Ещё

Главные смыслы интервью Дмитрия Медведева 

Главные смыслы интервью Дмитрия Медведева
Фото: РИА "ФедералПресс"
Интервью с  прошло в новом формате. Вопросы задавали представители телеканалов, входящих в первый и второй мультиплексы. Не было, например, уже традиционного участника — телеканала РБК. Есть ли в этом политические причины или смыслы?
Комментирует директор :
«Большой политики я в этом бы не увидел. Здесь решили, наверное, по формальному критерию пригласить два мультиплекса. А РБК просто в эти мультиплексы не входит. Критерии раньше были другие: были официозные СМИ и одно умеренно-либеральное. Сейчас систему критериев изменили и решили подойти с точки зрения массовости и охвата. Поэтому сделали два мультиплекса.
Медведев в последнее время заметно воодушевлен, он очень довольным выглядел на съезде , и расширение количества каналов тоже говорит о том, что его пиарщики пытаются расширить аудиторию, с которой общается премьер. Все это в слуховой среде порождает смутные догадки, но лучше на них пока не спекулировать — все очень зыбко и предварительно».
Комментирует политолог :
«Политический смысл, наверное, есть. Наличие второго мультиплекса, в который входят каналы непривычные, — это, по-моему, очень важно. Похоже, скорее, на попытку расширить аудиторию. Есть та же молодежь, которая говорит на своем языке. Он существенно отличается от нашего. Эти каналы говорят на их языке, они для них привычны. Ведь развлекательные каналы сами выдают развлечения, но те, кто их смотрит, стараются найти там все, в том числе и ответы на свои вопросы. Они не переключают на «Первый» или «Россию» для того, чтобы сформулированный у них в голове вопрос нашел ответ. Прямо скажем, центральным каналам даже не всегда доверяют, потому что иногда их позиция воспринимается как пропаганда».
Значительная часть эфира была посвящена не внутренним проблемам страны, а личности самого премьер-министра. Журналисты спрашивали о музыкальных предпочтениях, любимой детской литературе, задачах, при решении которых возникали трудности. И даже прозвучал вопрос о дорогих премьеру церквях. Почему такой акцент был сделан на личной жизни председателя правительства?
Комментирует президент Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) Алексей Куртов:
«У меня есть много предположений, но ни одного внятного я для себя не нашел. Это удивительно, когда в стране есть запрос на улучшение качества государственного управления, на продвижение. Люди недовольны, хотят перемен. И когда выводят премьер-министра, который разговаривает о кошечках и показывает себя как очень приличный и образованный человек, сейчас, наверное, этого недостаточно. Это меня и удивляет».
Комментирует политолог :
«Это было выступление не чиновника, а политика. Не премьер отчитывался о работе Кабмина, а кандидат в президенты и лидер «партии власти» вновь презентовал себя публике. Увы, на второй свой срок Медведев если и пойдет, то ему будет уже не так просто, как в 2009-м, — это уже другая страна. Сегодня он вынужден обходить острые темы, вроде пенсионной реформы, а где-то — путать людей цифрами и отчетами. Поэтому он попытался сосредоточиться на личном, напомнить о своем образе — интеллектуале, демократе, инноваторе и прочем. Конечно, все еще может поменяться, но очевидно, что в публичном пространстве в качестве преемника будет позиционироваться именно Медведев.
При этом в целом Медведев разводит себя и Путина, отделяет себя и от власти в целом, как бы и не было его 10 лет во главе государства-правительства. Критикует здравоохранение, сожалеет об ушедшем «тандеме», не поощряет силовиков и резонансные законопроекты. Перед нами опять либерал и реформатор, который пришел раскрутить гайки, закрученные Путиным? Возможно, по крайней мере, он может таким казаться, хотя, конечно, на деле Медведев — плоть от плоти нынешней системы, и одним лишь имиджевым позиционированием либералом он не станет, даже системным либералом».
На пресс-конференции прозвучали вопросы об интернете. Кажется, единственным ярким был от телеведущей и видеоблогера . Но она спросила примерно о том же, о чем ранее спрашивали и президента, и депутатов, и сенаторов, — о блокировке ресурсов в Сети в рамках исполнения закона о надежном интернете. Почему вопрос был адресован еще и председателю правительства?
Комментирует президент Российской ассоциации политических консультантов (РАПК) Алексей Куртов:
«Премьер-министр в нашем правительстве отвечает за имиджевую характеристику, связанную с интернетом и современными коммуникациями. Я думаю, что это попытка успокоить молодежь, потому что разговоры о блокировке интернета, не очень внятно обоснованные инициативы (например, об обязательном внесении в покупаемые устройства российского программного обеспечения, обязательном внесении в сим-карты модуля, о котором никто ничего не знает), — все эти вещи напрягают людей».
Комментирует политтехнолог, автор телеграм-канала «Политджойстик» :
«Дмитрию Медведеву нужно обязательно зафиксировать свою позицию прогрессивного руководителя правительства, который, с одной стороны, понимает вопросы безопасности, с другой — говорит, что никто не собирается злоупотреблять этим законом и выставлять какие-то заградительные барьеры. Он четко очертил, что этот закон направлен только на защиту безопасности страны, особенно в части развития интернета вещей. Он упоминал, что если кто-то будет владеть операционными центрами интернета вещей независимо от нас, то он может в какой-то момент остановить электрическую станцию, например. То есть это работа над имиджем, с одной стороны, с другой — разъяснение простым языком для пользователей интернета, для чего был принят закон, почему именно в таком формате».
Премьер, отвечая на вопросы о московских протестах (в поддержку и Павла Устинова), заявил, что существуют издержки в работе правоохранительной системы, что породило запрос на справедливость. Это попытка найти понимание в глазах граждан или сообщение о серьезном конфликте внутри федеральной элиты?
Комментирует директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин:
«Никакого конфликта внутри федеральной элиты, окружения нет. Есть различные взгляды на стилистику отношений с протестом. То есть есть консенсус: на поводу у протестующих, у тех, кто пытается сыграть на протесте, идти не стоит. Условные «силовики» выступают за жесткое подавление, а условные «либералы», к которым можно отнести и Медведева, выступают за мягкую, постепенную нейтрализацию этого протеста».
Комментирует политолог Дмитрий Журавлев:
«Я могу только привести свою гипотезу. Премьер высказал позицию (кстати, вполне возможно, разделяемую президентом): он же не поддержал протесты. Просто сказал, что решать проблему нужно более корректными средствами. Не обязательно всех тащить в автобус. В этом он, опять же, ищет вторую ногу опоры для власти. В действительности если не протестующие, то сам либерально-интеллигентско-средне-бизнесовый класс объективно не настолько противник власти. Власть у нас совсем не левая и не консервативная. Она умеренно-либеральная. Она разумно-либеральная. Она западническая, но не в том смысле, что все, что делает Запад, правильно, а в том, что основные подходы должны браться у западной цивилизации, но с нашей спецификой. В этом смысле больших противоречий нет. На мой взгляд, это и сказал премьер, с одной стороны, а с другой — он определил позиции силовиков. Можно же воспринимать так, что приказ отдала власть, и уровень жесткости определен самой властью, вот пусть она за это и отвечает. Премьер говорит: «Нет, мы жесткости не хотели, мы хотели порядка». Вот где расхождения появились. Но это не расхождение политических позиций. Это просто аспекты одной позиции».
Любая большая встреча премьера (а тем более президента) с журналистами — это не просто разговор по душам и, что называется, «за жизнь». Это еще и определенные сигналы федеральной и региональной элите. Непосвященные их просто не видят. Но они, эти сигналы, есть. Что из интервью Дмитрия Медведева должны были услышать региональные чиновники?
Комментирует политтехнолог, автор телеграм-канала «Политджойстик» Марат Баширов:
«Во-первых, премьер-министр выразил озабоченность реализацией нацпроектов. Он сказал, что нет самоцели потратить деньги, а есть цель — получить результат. В этой части он поддержал регионы, которые указывали на то, что недостаточно проработаны нормативные обоснования для проведения тех мероприятий, которые запланированы в рамках нацпроектов. Это мы и раньше слышали, но важно, что теперь это мы услышали от главы правительства. Во-вторых, Медведев действовал четко в образе председателя правительства, не переходил на партийные, идеологические платформы. В-третьих, он продемонстрировал, что правительство — это одна команда. Он даже рассказал, что министры очень часто остаются после заседаний в узком кругу и уже неформально обсуждают какие-то необходимые вещи, проблемы, иногда празднуют дни рождения. Это тоже был сигнал, что правительство едино и не стоит в нем искать какие-то трещины».
Комментирует ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) :
«По сути, Дмитрий Медведев напомнил о двух важных проблемах в зоне ответственности губернаторов. Внимание премьера к проблемам системы здравоохранения вписывается в последние тренды, но отнюдь не является ситуативным. Например, в рамках «Разговора с Дмитрием Медведевым» в декабре 2018 года именно здравоохранению был посвящен один из самых объемных блоков.
Ярко выраженный месседж Дмитрия Медведева, адресованный именно региональным (и местным) чиновникам, касался проблем утилизации твердых коммунальных отходов — глава правительства, по сути, подчеркнул, что Центр видит в решении этих вопросов важный аспект для оценки эффективности работы губернаторов и глав муниципальных образований («надеюсь, коллеги-губернаторы, руководители муниципальных образований все это осознали и держат под своим неусыпным, ежедневным контролем»)».
Фото: ФедералПресс /
Видео дня. Онищенко предложил запретить татуировки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео