В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Итоговые сочинения как пособие для уставших надеяться

На этой неделе выпускные классы всех школ писали итоговые сочинения.
Итоговые сочинения как пособие для уставших надеяться
Фото: Вести.RuВести.Ru
Вот уже несколько лет итоговое сочинение считается экзаменационной работой и является допуском к сдаче ЕГЭ. Итоговое сочинение также называют декабрьским сочинением, потому что первый шанс его написать приходится на декабрь. Всего у школьников три попытки его написать.
Итоговое сочинение пишется в свободной форме на одну из пяти тем по пяти направлениям. Направления разрабатываются в начале каждого учебного года и публикуются , но сами темы держатся в тайне вплоть до его проведения.
Объем сочинения составляет не менее 250 слов: работа с меньшим количеством слов не проверяется. За итоговое сочинение не ставится оценка. Возможно всего два результата зачет либо незачет. Чтобы ученик получил зачет, его работа должна соответствовать трем из пяти критериев.
В этом году направления были такими: "Война и мир" – к 150-летию великой книги", "Надежда и отчаяние", "Добро и зло", "Гордость и смирение", "Он и она".
Как видно из названий, даже первое, толстовское направление к литературе и сочинению имеет косвенное отношение. Например, для раскрытия темы 101. Над чем Вас заставил задуматься роман Л.Н. Толстого "Война и мир"? или 105. Особенности психологического анализа в романе "Война и мир" не требуют прочтения книги, а лишь умения складно сочинять, "налить воды" на 250 слов и лайт знаний в области психологии.
С остальными направлениями дело обстоит серьезнее. Их полное раскрытие явно предназначено для работы с психиатром (в лучшем случае, психологом) или заинтересует экзаменационную комиссию в семинарии. Поэтому большую часть читать можно лишь в ироническом ключе.
Например, на темы 107. Разделяете ли Вы убеждение княжны Марьи, что существует "счастье прощат"»? и 213. В каких ситуациях человеком может овладеть отчаяние? мое сочинение закончилось бы на единственном слове. В первом случае "да". Во втором "всегда".
Еще несколько тем я перечислю без комментариев, поскольку не являюсь ни практикующим психологом, ни священником: 201. Согласны ли вы с высказыванием Иммануила Канта: "От пустых надежд человек сохнет"?
411. Почему поединок между гордостью и смирением так драматичен?
412. Как победить в себе гордыню?
404. Должен ли человек смирять свою гордость?
413. В чем разница между смирением и покорностью?
407. Считаете ли Вы смирение добродетелью?
509. Он и она: в чем причины непонимания?
508. Каким Вы представляете себе гармоничный семейный союз?
Отчего-то вспомнилось, как мы писали аттестационное сочинение. И одна тема была по только что вышедшей книге "Малая земля". Тогда одноклассник взял со стола у окна томик (тогда разрешалось использовать первоисточники, чтобы не наврать в цитатах) и переписал книгу, значительно ее подсократив без единого слова отсебятины. Однокласснику, вернее, Леониду Ильичу, поставили пятерку — а кто бы осмелился оценить генерального секретаря творчество иначе.
Можно считать, что я перехожу к основной части текста. А именно, теме 202. Какую книгу вы бы посоветовали прочитать тому, кто устал надеяться?
Этот вопрос мелькнул в ленте среди других постов и обратил на себя внимание. Во-первых, довольно у большого числа взрослых именно эта тема вызвала негодование и неприятие. Во-вторых, я невольно задумалась — есть ли у меня самой такая книга. У меня сегодняшней и 16-летней, которая могла бы писать сочинение.
Первой, почему-то вспомнилась "Дикая собака Динго". Затем "Алые паруса" и даже "Снежную королеву". Именно вспомнились, потому что сегодня, спустя десятилетия ни одна из них не кажутся дающими надежду. Видимо с возрастом, книги перестают быть источником силы, надежды, а становятся скорее информацией к размышлению. Вероятно именно в потере надежды с возрастом и кроется раздражение повзрослевших школьников этой темой.
Стала вспоминать любимых писателе.: Одоевский, Достоевский, Платонов, Солженицын... Стало понятно: прежде, чем отчаявшийся человек дочитает до чего-то светлого, дающего надежду у любого из этих авторов, он рухнет в бездну уныния, самокопания и трагизма.
Расстроившись, решила опросить друзей. Так образовался список книг "уставшим надеяться", с которым я, по большей части, согласна.
"Дети капитана Гранта"
"Два капитана"
"Колыбельная для брата"
Анна Гавальда "Просто вместе"
"Над пропастью во ржи"
Мемуары: "Опасные мысли" , "Милосердия двери" Алексея Арцыбушева, "Жизнь в трех эпохах"
Туве Янссон
"Бравый солдат Швейк. Увлекательные приключения честного служаки"
Джейн Остен "Гордость и предубеждение"
Уильям Теккерей "Ярмарка тщеславия"
"Основание"
"Чайка по имени Джонатан Ливингстон"
"В канун Рождества" или "Семейная реликвия"
"Кольцо вокруг Солнца", "Заповедник гоблинов", "Проект Ватикан"
"Крутой маршрут"
Ольга Адамова-Слиозберг "Путь"
Клайв Стэйплз Льюис "Хроники Нарнии"
Руэл Толкин "Властелин колец"
"Заповедник".
К этой книге я стала вспоминать, что книги, дающие надежду, существует и у меня. Например, . Или Пелама Гринвина Вудхауса.
Торнтон Уайлдер "Мост короля Людовика Святого" и "День восьмой"
"Сага о Форсайтах"
Рекс Стаут
"Острова в океане"
И лишь одна книга повторялась чаще всех. Библию обсуждали долго и подробно с полярными мнениями, что надежды она дает мало даже самым верным христианам, до мысли, что "Библия отличается от великих шедевров литературы тем, что главное в ней не мораль, не жизненный опыт предыдущих поколений, не инструкция, как поступить в какой ситуации, хотя все это там есть, конечно, но может в состоянии жизненной усталости совершенно пройти мимо или вызвать протест. Эта книга может помочь обрести веру — тот единственный источник надежды, который будет не во вне, а в тебе самом. Как — не знаю, но в этом-то и уникальность Книги, через текст которой Бог неведомым образом входит в твою жизнь".
И с этой мыслью трудно спорить.
Мне — трудно. Не школьникам. Как рассказала мама одного выпускника, в его классе выбрали роман Максима Горького "На дне".
Единственное объяснение — недавно проходили. Чем не надежда уставшим надеяться