснил, что в то время впервые осознал, как ухудшение условий может стать стимулом для развития: «Знаете, что меня сейчас особенно радует? То, что нефть дешевеет. Конечно, лично для меня это означает страшнейшие убытки… Но я все равно рад, что нефть дешевеет. Потому что я не знаю иного способа заставить страну научиться работать по-другому — более эффективно. Пока у нас все обстоит как в богатой семье, у которой в доме полно золота. Пока это золото лежит у детей этой семьи под ногами, они никогда не будут шевелиться. Все изменится лишь тогда, когда у них отнимут „соску“».
Вообще, если собрать высказывания Агаларова о России, мы увидим страну ленивых людей, не способных ничего изменить. Вот, например:
«Мы всю жизнь будем бензозаправкой для всего мира, потому что, если этого не будет, нарушится мировой баланс»
Араз (часто пишут и «Арас») Агаларов родился в , на следующий день после большого советского праздника, 8 ноября 1955 года, в очень богатой даже по меркам сытого семье. Но, потеряв отца, подросток стал искать способы подзаработать. Араз, по его словам, нашел свою нишу в распространении аудиокассет: «В те годы было много студий звукозаписи. Записанная там кассета продавалась по десять рублей. Мы с другом купили специальные приставки и стали сами записывать кассеты. Затем мы их сдавали на студию звукозаписи по цене два рубля за штуку».
На правду это не похоже. То время, рубеж 1960-70-х, было царством не кассет, а бобин с пленками, ну и, конечно же, пластинок. Первые компакт-кассеты в мире появились в 1964 году, через пять лет в СССР начали производить первые магнитофоны под них, и, конечно, никакой массы студий звукозаписи в школьные годы Агаларова существовать просто не могло. Баку был, безусловно, богатым и «блатным» городом, но до реального перехода меломанов с катушек на аудиокассеты оставалось около десятка лет… Но другого источника информации у нас нет — люди, знавшие предпринимателя в молодости, интервью не дают.
Слияние капиталов
А что мы знаем совершенно точно?
Что еще в школе наш герой познакомился с Ирой, Ириной Иосифовной Гриль. Потом они поступили в разные институты: Ирина — в педагогический, а Араз несколько неожиданно пошел не по нефтяной дорожке, а в политех, где получил специальность инженера электронно-вычислительных машин. После чего с чистой душой женился на Ире — через годы вместе с ее отцом он начнет свой первый настоящий бизнес.
Но пока надо было устраиваться на обычную советскую работу. Семейные связи работали исправно — распределил выпускника на Бакинскую междугородную телефонную станцию лично министр связи республики генерал Расулбеков. И все же потолок зарплаты при честном инженерном труде никак не мог устроить успевшего красиво пожить молодого человека
Хронология учебы Араза никак не вмещает в себя срочную службу: родился в 1955, окончил институт в 1977 (тогда школу заканчивали в 17 лет и потом пять лет учились в институте, все сходится), затем — тоже хронометрированная работа в институте. Тем не менее существует как минимум одна армейская фотография героя — в небрежно расстегнутой гимнастерке и лихо заломленной «афганке». Загадка или очередная корректировка собственной биографии?
Неожиданно избрали
Закончив в Москве Высшую школу профсоюзного движения ВЦСПС, 32-летний карьерист уехал было в родной Баку применять полученные знания на практике. Но «после московских масштабов в Баку мне было откровенно тесновато», признается он. Из этого следует, что в столице господин Агаларов занимался отнюдь не только освоением тонкого искусства раздачи путевок в профилактории. Азербайджанская диаспора в Москве была мощной уже тогда, контролировала значительную часть рынков, имела свою долю в организованной преступности, и надо понимать, что кавказец просто не может всерьез подняться в России без плотной поддержки своих соплеменников.
В Баку Агаларову было «тесновато» не из-за масштабов, а из-за того, что над Закавказьем уже вовсю полыхали зарницы грядущих межнациональных войн. И одновременно в СССР официально было разрешено кооперативное движение; «успешный» опыт комсомольской коммерции распространили на всю страну. На Азербайджане это не отразилось: частный бизнес здесь процветал и ранее, вопреки всем советским ограничениям. А вот в Москве умелый человек, заручившись поддержкой диаспоры, мог свернуть горы.
В 1989 году Агаларов вместе с тестем организовал совместное с американцами предприятие «Крокус Интернэшнл». Американское участие состояло в том, что, по официальной версии, в Штаты продали какое-то количество матрешек и других модных русских сувениров. Едва ли это как-то повлияло на заокеанскую экономику, а вот в России слияние скромных еврейских и азербайджанских накоплений принесло поистине фантастические плоды
По словам самого Агаларова-старшего, еще до «Крокуса» начал он с некоего кооператива «Шафран». «Мы» — кто эти «мы», не уточняется — «арендовали летнюю арбузную палатку, 15 на 15 кв. м». На вопрос о начальном капитале бизнесмен рассказывает замечательную историю о том, как продавал метлы. Производителям нужны были наличные, горисполком (чуть позже — мэрия) платил безналичными, а Агаларов и его товарищи выступали в роли посредников. О схемах обналичивания умалчивается, но в те времена за долю малую это было несложно сделать, например, через комсомольские кооперативы и его ушлых коллег. Торговали также компьютерами, фруктами, а потом внезапно начали строить элитную недвижимость.
Друзья и товарищи
Откуда деньги? Сотрудничество с криминальными структурами Араз Искендер оглы решительно отрицает: «были конфликты, стрелки, но крыш никогда не было». Причиной тому — личный героизм бизнесмена, который не готов был отдать под давлением ни рубля, а убивать его при эти условиях, продолжает Агаларов, смысла не было — тогда бы вымогатели точно не получили ничего. Логика удивительная для 1990-х: как раз несговорчивых тогда и убирали. И, кстати, далеко не только в 1990-х: скажем, в 2006 году в Москве расстреляли азербайджанского вора в законе Икмета Мухтарова. Случилось это в автомобиле Раиля Зейналова, соучредителя «Крокус Интернешнл». Араз Искендерович, разумеется, совершенно невиновен и понятия не имеет, что общего у прожженного бандита и уважаемого партнера.
Хорошие связи надо передавать по наследству: в 2013 году , сын и преемник Араза, пел на юбилее легендарного , «Михася», причем проводилось празднество на этаже, зарезервированном для еще одного криминального авторитета (обоим приписывается связь с Солнцевской ОПГ). Это один мир, одна компания, одни и те же люди: кто-то сумел легализоваться, кто-то добровольно или поневоле предпочел оставаться в рамках «романтики».
Здесь следует прямо сформулировать очень важную вещь.
Национальные бизнес-диаспоры — паразиты нашей экономики еще с советских времен (помните эти гортанные московские рынки?). Они практически всегда тесно связаны с криминалитетом, у них совершенно другие этические нормы, обман русского считается не грехом, а доблестью. Они убеждены в своей неподсудности, покрывают мелких преступников родной национальности, коррумпируют
Пока отец набирал начальный капитал, его сын Эмин, по семейной версии, связался с неправильной компанией в Чертанове. Что делает нормальный русский или, если угодно, азербайджанский человек, если видит, что на сына нехорошо влияют? Конечно, отправляет отпрыска в Швейцарию, а оттуда в 1994 году в США. То есть уже в 1994-м у недавнего младшего научного сотрудника были деньги на оплату обучения в элитных заведениях Запада. Патриотического воспитания наследник империи не получил, наоборот, четко уяснил себе: вот жуткое Чертаново со страшными русскими, а вот цивилизованный мир, будь то Швейцария и США. И раз уж приходится жить здесь, поскольку ни швейцарцам, ни американцам таланты Агаларовых неинтересны, то надо хотя бы построить себе отдельную Швейцарию на этой проклятой земле, где живут эти ужасные люди с низкими доходами.
Большой строитель
Итак, в 1990-х годах недавний профсоюзный деятель вошел на строительный рынок Москвы, тогда еще не подмятый под интересы и ее друзей. В 1995 году он заключил союз с «сиамскими бизнесменами» Годом Нисановым и Зарахом Илиевым (их всегда называют вместе, как, например, Бокарева и Махмудова, Фридмана и Авена или раньше Прохорова и Потанина). Вместе они установили контроль над мебельным центром «Гранд» — крупнейшим магазином столицы в своей сфере. Предпринимателям приписывают дружеские отношения с бывшим председателем Государственного таможенного комитета  — в условиях, когда собственное производство в стране разваливалось, работа с таможней играла огромную, решающую роль в успехе любой торговли.
А уже через два года хозяин «Гранда» поместил свое имя на карту Москвы — его первый элитный жилой комплекс на пересечении Большой Грузинской и Климашкина получил скромное название Agalarov House
Тогда же Агаларов вошел в капитал самого грязного проекта в истории столицы — Черкизовского рынка . «Черкизон» был местом, где законы страны и общества нарушались с каким-то невероятным размахом и цинизмом. Центр международной контрабанды, незаконной миграции, организованной преступности — вот чем являлся замечательный рынок на востоке Москвы. И пока маленькие китайцы, вьетнамцы, таджики впаривали малоимущим москвичам свои абибасы, их хозяева вручали друг другу награды за успехи в предпринимательстве и по-свойски обедали с отцами города. Араз Агаларов, впрочем, был далеко не самым заметным из разношерстных бизнесменов, осваивавших Москву в период первоначального накопления капитала. Но вскоре все изменилось…
Человек без связей. Или со связями
Одним из основных направлений деятельности Агаларова было устройство выставок на ВДНХ и в «Экспоцентре», и именно оно оказалось решающим. Когда в результате кризиса 1998 года выставочная деятельность в столице поутихла, а отношения с площадками ухудшились, Агаларов принял решение построить собственный центр для этих целей — с казино и другими приятными плюшками. За время строительства пришлось убрать из проекта казино — изменились законы, — но и без него смелая инициатива (кто мог представить, что элита поедет выставляться за МКАД!) вывела бизнесмена на совершенно новый уровень. Сложный бэкграунд как по мановению пачки долларов забылся: в 2002 году Агаларов стал респектабельным московским предпринимателем.
С тех пор он занят не только своими проектами, но и подрядами государственного уровня. С одной стороны, строит безвкусные «Вегасы», с другой — федеральный университет на острове Русский (по просьбе ), стадионы к чемпионату мира по футболу, станцию метро «Мякинино», Центральную кольцевую автодорогу в Московской области…
Совсем недавно, кстати, было возбуждено уголовное дело по факту выдачи аванса «Крокус Интернешнлу» на строительство одного из участков ЦКАД — следствие полагает, что мог иметь сговор между заказчиком и подрядчиком. Глава «Автодора» уже в отставке, а сроки сдачи ЦКАД безнадежно сорваны — кольцо планировалось замкнуть еще в 2018 году, к началу все того же мундиаля. Впрочем, судя по многочисленным интервью Агаларова, во всех многочисленных срывах и недоделках виноваты исключительно партнеры и конкуренты, а сам «Крокус» работает идеально.
Но, как мы уже поняли, к словам Агаларова надо относиться осторожно. Так, в одном и том же интервью он говорит: «У нас есть доступ, условно говоря, к министрам, правительству. Мы можем донести, объяснить», и далее: «У меня связей в правительстве нет. Я считаюсь очень кляузным, скандальным. Договариваться мы ни с кем не можем» — и ни интервьюер, ни сам герой не видят здесь противоречий.
Скромность украшает
А что у нас по деньгам? В 2019 году именно отец и сын Агаларовы попали на обложку юбилейного издания Forbes Life, но их позиции в рейтингах не самые приметные. Араз — состояние 1,9 млрд долларов, 52-е место в списке российских бизнесменов, Эмин — доход 3,5 млн долларов за 2018 год, 23-е место в списке молодых звезд.
Скромное место Агаларовых в списках российского Forbes не должно обманывать: человек, который построил собственную станцию московского метро, чтобы привлечь посетителей в свой торговый комплекс, имеет практически неограниченные возможности.
Включая даже возможность говорить правду о положении русского народа и неадекватной налоговой политике.
Видео дня. На Украине создали игру с победившим в войне Гитлером
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео