Ещё
"Кощунственная ложь": Матвиенко рассердила Польша
"Кощунственная ложь": Матвиенко рассердила Польша
Политика
Хуже атипичной пневмонии: откуда пошел коронавирус
Хуже атипичной пневмонии: откуда пошел коронавирус
В мире
В ожидании перемен в РФ вспомнили 1993 год
В ожидании перемен в РФ вспомнили 1993 год
Общество
Число жертв нового коронавируса в Китае достигло 80
Число жертв нового коронавируса в Китае достигло 80
В мире

Медно-порфировый остров проголосовал за независимость 

Медно-порфировый остров проголосовал за независимость
Фото: Хабаровский край сегодня
На далеком тропическом острове Бугенвиль объявлены результаты референдума: 97,7% — за полную независимость от Папуа—Новой . Не так часто в последнее время на официальной карте мира появляются новые государства, а это и вовсе может так и не появиться: власти Папуа не горят желанием отпускать остров, на котором находится одно из крупнейших в мире медно-порфировых месторождений, сообщает ИА « сегодня» со ссылкой на «Известия». Бугенвиль, самый северный остров в архипелаге Соломоновых островов, населенный меланезийцами, попал в состав государства, которое, как следует из названия, населено папуасами, в силу давнего стечения ряда обстоятельств высокой политики. Нельзя сказать, что бугенвильцев это сильно обрадовало. Меланезийцы и папуасы — совсем разные народы, говорящие на разных языках и даже имеющие разный цвет кожи. Меланезийцы называют папуасов «красными», а те их в ответ — «черными». За пару недель до провозглашения независимости Папуа (16 сентября 1975 года) Временное региональное правительство Бугенвиля объявило о создании нового государства и обратилась в  за признанием — но безуспешно. В итоге бугенвильцы подписали с правительством Папуа—Новой Гвинеи соглашение о том, что остров временно побудет в составе папуасского государства на правах автономии, а через пять лет получит независимость.
Но папуасы выполнять свои обещания не спешили, поскольку Бугенвиль, поскольку на острове находится огромное медно-порфировое (то есть, содержащее помимо меди, еще и золото) месторождение Пангуна, причем очень близко к поверхности. Разработка его началась в 1964 году.
Местные жители от медного рудника были не в восторге. Вся прибыль уходила австралийским хозяевам, рудник загрязнял природу. К тому же при его создании снесли несколько деревень, так и не выплатив жителям компенсации, а для работы массово завезли рабочих-папуасов с Новой Гвинеи. Местные жители, таким образом, остались с убитой природой, разрушенными домами, без рабочих мест и какой-либо компенсации. Когда Папуа—Новая Гвинея получала независимость, новые власти обещали бугенвильцам, что теперь-то всё изменится. Но ничего не произошло: положение коренных бугенвильцев всё ухудшалось. В итоге началось восстание, переросшее в кровавую гражданскую войну. Но поскольку происходило это в 1988-90 годах, когда рушилась Берлинская стена, Советский Союз и т.д. и т.п, на эти события мало кто обратил внимание.
В ходе бесконечной бойни и анархии, хорошо описанной в бестселлере новозеландского писателя «Мистер Пип» (по которому снят одноименный фильм с  в главной роли), австралийские хозяева вынуждены были просто бросить Пангуну. Рудник не действует уже больше 20 лет.
В результате война на Бугенвиле сама по себе начала постепенно затухать к началу 2000-х. Правительственные войска не могли выбить мятежников из горных районов, а те — сбросить новогвинейских солдат в море. Стороны наконец сели за стол переговоров и заключили соглашение: Бугенвиль получает автономию, а власти обязуется провести спустя 10–15 лет референдум о независимости острова. Референдум в итоге провели, но независимость по-прежнему под вопросом. Причины вполне очевидны: Папуа—Новая Гвинея попросту не хочет отпускать Бугенвиль, и нет никого, кто бы мог заставить ее это сделать. Власти в Папуа заняли позицию, не лишенную изящества. «Мы, конечно, обещали провести референдум и провели. Но признавать его результаты обязательными не обещали». Капитуляция перед сепаратистами — последнее, что нужно сейчас новогвинейцам: сама республика Папуа на живую нитку сшита из множества племенных объединений, кланов и семейств, и отпускать сейчас Бугенвиль — означает ставить под вопрос единство страны. Ситуация сложная: 97,7% в пользу независимости нельзя просто проигнорировать, тем более что ввязываться сейчас в новую войну Папуа не готова; но рисковать самим существованием государства — еще хуже. Но главное — никто из серьезных игроков, имеющих интересы в регионе, не может и не хочет играть вдолгую за Бугенвиль. Папуа богата полезными ископаемыми: там добываются золото, медь, серебро, теллур, кобальт, никель, есть залежи нефти и газа. Это огромная кладовая, в разработке запасов которой заинтересованы прежде всего Австралия и Китай (всё больше укрепляющий в последнее время связи с Порт-Морсби), но в которой готовы порыться и другие игроки, включая США и Индию. Признать независимость Бугенвиля — означает получить один, пусть даже огромный, медный рудник, лишившись при этом доступа к новогвинейским ископаемым. Пока на это не готов никто из крупных игроков.
Видео дня. Слоны на улицах Екатеринбурга
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео