Ещё
Украина вернулась в ПАСЕ
Украина вернулась в ПАСЕ
В мире
Лукашенко принял решение по Параду Победы в Москве
Лукашенко принял решение по Параду Победы в Москве
В мире
Потерпел крушение самолет Ariana Afghan Airlines
Потерпел крушение самолет Ariana Afghan Airlines
Происшествия
Близкие Андрейченко бьют тревогу
Близкие Андрейченко бьют тревогу
Шоу-бизнес

«Вода дошла до потолка за 40 секунд» 

«Вода дошла до потолка за 40 секунд»
Фото: HotLine.travel
К 15-летию цунами в  очевидец поделился воспоминаниями
26 декабря 2004 года в Индийском океане произошло землетрясение, которые вызвало самое разрушительное цунами в современной истории. Огромные волны унесли сотни тысяч жизней в , , Индии, Таиланде и других странах. В эпицентре событий оказались и туристы. Среди тех, кто занимался их расселением и возвращением на родину, был Виктор Кривенцов, в то время работавший в почетном консульстве в Паттайе. К 15-летию цунами он опубликовал в Фейсбуке рассказ. С разрешения автора мы публикуем его полностью.
«Я тогда работал в «Ройял Клифф» и в почетном консульстве в Паттайе, а нынешний заведующий консульским отделом посольства России и тогда был на этой должности. Владимир — настоящий консул, от Бога, а в той ситуации — настоящий герой. Он немедленно вылетел на , работал там в ужасных бытовых и рабочих условиях, днем и ночью, многими неделями, не вылезая из жуткого смрада импровизированных моргов под тентами, и многое, очень многое мне потом рассказывал, но рассказы эти по большей части не для слабонервных, и я их пересказывать не буду. Приведу лишь один страшный факт, хоть и далеко не самый страшный из услышанного: в роскошном отеле на Кхао Лаке тем трагическим ранним утром номера на первом этаже внезапно заполнились водой полностью, до потолка, до второго этажа, ЗА 40 СЕКУНД, не оставив спавшим там ни малейшего шанса выжить… Они утонули в собственных постелях.
В пхукетском офисе нашей компании и по сей день работает еще один настоящий герой, Саша, который, проводя тем утром встречу с туристами, наверное, спас им жизнь, вовремя заметив надвигающийся водный вал…
Но всё это там было не со мной, хотя и у нас в Паттайе работы тоже было доверху, правда, всё же не такой страшной — расселение перевезенных с Пхукета людей, восстановление их утонувших документов и поиски, поиски, поиски не выходивших на связь… Многие сутки вообще без сна, в принципе.
Самой же яркой лично для меня стала история чудесного и невероятно позитивного человечка, связь с которым я, увы, после той истории утратил.
Это была тогда совсем молоденькая улыбчивая белорусская девушка по имени Инна Протас. Отдыхала она во время цунами на Пхукете, чудом спаслась от него, отделавшись сломанной ногой. Вместе с тысячами других ночевала несколько дней высоко в горах, потом смогла перебраться в Паттайю. Вот только утонуло у нее буквально всё — деньги, документы, одежда…
Ну, еда-одежда — вопрос решаемый, тогда никто с такими расходами не считался, наперебой спасшихся кормили-одевали. С жильем проблем тоже никаких — консульство же в «Клиффе», в котором аж 1090 номеров.
Прилетела она через , так что бронь на  мы ей с помощью представителя авиакомпании в Таиланде восстановили, и в Москве никто и не пискнул. А пискнули бы — было чем убедить жадин не валять дурака и не наживаться на чужом горе. Других приходилось тогда порой убеждать с помощью добрых людей, а они везде есть, добрые-то люди — в , например в , в , в … Добро, оно, знаете ли, когда с кулаками, то гораздо эффективнее.
Главный проблематичный вопрос в ситуации с Инной — документы! Ближайший белорусский консул — в , в Таиланде не выписать, делать-то что?!
Часы, многие десятки часов продолжалось тогда телефонное общение между российским консотделом в , белорусскими — в Ханое и Москве, Владимиром на Пхукете и мною в паттайском консульстве. Вопрос ведь был не только в вылете из Таиланда, но и во въезде в Россию — там-то цунами и ЧП не было!
Решение было всё же найдено волей нескольких добрых и неравнодушных людей — Владимира Пронина и его коллег в российском посольстве, Владимира Ткачика — белорусского консула в Ханое — и завконсотделом белорусского посольства в Москве (к стыду своему, не помню его имени, а жаль — такой поступок делает честь этому человеку) с участием вашего покорного слуги. Инну решено было отправить из Утапао бортом «Трансаэро» в Москву с (по сути, фальшивым в глазах тайских властей, да и российских с белорусскими тоже) российским свидетельством о возвращении, выданным консотделом в Бангкоке. А в , еще до всех контролей, ее бы встретил завконсотделом белорусского посольства, который клятвенно пообещал не подставлять нас и изъять у нее это фальшивое в глазах российских пограничников и, чего уж там, не совсем законно (зато справедливо!) выданное свидетельство (вылетала-то она в Таиланд из Домодедово тоже как гражданка , а не России!), немедленно его уничтожить, а Инне там же отдать другое, белорусское, которое он сам же и выписал, приклеив на него фото Инны, которое я ему переслал по электронной почте, и уже по нему провести ее через границу, покормить, помочь, если надо, и посадить на рейс до .
Сказано — сделано.
Ох, видели бы вы свидетельства на возвращение, которые тогда выдавались… В посольстве их бланков на год имелось тогда… 50 штук, а утратили-то документы многие сотни, а то и тысячи россиян! Поэтому последний оставшийся бланк размножили на ксероксе, а к номеру на каждой выдаваемой копии ручкой дописывали через дефис цифру или литеру. Сперва «12345-А», «В», «Е» (использовали только одинаковые с латинским алфавитом буквы, чтобы тайцы смогли внести номера в свою иммиграционную систему), потом «АА», «АВ», «АЕ», а потом уж и «ААА», «ААВ», «АВС»… А сотни людей всё шли и шли.
Ну, хорошо — есть человек, есть билет, есть некий сомнительный документ. А вот исполнение следующего этапа этой авантюры — каким-то образом протащить белоруску по российскому документу в виде бледной ксерокопии, без фото даже, было доверено… ну да, мне. Задачка, вообще говоря, та еще — в иммиграционной системе-то она белоруска, а не россиянка!
На первом этапе в Утапао чисто психологически помогли, конечно, «эффект цунами» в тогдашнем тайском менталитете, грустная запись в ксерокопированном бланке Document lost during Tsunami, инструкции иммиграционного начальства быть погибче с пострадавшими, сопровождение представителем «Трансаэро» в лётной форме и мною с красивым консульским бейджем с триколором и грозной надписью на трех языках, именем министров иностранных дел России и Таиланда предписывавшим «всем гражданским и военным властям оказывать предъявителю всяческое содействие». Ну и, конечно, вызывающий жалость вид крохотной Инны с загипсованной ногой… которой я перед паспортным контролем строго-настрого наказал спрятать подальше ее замечательную неунывающую улыбку и состроить как можно более грустное и страдающее личико:)
Пограничник, тем не менее, даже при всём этом официальном и моральном нажиме робко попробовал выяснить, как же это так получилось, что влетела в Таиланд мисс Протас белоруской, а улетает россиянкой? Вопрос, на который законного ответа ни у кого из нас, разумеется, не было. Тайцам все эти наши союзные государства по барабану.
Что, ну что, вопрошаю я вас, оставалось мне делать, когда никаких аргументов нет?.. Мне до сих пор немножко стыдно перед тем пожилым тайским пограничником, потому что я начал… орать на него. Громко, нагло и зло.
Что же это, блин, такое тут происходит, орал я на глазах всей аудитории паспортного контроля, выражающей явное сочувствие. Вы посмотрите, нет, вы только посмотрите на нее, на эту несчастную девочку на костылях! Сперва вы ее на прилете зачем-то записали белоруской в своей системе — вам же, тайцам, блин, что Ратсия, что Белалю, что Юкейн, что Модова — всё едино, «Совиет», блин! Потом в этом вашем Таиланде, на этом вашем Пхукете бедный ребенок сломал ногу и утопил документы с вещами-деньгами, ночевал в горах на травке, жрал, что добрые люди дадут, а теперь ты тут еще?! Ну-ка открывай, говорю, свою калитку, а то всем генералам вместе взятым ща отзвонюсь!
Ну… сработало, чё. Отвезли мы Инну с представителем к борту «Трансаэро», занесли по трапу наверх, а там сердобольные девочки уже ей секцию из двух кресел в бизнес-классе приготовили. Ф-фух, отдышались, попили газировки из самолетных запасов, засунули в карманы, был грех, по фляжечке водочки и височки из рациона бизнес-класса, дабы потом отметить успех операции, обнялись со вновь заулыбавшейся Инной, пожали руку командиру, помахали девочкам-бортпроводницам да спустились обратно, с российской территории на тайскую землю. Подождали, когда загрузят всех пассажиров, пока задраят двери, пока запустят двигатели, пока дадут отмашку, пока тронется самолет, а потом погрузились в минивэн да поехали обратно к терминалу.
Недолго же мы ехали. Позвонил кто-то нашему водителю, он и встал, как вкопанный, с виноватой улыбкой передав трубку представителю «Трансаэро». А там, за окнами, смотрим, и самолет наш встал на полосе…
К нашему безграничному сожалению и бессильной злости, «эффект цунами» перестал действовать на тайцев буквально на несколько минут раньше, чем было нужно. Кто-то умный там, к сожалению, нашелся. И представителю по телефону сказали: «Это иммиграционная полиция. Нам хотелось бы поговорить с пассажиркой вашего вылетающего рейса госпожой Инной Протас, чтобы разъяснить некоторые недоразумения…»
Я трубку перехватил и на вопиющем контрасте с собой грубым ранее сладчайшим и вежливейшим образом сообщил, что мы были бы безмерно рады оказать всевозможное содействие тайским властям, но вот ведь какая незадача: госпожа Протас-то уже находится на российской территории… Пройдя, промежду прочим, тайский паспортный контроль законным образом.
Не, не прокатило. «А мы тем не менее настаиваем на беседе с госпожой Протас», — уже более жестким тоном. И, смотрим, самолету знак подают на полосе — глуши, мол, двигатели. Тот заглушил.
Ситуация складывается неприятная и, главное, патовая. Ну, на борт они, положим, подняться не смогут, и Инну оттуда выковырять тоже — головы полетят, это акт международного пиратства. Но и самолет улететь не может. В минивэне с несчастным лицом сидит представитель «Трансаэро», гадающий, откуда ему прилетит больше люлей — из Москвы или из посольства. Тайцы по телефону повышают голос. Из кабины звонит командир воздушного судна и орет матерно, что это его, а не нас, оштрафуют и накажут за задержку рейса, что он сейчас откроет двери и выкинет, нах, эту проблему со своего борта. Я ему в ответ в тех же выражениях ору, что пусть, нах, попробует — и это будет его, пособника воздушного пиратства, нах, последний день пребывания за штурвалом, за границей и на свободе. Оххх…
Так, нужна помощь тяжелой артиллерии. Звоню в Бангкок, в посольство, а там много суток не спящие, отвечающие на тысячи телефонных звонков люди в штабе даже понять не могут, что там за борт, что за белоруска… Я тогда глубоко вздохнул, выдохнул… и понял, что давить надо на бюрократизм.
Положил трубку, перезвонил уже дежурному по посольству и уже спокойным, равнодушным даже голосом сказал: «Примите телефонограмму». Это другое дело, это привычно, и дежурный послушно записал текст, который я и по сей день помню почти дословно. Потому что горжусь им. Потому что это ж надо было в той экстремальной ситуации на ходу, в стрессе, в раскаленном минивэне, подобрать слова, которые поставили на уши всё посольство и весь тайский МИД с шефом полиции королевства в придачу… и при этом не содержали ни капли неправды!
«Срочно. Послу России. Сообщаю, что в ХХ:ХХ сегодня, ХХ декабря 2004 года, на территории аэропорта Утапао тайскими властями без объяснения причин блокирован на взлетной полосе российский самолет авиакомпании «Трансаэро», бортовой номер ХХХХХХ, рейс UN XXX Утапао — Москва с… (тут мгновенно вкуривший ситуацию и оттого воспрявший духом представитель злорадно подсказал шепотом: «Двести сорок девять!») 249 пассажирами и… («Четырнадцать!») 14 членами экипажа, с не подкрепленным никакими основаниями требованием выдать гражданку с территории России. А на поле аэродрома тайскими властями блокирован микроавтобус с представителем авиакомпании и заместителем почетного консула Российской Федерации. Передал Кривенцов». Передал, выслушал реквизиты, отключился и стал ждать, игнорируя истерические звонки иммигрейшена и КВСа. И время засёк.
И па-анеслась.
Надо понимать менталитет любого более-менее опытного сотрудника бюрократических структур, который мне прекрасно известен. Он приучен разворачивать сухие строки официальных документов в яркие картины реальности. Иногда, правда, картины выходят чрезмерно яркими, как в этом случае, но я-то на это и рассчитывал! Как мне потом рассказывали, похохатывая, знакомые ребята из посольства, весточка из Утапао с такими жуткими подробностями на время перекрыла своей значимостью новости с Пхукета. Им там, очевидно, привиделось страшное — нечто вроде цепей автоматчиков на поле или что-то в этом роде.
А дальше началось.
— Виктор Владиславович? Это помощник посла беспокоит. Посол просит передать, что он в курсе ситуации, что посольство уже связывается с МИД Таиланда и что вопрос будет разрешен в ближайшее время.
— Кхун Виктор! Это Панга (почетный консул России). Мне звонил посол, объяснил ситуацию, я уже брату позвонила (братец занимал тогда скромный пост постоянного секретаря тайского МИДа), вы не волнуйтесь.
— Виктор Владиславович? День добрый, советник посольства по безопасности. Как обстановка? Ни в коем случае не поддавайтесь на провокации, не выходите из микроавтобуса, сохраняйте спокойствие — помощь в пути. Будут применять силу — скажите, что это нарушение международных конвенций и что это грозит им и их стране серьезнейшими последствиями с нашей стороны.
— Вить, привет (знакомый офицер военного атташата)! Что там, хе-хе, у тебя за затыка в Утапао? Помощь флота, авиации, ВДВ, Таманской дивизии нужна, гы-гы? Ну ладно, ладно, извини — у нас тут просто все на ушах из-за тебя ходят. Короче, наш сейчас адмиралу, командующему базой звонил — тот сказал, прям щас разберется и решит вопрос. Выше нос, боец!
— Алло, это Виктор Владиславович? Из МИД России беспокоят, доложите, пожалуйста, обстановку и количество удерживаемых российских граждан (ну конечно, посольство подстраховалось и сообщило в Москву).
— Алло! Алло! Это Виктор Владими… Владиславович? Здравствуйте, я директор Департамента ХХХ авиакомпании «Трансаэро». Наш представитель там рядом с вами? Вы передайте ему трубочку, будьте добры, а то наше руководство озадачили сверху срочной задачей и дали только ваш телефон — нет времени его номер искать. А насчёт КВСа вы не волнуйтесь — ему уже разъяснили политику партии и правительства. Сначала мне… разъяснили, а потом я ему. Лично. Разъяснил. По-мужски.
И так далее.
Еще 20 до-олгих минут в душном минивэне с выключенным двигателем и кондиционером — и уходит с полосы, помахивая своими красными палками, как лыжными, человек в наушниках, и появляется и начинает нарастать гул самолетных турбин. И откуда-то издалека возникает с той же виноватой улыбочкой наш водитель, врубает двигатель и, о да-а-а, кондиционер и везет нас в прохладу терминала.
Минуем злющих, но тщательно притворяющихся, что нас здесь нет, офицеров иммиграционной полиции, выходим на улицу и, блаженно покуривая, любуемся красавцем «Боингом-777» в трансаэровской ливрее, взмывающим над Утапао и делающим краси-ивый такой разворот… Даже выпить нет ни сил, ни желания. Всё, закончилась эта история, еще одна из многих.
В Москве всё прошло без проблем, и я надеюсь, что Инна благополучно добралась до дома, потому что несколько недель спустя пришло благодарственное письмо от посла Беларуси во Вьетнаме (он отвечает и за Таиланд). Оно и сейчас должно лежать где-то в папке «Входящие за 2004 год» в консульстве.
А для меня эта история стала воспоминанием о еще одном ярком эпизоде моей жизни и поводом для гордости, что в то сложное время и я оказался полезным многим людям.
Спустя год после разрушительного цунами власти Таиланда пригласили журналистов, чтобы показать, как идут восстановительные работы
Хочется также воспользоваться этим поводом, чтобы ответить людям, по незнанию или по склочности своей время от времени пишущим: «Да на что эти консулы вообще нужны, бездельники, только кокосы с пальм сосут!» Видите ли, диванные Цицероны Фейсбука, в мире, а тем более в консульской службе, 99,9% добрых дел совершается незаметно для окружающих и уж тем более без публикаций в соцсетях, громких заголовков и жажды славы, публичного признания и благодарностей. И эту вот историю тоже 15 лет никто не знал, кроме ее непосредственных участников, — а ведь таких историй только у меня за 13 лет работы в одном-единственном курортном консульстве одной из многих стран не одна сотня.
Взять вот того же Владимира Васильевича Пронина, который сейчас вновь заведует консульским отделом посольства России в Таиланде. Вы, к примеру, когда читаете объявления о том, что он каждую неделю по субботам или воскресеньям приезжает в Паттайю, ведет прием и выдает паспорта, понимаете, что делает он это в свой законный выходной? КАЖДУЮ НЕДЕЛЮ? И что делать это приходится по выходным, потому что в будние так не выбраться из-за завала работой? Что у него телефон включен круглосуточно?..
И еще очень хочется, чтобы жизнь у улыбчивой Инны Протас за эти 15 лет сложилась замечательно». :)
Спустя два дня после публикации автору написала та сама Инна.
Фото: vseprothailand.ru
Видео дня. У экс-жены короля Малайзии Воеводиной отек мозга
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео