Ещё

Гибель детей в палаточном лагере под Хабаровском и на Сямозере — результат деятельности картелей 

Гибель детей в палаточном лагере под Хабаровском и на Сямозере — результат деятельности картелей
Фото: Daily Storm
Нехватка лекарств для ВИЧ-инфицированных и онкобольных, села, где не могут дождаться появления фельдшерско-акушерского пункта, палатки для детей, вспыхивающие как спички, — все это результат деятельности картелей, в которые объединяются нечистые на руку бизнесмены и чиновники. О том, как им противостоять, говорили активисты проекта ОНФ «За честные закупки», и  на Антикоррупционном форуме, который прошел в  во вторник, 10 декабря. Репортаж Daily Storm
Власть
— Все мы люди. И картельщики — люди, и те, кто с ними борется, — тоже люди, — рассуждает губернатор Краснодарского края .
Я сижу в кресле в первом ряду и вникаю в размышления главного чиновника Кубани. Параллельно в Telegram сыпятся сообщения о смерти , об операции на сердце, похоронах, соболезнованиях.
Возможно, Кондратьев перед выступлением тоже заглядывал в запрещенный на территории мессенджер, прочитал про уход Юрия Михайловича, и именно это натолкнуло его на философские мысли о выборе чиновника в России. Он должен учиться смотреть на события вокруг себя глазами простого человека и не искать оправданий, если люди вокруг страдают.
Правда, и с простыми людьми у нас в стране тоже, как следует из губернаторской мысли, не все так однозначно.
— Вы знаете, что на селе почтальоны до сих пор подписывают карандашом газеты, когда их разносят? — спрашивает Вениамин Кондратьев. До этого губернатор рассказывал о незаконной свалке в регионе, которую обнаружили активисты и привели прокуратуру и чиновников. Судя по тону главы Кубани, карандашная запись должна дать ответы на все вопросы об этом месте. — На свалке лежали мешки с газетами. И на одной из них был адрес активиста, который как раз и рассказывал об этой свалке.
По губернатору видно, что ему грустно вспоминать об этой истории, а потому подробностей событий после обнаружения газеты он не приводит и больше он к теме нелегальной свалки не возвращается.
Кондратьев — по своим регалиям самый статусный участник Антикоррупционного форума, но сказать, что именно он находился в центре всеобщего внимания — нельзя. Губернатор скорее осваивается и приглядывается, а активисты ОНФ приглядываются к нему.
Картели
Гораздо уверенней ощущает себя главный спикер от ФАС на краснодарском форуме — начальник управления по борьбе с картелями . Он комментирует практически каждый кейс, которые презентуют активисты ОНФ, и делится своими историями.
Один из постулатов Тенишева — то, что электронная система закупок в России, несмотря на все проблемы, практически лучшая в мире. Уступаем мы только Южной Корее.
— Делегация ФАС приезжала в Соединенные Штаты в то время, когда еще отношения были хорошими, — рассказывает Андрей Тенишев на сессии для представителей СМИ. — Мой коллега выступал перед представителями их министерства, которое отвечает за работу тюрем. Это один из главных заказчиков в США. Мы рассказывали им о наших практиках: об открытой системе закупок, о борьбе с дроблением лотов. И два их руководителя обсуждали между собой то, о чем мой коллега говорил. К несчастью, они сели неподалеку от нашего переводчика, который все слышал. «О чем говорят?! Какая борьба с дроблением? А как об откатах договариваться, если всем все видно?»
На сессию для СМИ Тенишев попал неслучайно. Глава управления по борьбе с картелями — из тех редких чиновников, кто понимает, как презентовать свою работу журналистам.
Например, простое сообщение ФАС или ОНФ об изобличении очередного картеля может никто из журналистов не заметить. А вот рассказ о том, что похищенные организаторами картеля деньги шли на финансирование радикального религиозного движения в Индии, проигнорировать не получится.
По словам Андрея Тенишева, журналисты сами иногда не до конца вникают в суть сообщений о задержании того или иного чиновника.
— За что посадили бывшего мэра Владивостока? — спрашивает меня Тенишев, когда у меня вышло поймать его, чтобы пообщаться один на один. Пытаюсь освежить в памяти события и предполагаю, что за взятку. — Вот. А он организовал картель, а об этом практически никто не вспоминает.
Выступая на сцене Антикоррупционного форума, Тенишев приводит в пример еще два сговора, о которых практически не говорят, хотя они привели к самым трагическим последствиям: пожар в палаточном лагере в Хабаровском крае и гибель детей во время шторма на Сямозере.
Директор лагеря признавался, что купить палатки, изготовленные на одном из заводов Санкт-Петербурга (они сгорели практически мгновенно, не оставив детям шанса на спасение), ему настойчиво посоветовали в краевом правительстве. Организаторы отдыха детей на Сямозере тоже получили контракты благодаря участию в картельном сговоре.
Но все же основной массив кейсов на форуме представляли не краевые чиновники и не сотрудники ФАС, а активисты ОНФ. В принципе формат мероприятия как раз и предполагал нечто вроде обмена лучшими практиками.
Первой из региональных активистов на сцену вышла , молодая симпатичная девушка, представившаяся предпринимателем из Омска. На арену борьбы с картелями ее привела целая череда событий. Все началось с того, что Ольга вместе с подругой решили расширить свой бизнес по выпечке хлеба и начать поставлять его в госучреждения, а именно в психдиспансеры.
Они стали смотреть, как распределяются контракты на госзакупках, и оказалась, что цена на торгах, которые их интересовали, опускается просто невероятно низко.
— Мы экспериментировали, пробовали хлеб без муки печь, но такой цены все равно не получалось, — сокрушается со сцены Ольга.
Через какое-то время, по словам девушки, один из поставщиков по секрету рассказал ей рецепт низких цен: он закупал у магазинов просроченный хлеб, а потом продавал его в диспансеры. «Кто поверит психам, что они хлеб с плесенью едят?» — говорил он.
— Я не сдалась, мы продолжили борьбу, пытались зайти в колонии. Но бесполезно. У меня тогда была мечта — красивые красные туфли, и чтобы как-то себя поддержать, я решила себе их купить. И вот в одну ночь моя партнер по бизнесу взяла и закинула эти туфли в печь. Вы можете себе представить, на что способна девушка, у которой сожгли туфли мечты? Я запомнила, что это из-за закупок.
Следующим испытанием для Ольги стала поломка первого автомобиля. После дождя дороги в Омске затопило, и машина предпринимательницы не выдержала испытания водой. После этого Хирт и превратилась в борца с картелями: стала изучать контракты на строительство дорог, заметила, что на торги выходят десять фирм, а побеждают только три. Всю эту информацию девушка собрала и передала в ОНФ и ФАС. Спустя год антимонопольщики подтвердили, что Ольга не ошиблась: все три дорожные компании были участниками картельного сговора.
Следом за Хирт на сцену выходили активисты из Самары (здесь бывший десантник и координатор проекта ОНФ сумел разгромить местный картель и вернуть в бюджет почти 100 миллионов рублей), Волгограда (тут удалось остановить хищение средств, выделенных на восстановление мемориала «Сталинградская битва», после которого правоохранители начали приглядываться к курировавшему те работы замминистра культуры ), Оренбурга, Ростовской области, Ставропольского края.
Всего, благодаря расследованиям активистов ОНФ, участников картелей и сговоров удалось оштрафовать на 408 миллионов рублей.
«Первой сферой, в которой мы выявили многочисленные сговоры на торгах, стала поставка питания. Больше всего антимонопольных дел возбуждено по этой теме — на данный момент 52 дела. Всего по материалам проекта ФАС России возбудила 74 антимонопольных дела. Сумма штрафов участникам сговора превысила 408 миллионов рублей», — заявил на площадке Антикоррупционного форума координатор проекта ОНФ «За честные закупки» депутат .
Видео дня. Кому из звезд шоу-бизнеса не достанется МРОТ от государства
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео