Ещё

Михаил Евдокимов и Судный день 

Михаил Евдокимов и Судный день
Фото: Русская Планета
История артиста, шоумена и политика , погибшего на 48-м году жизни в автокатастрофе на трассе Бийск-Барнаул 7 августа 2005 года, может вызвать определённые ассоциации с жизнью и судьбой .
Оба народные любимцы. Правда, один мирового, а второй — исключительно российского значения. Оба — парни из простых семей. Оба в определённый день и час решили попробовать себя в роли губернаторов. Правда, один в Калифорнии и по собственной инициативе, а второй в , с подачи тогда ещё молодого президента , побывавшего в гостях у юмориста на даче и решившего, видимо, пересмешить профессионального комика, спросив:
«А вы, Михаил Сергеевич никогда не видели себя на посту губернатора?»
То был 2003 год. Аккурат в этом году Арнольд Шварценеггер счёл актёрскую и бодибилдерскую карьеру «пройденным этапом», и был избран губернатором Калифорнии, став 38-м руководителем штата. Его называли «гувернатором» (то есть «губернатором-терминатором»).
А мы что — лыком шиты?
Евдокимов, заглядывавший в родное село Верховское, что в Алтайском краю, был не дурак и выпить с односельчанами, и попариться в бане, и попеть песни за столом, но идея руководить регионом до этого момента не посещала его даже после хороших застолий и возлияний.
Оба (и Евдокимов, и Шварценеггер), если положить руку на сердце, были ни бельмеса в политике и победили на выборах за счёт наивного заблуждения народных масс в том, что честный русский мужик с поллитровкой (как вариант — честный американский мужик с помповым ружьём) могут сделать жизнь населения лучше.
Оба выдвигали популистские лозунги. Оба предлагали какие-то политические инициативы. Но если Шварценеггер даже не пытался сворачивать горы, а лишь играл роль бескомпромиссного, честного губернатора в хорошо отлаженной системе координат американского мира (запрещал печатать и принимать SMS за рулём, отправлял на электрический стул соискателей Нобелевской премии и даже отказался помиловать , лишённую прав и приговорённую к «суткам» за вождение «под мухой»), то русский комик «покусился на святое».
Губернатор Михаил Сергеевич Евдокимов опрометчиво запретил чиновникам из Алтайского края делать то, ради чего, собственно, они пришли во власть, — воровать
Как-то раз через своего друга, актёра Александра Панкратова-Чёрного, доброжелатели передали губернатору документы, в которых было указано, сколько денег федеральный центр выделил из бюджета Алтайскому краю, и сколько, в итоге, «попало по адресу».
Получалось, что только на благоустройство безнадёжных алтайских дорог, на одной из которых погиб Евдокимов, выделялось 7,5 млрд рублей. А поступило всего лишь 150 млн — Сань, где же остальные 7 миллиардов?! — глядя на Панкратова добрыми недоумёнными глазами вопрошал Евдокимов. Искренне сочувствовавший ему Александр Васильевич мысленно сокрушался в сотый раз, что когда-то не сумел отговорить Евдокимова от насквозь авантюрного шага — идти в губернаторы.
В нашей стране искренне верят, что «русский Ванька», почесав между карманами, сможет — р-раз! — и сделать так, чтобы народу жилось припеваючи. И только власть имущие рассуждают здраво. Они знают, что хорошо живут исключительно те, кто умеет запрягать этот народ в оглобли, кормить просроченным дерьмом из «Пятёрочки», платить пенсии от 6000 до 13000 рублей и елейным голосом спрашивать:
— Как вам, добры молодцы/красны девицы? По кайфу наше правление? — По кайфу, батюшка! — Будете совать за меня голоса, если «болотнусь» на новый срок? — Будем, батюшка, ты ведь уже наворовался, а пока новый супостат наворуется, это ж сколько ещё времени нам маяться?!
Бывает ли по-другому в ?
Да. Но только в сказках. И сказочники на этот случай всегда давали выходцу из народа, бравшему бразды правления в свои руки (Ивану-дураку, Емеле и другим бездельникам, решившим, поменять устоявшийся в русской системе координат порядок вещей) волшебную палочку. Но не было у Евдокимова ни волшебной палочки, ни троих помощников, выскакивавших по команде из ларца, ни щуки с кольцом во рту, ни золотой рыбки.
Была лишь алчная чиновничья свора, которая воровала в Алтайском и других краях веками, справедливо рассуждая, что в федеральном центре к их основному виду деятельности относятся с пониманием
Россия на то и задумана, как федерация, чтобы в регионах могли смотреть на кремлёвские звёзды да куранты с достоинством. Дескать, если не по нраву вам масштабы хищений на местах, то милости просим вспомнить про  или хотя бы про , который — нет-нет! — да и намекнёт о том, что пребывание в составе РФ для местных властей — сущая условность. Очень временная, если что пойдёт не так или совсем уж не заладится.
Но вернёмся к Михаилу Сергеевичу Евдокимову, коллеге заокеанского Шварценеггера, который думал в 2004 году, что ворвался во власть, а оказалось, что вляпался в очень сложную, путанную и уж точно несмешную историю, которая обернулась его трагической гибелью.
Почему же он погиб, а Шварценеггер нет? В  во главе угла стоит закон, что позволило на деле, а не на словах реализовать перевранную концепцию Владимира Ленина о том, что «Любая кухарка может и должна управлять государством».
В США так и есть. Если завтра вместо Шварценеггера посадить в кресло губернатора кухарку, то система выстраивавшихся столетиями сдержек и противовесов, не позволит ей начудить. Яркий пример работы этой системы — бизнесмен, делец, откровенный расист и бабник , при всей его одиозности вынужденный действовать строго в канве избранной президентской стремнины.
Он может и облобызался бы с оказавшим содействие в победе на выборах российским коллегой, и признал бы Крым и Донбасс, и даже, чёрт её дери, Белоруссию российской территорией, и дал бы миллион каждому русскому хакеру, имевшему отношение к технологической стороне избирательного процесса в 2016 году, но — увы! — есть конгресс, есть , есть , есть, в конце концов, беспристрастный суд и ещё пару десятков институтов, которые сделать ему этого не дадут.
В России «менять ландшафты вручную», покушаясь на веками формировавшиеся коррупционные схемы, может очень небольшой круг лиц. Ну, а рубануть рукой воздух и сказать: «Не воруй!» — глядя в глаза каждому чиновнику из алтайского Бийска или Мухосранска в другом регионе России?
Решится ли на это сам Путин — большой, очень большой вопрос!
Губернатор в России — это дипломат, человек, достигший в искусстве распила и хищения федерального, регионального, муниципального бюджета непревзойдённых высот мастерства. Это гениальный чиновник, человек не от мира сего, умеющий соблюсти подлинно разумный баланс, не перейти ту грань, после которой народ берётся за вилы и угрюмо шагает к стенам региональной администрации, но — при этом! — губернатор всегда готов щедро наполнить свои карманы и карманы доверенных лиц, стоящих у руля региона.
Таким ли был Михаил Евдокимов?
Не таким. И поэтому трагически погиб в разгар политического скандала, ровно через три месяца после того, как улыбавшиеся ему в лицо и жавшие ему руки депутаты краевого совета устроили ему «локальный импичмент» и потребовали от президента досрочно прекратить полномочия Евдокимова.
Местное «депутатство» и «чиновничество» умудрилось повесить на горемыку-актёра, восшествию которого на региональный престол рукоплескали ещё год назад доверчивые народные массы, все беды и проблемы края. Куда ни плюнь — виноват получался Евдокимов.
В вину Евдокимову и никому другому ставились те проблемы, которые годами зрели задолго до его прихода с абсолютно искренним намерением поднять Алтайский край из нищеты, покончить с разрухой, прекратить ту жуть и кошмар, о которых новоиспечённый губернатор говорил в своих интервью, смущённо рассказывая, что «такого он не ожидал» и «так жить нельзя».
Понимая, что деньги из федерального бюджета, выделяемые дотационному Алтайскому краю (этой могучей житнице России!) сваливаются в коррупционную дыру астрономических масштабов, он решился на отчаянный шаг, вкладывая свои (собственные!) «актёрские» деньги и сбережения в ремонт дорог, помогая простым людям, которые потянулись к «губернатору Мишке», алтайскому горемыке-царю, с просьбами. У кого-то покосился забор, у кого-то не хватало денег на гвозди — Евдокимов старался не отказывать никому.
В родном селе Верховском он облагородил каждый дом, вложился в благоустройство кладбища, построил стадион, одел и обул местную футбольную команду.
Евдокимов был из многодетной (7 братьев и сестёр) семьи, где фронтовик-отец, с двумя осколками в голове тянул на себе и детей, и жену-инвалида, получившую увечья во время обвала на шахте во время войны.
Уже в 5-м классе Миша пошёл на стройку, чтобы помогать родным, принося деньги, наравне со взрослыми. Эту привычку помогать он сохранит на всю жизнь, что даст обманчивое представление народу Алтайского края о том, что «помогайки» Евдокимова хватит на всех.
Что характерно? Путеводная звезда Евдокимова была донельзя счастливой. Талант пародиста он открыл в себе, когда с пацанами не подготовился к контрольной работе по математике и позвонил в учительскую, голосом директора приказав освободить всех от занятий.
Ему поверили и освободили.
Он подал документы в Барнаульское культпросветучилище. Мечтал смешить людей — быть клоуном, пародистом.
Его приняли на отделение балалаечников, а он взял и создал свою группу, чтобы начать медленное движение наверх… со сцены местного кафе, за что и был отчислен из училища.
Не повезло. Поработал шлифовальщиком. Не был принят в эстрадно-цирковое училище. По-мужски осерчал, уехал с десяткой в кармане штурмовать Москву (совсем как «Шварц», который появился в США в 1968 году на правах гастарбайтера даже без десятки и американских водительских прав).
Голодал. Жил на квартире у алкашей. Выгнали. Бомжевал. Дворничал. Получил комнатуху.
А дальше — чудеса да и только! — встретил , которому удалось добиться для сибирского самородка прослушивания у самого , легендарного «писателя всех сатириков».
— Тут Володька меня просил вам показать… — снисходительно и угрюмо начал своё выступление перед обалдевшим мэтром Михаил Евдокимов. — Ну, ладно… Так и быть… Покажу, что смогу…
Сидевшие в зале легли от смеха. Такой «подачи» от никому неизвестного актёра не ждал никто. Не меньше удивился и Хайт. Евдокимов показал 25персонажей, включая «дорогого Леонида Ильича».
Посмотрев на него, Хайт, который по праву считался царём и богом юмористов, успех которых зависел от того, что напишет маститый сатирик, по окончании выступления встал и, подняв руки, словно сдаваясь, сказал:
— Миша, у меня в жизни никогда такого не было. Но я вынужден признать, что я вам… не нужен.
Михаила Евдокимова мгновенно приглашают в «Парад пародистов». Он многое пишет для себя сам, становясь абсолютно автономным кораблём в просторных водах отечественной сатиры. Он сам себе придумал прославившую его «морду красную», которая «не красная у отца». Сам нащупал свой почерк. Конечно же, ему хорошо удавалось пародировать кого угодно — Брежнева, Лещенко, Горбачёва, но лучше всех у Евдокимова получался простой русский мужик.
Это позволило бы ему сегодня оставаться на пике славы, царить во всех федеральных эфирах. Ведь смеяться над властью в России можно далеко не всегда (вспомним про запрещённые «Куклы»), а смеяться над народом, остающимся в дураках, — это сколько угодно. Это всегда пожалуйста.
Эх, если бы не тот разговор с Путиным, который нагрянул в гости к находящемуся на пике славы Евдокимову. Всё было бы иначе. Но… привыкший ко всему относиться с юмором Евдокимов набрал себе в голову мыслей о том, что родному народу Алтайского края надо помочь. Потом была точка возврата — пообещал помочь. А потом была депрессия и отчаяние, когда, «зайдя во власть», понял, что коррупционную систему не перебороть.
Последние дни своей жизни Евдокимов не расставался с чемоданчиком-сейфом. В нём был компромат на людей, славших на него в столицу депешу за депешей. Жалобы лились потоком, вот-вот должны были приехать визитёры из Москвы, посланные для того, чтобы посмотреть воочию, как получается у вчерашнего юмориста справляться с местным бардаком. И… всё говорит о том, что чемоданчик должен был перекочевать на государев стол в Кремле.
Убили Евдокимова?
Его подвели к смерти, сняв машины сопровождения. «Водитель-профессионал» с 37-летним стажем, погибший вместе с ним, не глядя на отсутствие эскорта, гнал «по-царски» на скорости, превышающей 200 км/ч, губернаторский «Мерседес-600» выпуска 1995 года с госномером «О100ОО 22 Rus»). Грамотные «бояре» ездят в таком темпе только на машинах с мигалками в сопровождении сметающих всё и всех на пути джипов.
Но с вороватой алтайской милицией, обеспечивавшей «гаишное» сопровождение, Евдокимов был «в контрах». И сопровождение сняли. Хотели снять и охранников. Но те оказались парнями принципиальными (в том числе, погибший вместе с губернатором телохранитель). Бодигарды потребовали письменный приказ, понимая, что готовится что-то нехорошее и виноватыми, в итоге, сделают их.
Мигалка на крыше «Мерседеса» «сияла» синим светом, но звуковой сигнал включён не был. Впереди был подъём. Работяга-электрик, управлявший идущим впереди автомобилем «Тойота Марино» с госномером Н649ММ 22 Rus поворачивал налево, не включив левый сигнал поворота. Его просто не было для кого включать на абсолютно пустой дороге.
Чисто технически он не мог увидеть, как приближается на бешеной скорости губернаторский «Мерин», водитель которого мог обойти возникшую впереди помеху справа, но… бросил руль влево.
Водителя и пассажиров «Тойоты» спасли 0,5 секунды
Удар пришёлся в носовую часть, развернуло, а «Мерин» улетел куда-то в поле, в единственную одиноко стоявшую русскую берёзу, от чудовищного удара о которую оборвётся жизнь Евдокимова, успевшего в последний момент закрыть собой свою жену — единственного выжившего в этой аварии человека.
Чуть-чуть позже бы? Ну, ещё каких-то полсекунды! И произошёл бы полноценный удар идущего на скорости 220 километров в час болида, который не оставил бы шанса ни водителю «Тойоты», ни его пассажирам.
С Евдокимовым сделали самое страшное, что только могли сделать
Сделали, вне зависимости от того, убили его или просто подвели к этой трагедии. Придя во власть с искренним желанием помочь народу, он погиб, как местный «царёк», кучер которого разогнался до немыслимой скорости в то субботнее утро, словно дорога принадлежит ему одному.
Электрика-железнодорожника и его близких сперва едва не погубили, а затем… едва не посадили, повесив на этого человека вину за то, что он не убедился в безопасности манёвра (поворот налево), не посмотрел в зеркальце и не предугадал скрытое пригорком появление следовавшего позади на сверхскорости абсолютно бесшумно губернаторского авто.
Но всё обошлось. Оправдали. Свободен. И… вечная память славному русскому актёру, так бесславно закончившему свой жизненный путь в роли, к которой он оказался совершенно не готов.
А Шварценеггер? Что ему сделается! «Отгубернаторствовав» своё, он снова начал «терминаторствовать», снявшись уже в двух продолжениях приключений каким-то чудом постаревшего биоробота.
Такая история.
Видео дня. Чиновник пригрозил упрятать в тюрьму за вопрос о дороге
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео